Будущее империи. Евразийский экономический союз может предложить миру новую концепцию развития

evraziyskiy_soyuz_karta3Накануне президент РФ Владимир Путин, участвуя в саммите Россия — ЕС, предложил руководству Евросоюза изучить возможность формирования зоны свободной торговли между ЕС и создаваемым Россией, Белоруссией и Казахстаном Евразийским экономическим союзом. Путин также считает, что между европейским и евразийским интеграционными процессами нет противоречия.

Пока высказанное предложение Путина – это лишь планы. Что происходит в реальности, рассказал Сергей Глазьев, помощник президента РФ, эксперт МЭФ: «Вокруг Таможенного союза (ТС) формируется зона свободной торговли, которая сейчас охватывает все страны СНГ, а также Сербию и Черногорию».

Глазьев уточнил, что за прошедшую пятилетку был построен ТС и единая таможенная территория трех государств, снят таможенный контроль и все другие виды контроля, а именно, фито-санитарный контроль, упрощен транспортный контроль. Сейчас грузы перемещаются по территориям наших стран беспрепятственно и действует одинаковый торговый режим. С 2012 года действует Единого экономического пространство (ЕЭП), которое подразумевает формирование четырех рынков (товаров, услуг, капитала и труда).

К 2015 году будет сформирован Единый экономический союз, уточнил советник президента. Сейчас идет работа над договорной базой. «Пока трудно сказать каким он будет. Ясно, что он поглотит нормативно-правовую базу Таможенного союза и Единого экономического пространства. Также он поглотит нормативно-правовую базу ЕврАзЭС. Будет качественное дополнение, связанное с формированием общих политик развития», — рассказал Глазьев.

Экспертные мнения по поводу развития интеграционного процесса разнятся. Одни считают, что все идет планомерно. Другим не хватает динамики развития.

На деле получается: много слов, но нет дальнейшего углубления интеграции. Почему? Есть объективные причины – это очень сложно. А есть — субъективные… Например, значительная часть наших интеграторов выступала категорически против присоединения Украины к Таможенному союзу. «Часть либералов выступала против по идеологическим соображениям. Они полагали, что любая реинтеграция на постсоветском пространстве с участием России ослабляет позиции глобального бизнеса и потому является абсолютным злом», — считает Михаил Делягин, эксперт МЭФ, директор Института проблем глобализации. По мнению ученого, были и нелиберальные люди, которые выступали сугубо с бюрократических позиций, что чем больше стран, тем труднее договориться.

Но, не так страшен черт, как его малюют! И здесь важно то, как воспринимать интеграцию. Потому что для одних, это стратегическая ценность, к которой нужно идти, в которую нужно вкладываться в расчете на будущие дивиденды, а для других – это сугубо коммерческий интерес.

Эксперт МЭФ, финансовый аналитик Владислав Жуковский уверен, что в преддверии второй волны экономического кризиса, который по своим масштабам будет круче, чем кризис 2008 года, в условиях скатывания мировой экономики в фазу глобальной рецессии, России жизненно необходимо стремиться создать свой макрорегион по технико-экономическим, валютно-финансовым и другим параметрам. «Желательно предложить миру новую концепцию развития. Таможенный союз, создание единого экономического пространства – это движение в нужном направлении», — считает эксперт. С ним солидарен промышленник, сопредседатель МЭФ Константин Бабкин, который не сомневается в том, что интеграция должна стать стратегической ценностью, но в тоже время должна основываться и на экономическом сотрудничестве. «Если нет экономической кооперации, то опыт показывает, что связи легко рвутся», — рассказал Бабкин. Что мы и видим. Россия дала Украине 15 млрд. долларов, Белоруссии несколько миллиардов, обсуждается выдача Киргизии 1 млрд. долларов, т.е. все выражается в деньгах, а не в долгосрочном интересе, кооперации. «Просто возьмите доллары или рубли и все. Но долгосрочное сотрудничество на такой примитивной основе нельзя строить. Нужно давать людям не рыбу, а удочку. Тогда появится возможность совместно ловить рыбку», — считает промышленник.

Эксперты предлагают свои рецепты для развития Евразийского союза. «Необходимо преодолеть дезинтеграцию народного хозяйства. России жизненно необходимо возродить те вертикально интегрированные производственно-технологические цепочки создания добавленной стоимости, которые были уничтожены российскими реформаторами и сторонниками вульгарного либерализма в 90-е годы», — считает Владислав Жуковский.

