bigЗападная идеология, построенная на либерализме и опирающаяся на так называемые «общечеловеческие ценности», переживает серьезнейший кризис. Экономические проблемы планетарного масштаба, трещащий по швам Евросоюз, развязанная США война за мировое господство — только следствие этого идеологического кризиса. О том, почему глобальный либеральный проект провалился, мы беседуем с известным российским философом, профессором МГУ им. Ломоносова Александром Дугиным.

Головокружение от успехов
– Александр Гельевич, вы давно говорите о коллапсе либеральной цивилизации. Но так ли он очевиден?

– Либеральная идеология потерпела крах как минимум на трех уровнях. Наиболее очевидные — политический и экономический. Менее очевиден — философский. Любой мыслящий человек видит, что для оценки ситуации в разных странах и разных обществах Запад сегодня применяет двойные стандарты. Самые тоталитарные, жестокие режимы признаются им моральными и либеральными, если они проводят прозападную политику. Если нет — все происходит с точностью до наоборот. Вот простой пример: в Саудовской Аравии и не пахнет никакой демократией, но ее никто не критикует, однако вполне демократичная Сирия оказалась перед угрозой военного вторжения. Таким образом, либеральным признается только то, что выгодно Западу. Политики лгут нам в лицо, поэтому у многих возникают вполне обоснованные сомнения в основательности проводимого ими курса. Что касается либеральной экономики, то ее кризис также несомненен: сегодня она полностью перешла в виртуальный сектор, способствовала выводу промышленности из стран первого мира в страны второго и третьего мира, спровоцировала огромные потоки глобальной миграции. Количество финансовых операций, которые совершаются в мире, в сотни, если не в тысячи раз больше, чем их реальное товарное покрытие. За перегрев финансового сектора мы уже заплатили кризисом 2008 года. Однако выводы из него никто не сделал, и сейчас на нас идет вторая волна, которая грозит смести всю мировую экономику в силу неразрешимости накопившихся противоречий.

– С политикой и экономикой все более-менее понятно. А что позволило вам сделать вывод о кризисе либеральных идеалов на философском уровне? Неужели мир разочаровался в таких кажущихся незыблемыми ценностях, как свобода и права человека…

– Либерализм — это идеология, которая ставит своей целью освобождение индивидуума от всех форм коллективной идентичности — нации, религии, общества, класса, даже от собственного государства. Когда либерализм боролся с тоталитарными режимами, в частности с фашизмом и коммунизмом, эта задача казалась вполне конструктивной и созидательной. Но когда либерализм одержал победу в глобальном масштабе, оказалось, что освобождать индивидуума больше не от кого и не от чего. И дальше обнаружилась отрицательная сущность этой установки. Теперь либерализм предлагает освобождать индивидуума от таких форм коллективной идентичности, как гендер и пол (отсюда — выступления либералов в защиту сексуальных меньшинств), а также от самого человека (речь о научных проектах, улучшающих «человеческую» функцию, — например, клонировании). Но у этих проектов много противников. Таким образом, именно победа либерализма довела нас до кризиса этой идеологии. Он на глазах утрачивает свою связь с человеком, с гуманизмом. При этом замечу, что либерализм уступает свои позиции не перед лицом какой-то альтернативной модели, а именно в связи с тем, что не справляется со своим триумфом… Победив во всем мире, он стал обнаруживать свои слабые стороны и противоречия.

1351884563_neo_liberalism

«Либеральной диктатуре надо сказать «нет»
– Но можно ли сегодня так однозначно утверждать, что на земле установилось царство либерализма?

– Исторически либерализм сначала одержал победу в США, где доминировал как система ценностей всегда и практически не испытывал сопротивления. В 1990-е, после краха советской системы, он захватил всю Европу. Там у либерализма изначально была оппозиция в виде социал-демократических моделей, которые в последние десятилетия отошли на второй план. А уже через Европу и Америку либерализм мощно укрепился во всем мире. Например, даже такой сильный игрок, как Китай, сегодня взял для себя в качестве образца либеральную модель экономики. Почти все страны мира, пусть некоторые и формально, признают нормы и ценности либерализма. Продвижением этой идеологии занимаются различные международные фонды, неправительственные организации, которым выделяются на это многомиллионные гранты. Либералы есть и в России — причем не только на Болотной площади, но и в окружении руководителей нашей страны. То есть либерализм пока еще очень мощная сила…

– Как же можно тогда говорить о его скорой гибели? Сколько, на ваш взгляд, будет длиться агония либерализма?

