Таможенный союз УкраинаИннокентий Адясов, член экспертного совета при Комитете по делам СНГ Госдумы РФ — для «РИА Новости — Украина»

В последние недели в Украине резко активизировались дискуссии о возможном членстве в Таможенном союзе ЕврАзЭС и в Евразийском союзе — в дальнейшем.

Напомним, что 31 мая в Минске во время заседания делового Форума государств-участников ЕЭП был подписан Меморандум об углублении взаимодействия между Евразийской экономической комиссией и Украиной. От украинской стороны документ подписал премьер-министр Украины Николай Азаров, а от Таможенного союза — председатель Комиссии коллегии Евразийской экономической комиссии Виктор Христенко (в ряде российских и украинских СМИ это событие было неправильно обозначено как получение Киевом статуса наблюдателя при Таможенном союзе).

Практически сразу после подписания меморандума украинские официальные лица стали утверждать, что приоритетный курс Киева на евроинтеграцию остается неизменным.

В связи с этим 14 июня советник президента РФ Сергей Глазьев, один из создателей Таможенного союза, заявил о невозможности совмещения  Украиной соглашения об ассоциации с ЕС и статуса наблюдателя при ТС.

О макроэкономических  выгодах Киева от присоединения к евразийским проектам тот же Сергей Глазьев говорил достаточно подробно. Что же будет означать для рядового жителя Украины выбор вектора экономической интеграции?

Мифы евроинтеграции

Логика сторонников евроинтеграции в Украине часто апеллирует не к фактам, а к эмоциям и мифам (что-то подобное уже было в стране, когда сторонники выхода УССР из Союза обещали превратить Украину за 5-7 лет во «вторую Францию»).

Все держится на иллюзиях о «прекрасной и богатой Европе», приблизившись к которой Украина станет жить качественно лучше.

Основной аргумент сторонников евроинтеграции в украинских СМИ и экспертном сообществе — заключения соглашения об ассоциации с ЕС немедленно приведет к росту экспорта Украины и резкому притоку инвестиций в страну.

Полностью игнорируется негативный опыт Румынии, Болгарии и бывших республик советской Прибалтики после их вхождения в ЕС: резкий рост цен, падение экспорта из-за крайне жестких требований ЕС, закрытие целых отраслей промышленности и, как следствие, резкий рост безработицы.

В случае с Украиной после планируемого создания Зоны свободной торговли с ЕС украинские товаропроизводители окажутся в крайне невыгодной ситуации: Киев будет вынужден полностью открыть внутренний рынок для западной продукции, украинские товары окажутся на рынках ЕС под прессом многочисленных квот и изъятий (весьма примечательно, что до сих пор даже Верховная Рада не знает всех ограничений на поставки украинских товаров в рамках соглашения о создании ЗСТ с Брюсселем).

Многие жители Украины (особенно на Западе и в Центре страны) связывали с соглашением ЕС надежды на облегчение  визового режима и возможность получения рабочей визы. Но Брюссель уже сейчас заявил, что эти надежды беспочвенны, ЕС наоборот собирается ужесточать визовый режим, особенно для гастарбайтеров (в Украине, к примеру, не принято говорить о том, что граждане Турции — последняя уже 50 лет как имеет соглашение об ассоциации с ЕС — могут въехать в Шенгенскую зону только после получения визы).

Также не говорится, что после подписания соглашения об ассоциации с ЕС Киев может по факту лишиться части суверенитета. Вопрос не только в невозможности в одностороннем порядке, без согласования с ЕС изменить таможенные пошлины Украины. Брюссель с очень высокой степенью вероятности будет настаивать на закрытии украинских АЭС , построенных во времена СССР и дающих сейчас до половины выработки электроэнергии в стране (как известно, Брюссель добился закрытия Игналинской АЭС в Литве, и после этого Вильнюс стал вынужден импортировать электроэнергию из  Польши и России).

Нельзя сказать, что жители Украины все крайне наивны и не могут отличить мифы от реальности.

Как результат, уже почти год, как социологи отмечают падение числа сторонников присоединения Украины к ЕС. По итогам весеннего опроса, проведенного Киевским международным институтом социологии, 41% респондентов считают, что лучше уже сейчас вступить в Таможенный союз и Единое экономическое пространство, 39% выступают за подписание договора об ассоциации с ЕС (впервые число сторонников присоединение к ТС превысило число сторонников евроинтеграции), 19% респондентов не определились.

Пока скромные, но осязаемые плюсы евразийских проектов

Некоторое время назад премьер-министр Украины Николай Азаров заявил, что экспертная группа провела факторный анализ 95 из 118 договоров, действующих в ТС, и пришла к выводу, что объединение со странами ТС даст «ускорение роста экономики, использования транзитного потенциала, новые рабочие места».

Но что может дать формируемый Евразийский экономический союз рядовому жителю Украины, который в первую очередь думает о выживании, а не макроэкономике?