С точки зрения Константина Бабкина, самой России необходимо изменить экономическую политику и пересмотреть взгляды на то, как нужно развивать международную кооперацию. «Можно понять украинцев, которые видят, что Россия не развивается, что у страны депрессивное сельское хозяйство, что половину продовольствия мы завозим из-за рубежа, что промышленность в застое, что во многих отраслях и в самой России кризис, что в стране гнобят науку, что очень сложная демографическая ситуация, а также ситуация в образовании и в медицине», — считает промышленник.

«Для нашего правительства уже 20 лет гораздо более важной вещью было вступление в ВТО, которое нам по факту ничего не дало, борьба с инфляцией, сбор денег с российских предприятий для отправки за рубеж в стабфонды, вывоз сырой непереработанной нефти, чем восстановление интеграции с нашими ближайшими соседями», — возмущен Бабкин.

Таким образом, преследуя ложные цели, Россия упустила огромные возможности! Страна потеряла кооперационные связи. «Мы на Ростсельмаше это четко ощущаем. Раньше мы примерно четверть комплектующих для комбайнов ввозили из Украины, это двигатели, коробки передач, жатки, в общем, целые узлы комбайнов. Сегодня это все разорвано, из-за этого страдает производительность комбайна и его цена. Во-вторых, мы потеряли большую часть украинского рынка из-за интеграционной политики. В итоге это все сказывается на падении конкурентоспособности наших стран, на сокращении рабочих мест», — пояснил промышленник.

Эксперты МЭФ уверены, что все эти проблемы решаемы, все можно восстановить, выработать и применить понятную, грамотную, взвешенную политику в наших странах. «Об этом и будем говорить на предварительной секции МЭФ, 13 февраля 2014 года в Торгово-промышленной палате РФ», — рассказал Константин Бабкин.

Своим видением развития Таможенного союза поделился и Михаил Делягин. По его мнению, нужно заниматься технической работой. Необходимо налаживать механизмы регулирования торговых споров внутри ТС, которые сейчас работают по каждому торговому спору отдельно, считает экономист. Здесь также не обойтись без упорядочивания внутренней таможенной политики, упорядочивания фито-санитарного контроля. Надо сокращать круг товаров, которые являются исключениями из Таможенного союза, убежден Делягин. Например, ТС не распространяется на российские поставки нефти в Беларусь. «Контроль над поставками этих товаров должен становиться не только российским, но и со стороны всех стран ТС», — заключил экономист.

Эксперты Московского экономического форума не сомневаются, что необходимо вырабатывать единую валюту, единую банковскую систему, но это уже на высшем этапе.

«Мы видим, что в Европе разные налоговые и социально-экономические политики в разных странах. Хотя они очень многое делегировали Еврокомиссии, но в основном политика разная. В результате ЕВРО постоянно является внутренней конфликтной валютой», — рассказал Делягин. Из опыта Евросоюза можно сделать вывод, что сначала в странах ТС должная быть единой политика, а потом можно вводить и единую валюту. Пока же необходимо максимально расширять торговлю в рублях, причем рубль может вытеснять свободно-конвертируемую валюту, это нормально, считает эксперт. «Это обеспечит влияние России, при этом страны ТС смогут экономить валюту. Например, продали белорусы тракторы в Европу, получили за них валюту. Сейчас они тратят ее для покупки нефти у России, а так это им не нужно будет, потому что продажа белорусских продуктов питания в России на рубли позволит часть этой валюты заместить», — пояснил Делягин. Высший смысл введения единой валюты – приближение к единому хозяйственному механизму.

Единая мощная валютно-финансовая система ТС способна преодолеть колониальную зависимость России от нефтедоллара и позволит создать мощную инвестиционно-банковскую систему, финансовый сектор, который бы реально мог решать проблемы финансирование производительного роста капитала, — считает Владислав Жуковский.

По мнению эксперта, необходимо увеличить долю национальных валют в системе взаимных расчетов, торговать не только продукцией сельского хозяйства и машиностроения в российских и белорусских рублях и тенге, но и, прежде всего, нефтью, газом, продукцией лесопромышленного комплекса, химического комплекса. В результате усилится финансовая зависимость стран друг от друга.

Надо понимать, что российские, белорусские рубли и тенге будут накапливаться в банках России, Беларуси и Казахстана, будут ложиться на корсчета, будут создавать необходимые резервные требования, создавая рост денежной массы. Данная валютно-финансовая система должна быть ориентирована на развитие и обслуживание своей национальной мощной промышленной индустрии, своего производительного капитала, своей высокотехнологичной промышленности, считает Жуковский.

Эксперт высоко оценил пополнение Антикризисного фонда ЕврАзЭС, который является стабилизирующим механизмом на период мощных кризисов на финансовой мировой арене. «Посредством этого резервного фонда можно будет кредитовать наших партнеров, например, Казахстан и Белоруссию, а также те страны, которые будут подтягиваться», — подчеркнул Жуковский.

Для того, чтобы евразийская интеграция получила качественное развитие и максимальный эффект требуется очень важная составляющая – согласование макроэкономической политики! «В перспективе должна быть сформирована общая стратегия развития, общая промышленная и сельскохозяйственная политика», — обращает внимание Сергей Глазьев. Уже сейчас идет речь об общих программах по развитию инфраструктуры, прежде всего транспортной. «Россия, Казахстан и Беларусь – это гигантское географическое пространство, которое сегодня в инфраструктурном плане плохо обустроено и его возможности используются не в полную силу», — считает эксперт.

Ученый оценивает, что общий интеграционный эффект до 2030-го года составит примерно плюс 6% валового продукта. Кумулятивным итогом станет 15% от сегодняшнего уровня ВВП, что эквивалентно 700 млрд. долларам. Вместе с экономикой Украины кумулятивный итог составит более 1 трлн. долларов. Важно подчеркнуть, что 2/3 этого эффекта даст общая стратегия развития! «Если мы просто создадим общий рынок, но при этом у нас нет общей стратегии развития, модернизации экономики, согласованной политики развития, то нашим экономическим пространством будут пользоваться, скорее всего, китайские и европейские товаропроизводители», — разъяснил Глазьев.

Если Евразийскому союзу удастся наладить общую стратегию развития, то ему гарантирован успех. При таком раскладе эксперты не сомневаются, что к ТС потянутся многие страны. «У нас возможны плотные экономические отношения и кооперация со странами, входившими в состав Советского Союза, Индией, Монголией, Китаем и другими странами, я в этом не сомневаюсь», — считает Бабкин. «Это может быть также Армения, страны с территории Черноморья, Турция, часть Азиатских стран, Вьетнам», — добавляет Жуковский. «Теоретически возможен Иран», — уточняет Делягин.

Получается, что Россия должна сделать стратегически верный выбор на макроэкономическую интеграцию не столько с псевдо развитым Западом и США, а с азиатским регионом, со странами, которые очень сильно пострадали от развала СССР. Для успеха мероприятия необходимо решить проблему деиндустриализации российской экономики, проблему дезинтеграции народного хозяйства, проблему оффшоризации национального сырьевого капитала, люмпенизации трудовых ресурсов.

«На предварительной секции МЭФ по теме «Год до создания Евразийского экономического союза: что нужно сделать?» прозвучит программа, которая подскажет российскому правительству, что нужно делать, чтобы и Россия развивалась, и чтобы наша страна потянула за собой страны-партнеры», — рассказал Константин Бабкин, модератор секции МЭФ. Россия должна своим развитием приносить пользу миру, в первую очередь нашим странам-соседям, уверен эксперт.

Тема будущей секции МЭФ подогрета событиями на Украине, которая мечется между Россией и Евросоюзом и сама не понимает с кем интегрироваться, с кем дружить. Это неопределенность волнует многих и в России. «Задача нашей секции помочь российскому правительству выработать политику по отношению к международной интеграции. С кем дружить? На каких условиях?», — пояснил Бабкин.

По мнению сопредседателя МЭФ, важно понимать, что интеграция с ЕС не даст возможности выйти Украине из кризиса, потому что украинские товары не нужны в Евросоюзе. Это прямо и открыто заявляют еврочиновники. Например, Лех Валенса сказал, что Украина должна интегрироваться с ЕС, но при этом ликвидировать свою промышленность, и якобы ЕС будет закупать сельскохозяйственный товары с Украины. Но дело в том, что украинские продукты Европе тоже не нужны, потому что у них избыток своего производства, там тьма своих германских, польских, французских фермеров, которым не нужны лишние конкуренты и они не позволят Европе массово закупать украинское продовольствие.

Интеграция с ЕС не даст Украине выход из кризиса, а с Россией даст, не сомневается Константин Бабкин. «Еще не так давно Россия закупала на миллиарды долларов украинские промышленные товары, продовольствие. Еще недавно была самая широкая кооперация в высокотехнологических отраслях, в авиакосмической отрасли, в автомобильном строении, в сельхозмашиностроении, в транспортном машиностроении, во многих других отраслях. Мы можем загрузить украинские предприятия посредством закупки их продукции, можем сотрудничать в области продовольствия», — описал альтернативу эксперт.

Ксения Авдеева

ИСТОЧНИК: centrasia.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × 4 =