– Очень интересный, но сложный вопрос. Дело в том, что сами либералы настаивают: история движется к либерализму, он является венцом человеческой цивилизации. Ничего за пределами этой идеологии они не видят. И это очень опасно, так как мы имеем дело с неким милитаристским движением, сектой фанатично настроенных людей, вдохновленных своим успехом в глобальном масштабе. Они свято верят в триумф либерализма как наивысшего достижения человечества. Увы, эти фанатики будут жестко держаться за свои идеи, чья деструктивная и тоталитарная природа проступает все острее и яснее. Так что окончательно справиться с либерализмом не так и просто. Чтобы его преодолеть, придется осуществить глубинную ревизию многих исторических процессов, по сути дела — пересмотреть всю логику мировой истории.

– То есть с либерализмом все-таки надо бороться, сам по себе медленной смертью он не умрет?

– Я считаю, что близится время глобального революционного восстания против либеральной диктатуры. Антилиберальные политические группы возникают во всех странах мира — как там, куда эта идеология была привнесена извне и обнаружила свою чудовищную сущность, так и на Западе, где также видны ее недостатки и пороки. В то же время надо сознавать, что отступление либерализма может сопровождаться очень серьезными процессами в мире — крахом финансовой системы, параличом структуры управления… Не факт, что все не закончится третьей мировой войной. И все же еще раз подчеркну: сегодня либерализм переживает вовсе не некий технический сбой. Это глобальный системный кризис человеческой цивилизации.

Будущее за «новым социализмом»?
– Александр Гельевич, а что же, на ваш взгляд, придет на смену либерализму?

– С помощью чего мы выйдем из нынешнего кризиса, как и когда — все эти вопросы остаются открытыми. Поэтому сейчас назрел вопрос о разработке четвертой политической теории — по ту сторону коммунизма, фашизма и либерализма. Думаю, за основу нужно взять идеи многополярного мира, диалога цивилизаций, нового плюрализма и нового гуманизма, основанного на признании многообразия человеческого феномена. На самом деле мы должны вернуться и еще раз пересмотреть все идеологические теории, возникшие в XIX — XX веках, вдохновляться как консервативными, так и левыми социалистическими идеями. Но совсем не для того, чтобы повторить прошлое, а чтобы создать задел на будущее.

– Ряд мыслителей в один голос говорят о том, что будущее за так называемым «новым социализмом»…

– Вполне возможно. Лично я считаю социализм намного более гуманной, многомерной и интересной идеологией, нежели либерализм. Тем более что он во главу угла ставит справедливость, а это очень глубокий и прекрасный тезис. В отличие от свободы, которая в рамках индивидуалистической идеологии продемонстрировала свою ограниченность и нигилизм.

ИСТОЧНИК: politikus.ru

См. также:

Четыре президента и представители ЕС ищут выход из украинского кризиса
Источник: ЕС с 12 сентября введет в действие санкции против РФ
Премьер Словакии обвинил Киев в желании решить проблемы за чужой счет
О чём «чёрный вторник»: наша проблема – не «падение рубля», а отсутствие экономики /Михаил Леонтьев/
Особенности ЕАЭС как нового этапа развития евразийской интеграции
Незаконные манипуляции властей на рынке золота /Пол Крейг Робертс/
Die Presse: ЕС выгоднее создать зону свободной торговли с Евразийским союзом, а не США
Совбез ООН призывает найти виновных в трагедии под Волновахой
Мария Захарова: Господин Схетына, не хотите ответить за Феликса Эдмундовича?
Ученые рассказали о непонятном составе Челябинского метеорита