Формально в Украине уровень безработицы невысок, около 2% от активного населения.

Но многие формально работающие заняты лишь частично, зарплаты кране низкие по российским меркам (так, зарплата в 4500-5000 гривен — около 550-600 долларов — считается очень приличной не только для провинции, но и для самого богатого города Украины Киева).

Ни для кого не секрет, что несколько миллионов украинских граждан находится на постоянных  заработках в России. Но эта трудовая миграция сталкивается с большими проблемами: как по разрешенным срокам пребывания в России без регистрации (до трех месяцев), так и по занимаемым нишам на рынке труда.

А граждане Белоруссии как члена ТС и ЕЭП имеют практически те же трудовые права, что и граждане России.

Причем, трудовая миграция из Украины в формируемый Евразийский союз будет служить сохранению остатков высокотехнологичного потенциала  страны.

Как ни странно, примером здесь может служить строительство Россией АЭС в Бушере (Иран). Главный подрядчик проекта — РФ, однако из примерно 3200 занятых в нем человек 70-75% — это украинцы, работающие на российские компании.

Исторически вклад жителей Украины был крайне велик в освоении Сибири и Дальнего Востока (как во времена Российской империи, так CCCР).

В той же Тюменской области сейчас большая община этнических украинцев, и выходцы из Украины занимают руководящие должности как в нефтяных компаниях, ведущих добычу нефти и газа на севере области, так и в местных органах власти.

Не будет преувеличением предположить, что в рамках единого рынка труда Евразийского союза многие жители Украины решили бы какое-то время поработать в Сибири или на Дальнем Востоке, который близок им исторически и культурно, и главное, где они могли бы заработать в разы больше, чем, cкажем, на апельсиновых плантациях Испании.

По словам министра основных направлений интеграции и макроэкономики Евразийской экономической комиссии Татьяны Валовой, на рынок ТС приходится  36-37%  товарооборота Украины (на всю  Европу  порядка 27%).

Для многих украинских городков и поселков, где часто единственное работающее предприятие — консервный или молочный завод, вопрос поставок продукции на рынок ТС (прежде всего России) — не большая политика,  а вопрос выживания.

Почему в Украине информационно не поддерживается евразийская интеграция? 

Для  понимания этой темы необходим, как представляется, взгляд из самой Украины.

Как полагает глава парламентской фракции Партии регионов Александр Ефремов, украинцам еще внятно не рассказали о плюсах возможного входа страны в Таможенный союзе России, Белоруссии и Казахстана.

По мнению Ефремова, противоречивое отношение украинских граждан касательно вхождения Украины в ТС может быть спровоцировано дефицитом знаний об альянсе как внутри государства, так и со стороны Российской Федерации.
Что ж, с этим мнением трудно не согласиться, хотя справедливости ради надо заметить, что и сама Партия регионов демонстрирует моментами крайне противоречивую позицию по отношению к евразийским интеграционным проектам.

В то же время  преувеличение роли Украины для  ТС и в дальнейшем для Евразийского союза — явный признак подспудной боязни как украинских элит, так и украинского общества оказаться «вне игры».

В Украине весьма болезненно относятся к тому, что Киев проигрывает в негласном соревновании по уровню социально-экономическому развития  среди «славянской тройки» не только Москве, но и Минску. Как пример, средняя зарплата в соседней Белоруссии уже достигла 550 долларов, а в Украине она около 400 долларов (причем около 65% украинских граждан получают зарплату ниже средней).

Белоруссия явно выигрывает и по уровню медицинского обслуживания и образования.

Но для весьма большой части украинского общества важны не только экономические вопросы евразийской интеграции, но и возможность через участие в  проекте Евразийского союза (в случае его успешности) повысить свою самооценку и избавиться от комплекса страны из некой «серой зоны», без внятных экономических и исторических перспектив.

Весьма интересно, что среди некоторых украинских националистов популярна идея о лидерстве Украины в формируемых евразийских проектах  и размещении столицы нового объединения в Киеве.

Начиная с 2010 года, после победы Виктора Януковича на президентских выборах, Москва пыталась убедить власть в Киеве в выгодности евразийских проектов, но практически никак не работала с украинским обществом этом вопросе.

В большинстве украинских СМИ (особенно центральных) попытка просто проанализировать возможные преимущества Украины от подключения к евразийским проектам подается как «измена национальным интересам». При этом так и не ясно, кто определяет и в чем заключаются «национальные интересы» страны.

Украинское общество уже созрело если не до присоединения Киева к евразийским интеграционным проектам, то до внимательного и заинтересованного изучения информации об этих проектах. Будут ли разъяснены явные преимущества ТС и в дальнейшем Евразийского союза украинскому обществу? Это сейчас чуть ли не критический вопрос не только для дальнейшего продвижения самих весьма перспективных проектов, но и для развития украинского государства.

ИСТОЧНИК:  rian.com.ua

См. также: