«Добровольное объединение»?.. А может быть насильственный захват, господа румыны?!

be956a318718be022c15fdc418824aabВот так выглядит чистая правда о «добровольном объединении» Молдавской Демократической Республики (Бессарабии) с «матушкой-родиной» Румынией в 1918 году. Если Вы, господа румыны, не верите, плюньте вашей Сигуранце прямо в лицо! Но сначала разберитесь с вашими историками…

(продолжение, первая часть( http://ava.md/blogs/gidirim-gerasim/016761-yazikovie-balbesi-ili-nauchnie-debili.html )

            В опубликованной, в этом же блоге, 19.07.2012г. статье «Языковые балбесы или научные дебилы» автор этих строк, для опровержения лженаучных басен румынских историков о, так называемом, добровольном объединении Молдавской Демократической Республики (Бессарабии) с Румынией, воспользовался распространённым в военных кругах той поры в самой Румынии мнением о том, что в 1918 году в действительности имел место насильственный захват силой оружия территории МДР, но никак не «воссоединение» по доброй воле молдавского народа, в результате которого, как говорят румынские историки, осуществилась «золотая мечта (visul de aur)и вековые чаяния (năzuințele de veacuri) бессарабских румын вернуться в объятия (la sînul)матери-родины»(sic!)

Подобные утверждения являются кощунственной ложью. Никому не надо доказывать, что обязательным условием любого объединения является взаимное желание, единая воля объединяющихся сторон, наличие у них какой-либо общей цели, которую они намериваются достичь своими объединёнными усилиями. Если хоть у одной стороны отсутствует желание объединиться, то искусственно образованное «единое целое» моментально распадается на его составные части. Попробуйте объединить стаю волков с отарой овец и увидите, что получится из этой затеи. Как говорится, насильно мил не будешь. Брачный союз крепок ,прежде всего, взаимной любовью-банальная истина.

            В самом деле, была ли «взаимная любовь» или хотя бы элементарное взаимопонимание между оккупантами и многострадальным населением Молдавской Демократической Республики (Бессарабии)после вторжения на её территорию румынских войск?

            С таким вопиющим вопросом, на этот раз, мы решили обратиться к Сигуранце, которая, после румынской армии, претендует на второе призовое место среди творцов «унири». Очень круто, не правда ли?! Ведь при одном только упоминании слова «сигуранца» у людей старшего поколения стынет кровь в жилах и невольно начинают трястись от страха. Но мы решились на этот отчаянный шаг, так как в течение двух лет имели редкую возможность ознакомиться с архивной документацией Кишинёвского Центра Сигуранцы и точно знали, что на эту службу, помимо карательных функций, была возложена как одна из важнейших задач—добывание и обеспечение высшего руководства страны достоверной информацией о политической обстановке в оккупированной «Бессарабии», в первую очередь, об отношении населения края к военному оккупационному режиму и к акту «унири». Как раз то, что нам надо!

            Итак, попытаемся, прямо в архивных фондах, «допросить» оперативных сотрудников и их платных информаторов и «выудить» их мнение ,как живых свидетелей, по  интересующему нас вопросу: настолько была крепка «дружба» и «любовь» между местным населением и оккупантами, что прямо-таки до зарезу, возникла крайняя необходимость скрепить эти отношения «брачным союзом», надев на шею молодой республики брачное колониальное ярмо? И настолько оправданно ликование румынских историков, которые испытывают нечто вроде оргазма при описании событий, непосредственно связанных с актом «унири»?!

            Вот что ответила нам Сигуранца (нами принималось во внимание только мнение в письменной форме и заверенное подписью начальника Кишинёвского Центра Сигуранцы или оперативных сотрудников и информаторов)…

Итак, репортаж ведём прямо с места событий…

            В шифрованной телеграмме №101 от 30 января 1918 года, подписанной начальником КЦС Николая Дрэгуцеску и адресованной Службе Сигуранцы Генерального Штаба, командованию VI  армейского корпуса и XI дивизии, говорится о том, что группа крестьян с.Гоян, среди них упоминаются фамилии Тарановского, Игната Фешкова, Якова Быркэ, Георге Попа, Андрея Бунеску и др., «вооружённые топорами и винтовками, после благословения местным священником, отправились в Кишинёв, чтобы воевать против румын».

            В информационных докладах Н.Дрэгуцеску (исходящие №16 и №29 от 26 января 1918 года), адресованные Генеральному Управлению Полиции и Сигуранцы Министерства Внутренних Дел Румынии, среди прочей информации содержатся следующие сведения:

«… Во время облёта территории румынским самолётом перед приходом в Бессарабию румынских войск, видно было, как все жители производили оружейные выстрелы из своих дворов»

«… Сообщается, что молдавские солдаты на своём сборе в казарме, осуждая господина генерала Броштяну за то, что он настоял на оккупации Бессарабии, якобы приняли решение об убийстве г-на генерала»

«…23го числа(января 1918г.-прим.наше), ночью выехали из Кишинёва примерно 50 подвод с молдавскими солдатами и офицерами, взяв курс в сторону Бендер, чтобы воевать против румынских войск»

«… В цинуте Бэлць кипят страсти и наблюдаются сильные волнения среди крестьян против вторжения румынских войск в Бессарабию… Максималистам удалось вооружить крестьян, призывая их бороться за свои права, завоёванные в ходе революции. Они считают нашу армию орудием румынской буржуазии и аристократии. Однако ответственные лица  из Сфатул Цэрий озабочены поиском возможностей предотвращения прямого столкновения крестьян с румынской армией»

«…В селе Киперчень крестьяне начали уничтожать имущество помещиков и настроены против румынской армии»

«…В селе Вэрзэрешть находится важная точка большевиков, откуда 23 января направились в с.Зубрешть 10 кавалеристов, призывая местное население к восстанию против румын… Подобная агитация ведётся также в сёлах Войнова, Кирияка и Реча.» (Из доклада КЦС, №49 от 27 января 1918 года, направленного в адрес Службы Сигуранцы Генерального Штаба)

«…Здесь очень тревожная ситуация. Вчера ночью легли спать не раздеваясь…»( Из письма начальника Бендерского Разведцентра, комиссара Попеску своему шефу и другу Н Дрэгуцеску, 29 января 1918 года.)

«…В селе Сорочень капитан Андронаке вербует молодых бессарабцев, которым даёт лошадей и вооружение, намереваясь создать кавалеристское подразделение.» (Из письма КЦС №71 от 27 января 1918г в адрес VI армейского корпуса.)

«В селе Нова-Русешть продолжается восстание против нас. Известны большевики: Ксинофан Кырлан, Николае Куку, Антон Кэпэцинэ, Тимофте Матей.»(Из информационной справки №207 от 7 февраля 1918 года адресованной II разведбюро XI дивизии)

«Имею честь отправить вам прилагаемый протокол вместе  с арестованными Георге Дабижа, Чёкин, Афтоном Фулбу –все жители города Кэлэраш, которые с приходом румынских войск в Бессарабию арестовали и избили одного офицера и пятерых румынских солдат»( Из доклада №184 от 4 февраля шефа Кэлэрашского разведцентра комиссара Иордэкеску)

Господину начальнику внешней службы Сигуранцы.

                                                           Здесь.

                                   «Реферат                                                             1918, февраль 6

Имею честь представить прилагаемый протокол, из которого следует что г-н Виталие Кустерский, инспектор гражданских тюрем Бессарабии освободил 85 заключённых из Кишинёвской тюрьмы и направил воевать против румын…»

                                               Зам.комиссара (подпись неразборчива)

Из уголовного дела, заведённого на основе материалов Сигуранцы военно-полевым судом I Кавалеристской дивизии против национального героя, видного деятеля антирумынского сопротивления, капитана молдавской армии Анатолия Попа и других активистов Бельцского восстания, узнаём некоторые детали ожесточённой борьбы жителей северной столицы против румынских интервентов.

На суде во время допроса один из фигурантов по этому делу- Николай Разумовски работавший в администрации г. Бельц в частности заявил: «… 8 или 9 января прибыл из Кишинёва один офицер и солдат, которые пошли в Совет крестьянских депутато, и рассказали о событиях происходящих в Кишинёве, о том, что там готовятся к сопротивлению румынским войскам. Он призвал чтобы население Бельцского уезда поступило таким же образом… Меня и комиссара Рудьева пригласили в Совет крестьянских депутатов. Совет принял решение создать Генеральный революционный штаб по обороне Бессарабии. Там же было принято решение на второй день провести митинг… Я осознавал, что спешно вооружённая толпа не сможет противостоять регулярной армии и что результатом этого сопротивления явится масса человеческих жертв. Поэтому я выступил против принятого Советом решения и в дальнейшем делал всё возможное, чтобы удержать крестьян от бессмысленного сопротивления. Но к большому моему сожалению, мои попытки оказались безуспешными… Когда толпа рабочих и крестьян арестовала находившихся в Бельцах румынских офицеров я пошёл туда и настоял чтобы их освободили. Однако капитан Попа не был согласен со мной, мотивируя свой отказ тем, что арест спасает румынских офицеров от их линчевания народом и в то же время является ответной репрессивной мерой против ареста румынами молдавских офицеров в Унгенах…14 января состоялось собрание крестьянских депутатов всего уезда на котором присутствовал и я. Там также попытался убедить крестьян, что их проект обороны является сумасшествием, но они прервали меня и даже не дали закончить моё выступление»…(Своё заявление перед военным трибуналом Разумовский сделал на французском языке.)

            Депутат Сфатул Цэрий  З.Бажбеук-Меликов, армянин по национальности, очевидец Бельцских событий 1918 года, 10 лет спустя в своём письме к министру румынского правительства П.Халиппа жаловался, как бывшему коллеге по депутатскому корпусу в Сфатул Цэрий, что румынское правительство незаслуженно обидело не включив его в список лиц, которые в соответствии с законом от 31 марта 1928 года были поощрены 50-тью гектарами земли все депутаты проголосовавшие за «унире» 27 марта 1918 года (sic!). В конце письма, как бы хвастаясь своими «заслугами» перед румынами невольно выдал некоторые детали обстановки и настроения взбунтовавшихся масс, которые с оружием в руках встали на защиту родного города от румынских интервентов: «Встретив войска приветствием от имени Орхейского уезда, на въезде в г. Бельцы я был задержан и окружён многочисленной толпой восставших солдат, которые настаивали чтобы нас немедленно расстреляли на месте за приглашение румын. И только благодаря случаю, что там находился председатель Совета солдатских депутатов, бывший мой школьный учитель в Орхейском уезде, я спасся от верной смерти»…

Другой депутат Сфатул Цэрий , унионист по своим взглядам, ставший доверенным лицом Сигуранцы, Думитру Мырза в своих мемуарах рассказывает нам примерно такую же картину обстановки в молдавской столице в канун вторжения в город румынских войск: «Весть о том, что румынская армия перешла Прут и направляется в сторону Кишинёва имела эффект разорвавшейся бомбы… на улицах можно было увидеть с оружием в руках даже детей и стариков от 10 до 60 лет… С заряженными винтовками они бегали чтобы оказать сопротивление румынской армии» Но, автор, видимо подумав, что немного пересолил, решил «смягчить» сказанное в отношении румынской армии подчеркнув, что все эти люди с оружием в руках были евреи, русские и болгары. Автор издалека заметил: наверное это на лбу было у них написано и как ярый унионист никак не мог не засвидетельствовать этот момент. Откуда румынофилу Д.Мырзе знать, что чувство патриотизма, любви и привязанности к родному дому, к родной земле не имеет национальности….Хотя здесь же сам, своей рукой(рукопись его воспоминаний хранится в ЦГА Республики Молдова) , подтверждает отвратительную репутацию румынской армии даже среди депутатов Сфатул Цэрий.

«…Тогда в Сфатул Цэрий подняли вопрос о приглашении в Бессарабию дружественной нам армии-пишет Д.Мырза…-Было предложено для такой миссии пригласить армию королевской Румынии. Услышав это предложение, миноритарные фракции и даже крестьянский блок выступили с решительным протестом, разоблачая наши цели(sic!подчёркнуто нами), требуя обратиться к любой армии будь то японская, турецкая и даже большевистская, но только о румынской армии не хотели слышать.»

                        О взрывоопасной обстановке среди населения края, вызванной нашествием румынских войск, свидетельствует и содержание множества листовок распространяемых патриотами этой страны.        

                                                                                              №27256   1918,февраль 4

                                               XI Дивизия

                                   Службе Сигуранцы, Кишинёв.

            Извольте ознакомиться с прилагаемыми листовками.                                     Просим принять энергичные меры по расследованию и розыску злоумышленников, которые подрывают устои нашей армии…

                                                                                   Командующий XI Дивизии

                                                                       Генерал Броштяну.

К письму приложены 3 документа, распространяемых в качестве листовок среди жителей республики:

  -Воззвание «К народам Молдавской Республики», подписанное Революционным комитетом по спасению Молдавской Республики.

-Резолюция Второго Конгресса крестьянских депутатов уезда Бэлць

-Короткая листовка под названием «Протест»

«Мы создали революционный комитет спасения Молдавской Республики целью которого является вооружённая борьба против румын и установление в нашей стране такой власти, которая отвечала бы реальным интересам народа»,- говорится в воззвании «К народам Молдавской Республики». В документе подчёркивается предательская роль Сфатул Цэрий, который, войдя в сговор с врагами революции, с помощью румынских штыков пытается восстановить в стране дореволюционные порядки. Здесь же содержится призыв к свержению ненавистного реакционного Сфатул Цэрий, борьбе с румынскими захватчиками до полной очистки территории края от иноземных интервентов.

В «Резолюции Второго Конгресса крестьянских депутатов города Бэлць», принятой 14 января  1918, года также осуждается предательство Сфатул Цэрий, представляющий интересы буржуазии и помещиков и проводящий антинародную политику. Конгресс высказался против отделения Бессарабии от Советской России, за продолжение земельных реформ,  изгнание из страны румынских оккупационных орд, в поддержку власти советов рабочих и крестьян и восстановление демократических свобод добытых в ходе революции.

Ещё более выразительно высказали своё отношение к румынским агрессорам делегаты III  Конгресса крестьянских депутатов всей республики, который состоялся с 18 по 22 января 1918 года в Кишинёве. На все подобные мероприятия Сигуранца посылала негласных сотрудников и информаторов. В своих выступлениях возмущению делегатов по поводу военной агрессии королевской Румынии против Молдавской Республики не было предела. Секуристы были вынуждены вызвать туда отряд вооружённых солдат, чтобы силой оружия задушить голоса протеста представителей народных масс.

Прибывшие на место вооружённые солдаты во главе с офицером ворвались в зал заседания и арестовали весь состав президиума съезда. Как потом выяснилось, задержанные участники съезда, среди них и несколько депутатов Сфатул Цэрий, были расстреляны.

Кровожадный секуристы были недовольны малым числом жертв. Начальник КЦС Н.Дрэгуцеску возмущался тупостью военных проводивших эту карательную операцию, поскольку, как он потом отмечал в депеше своему руководству по этому поводу, «после ареста (президиума и председателя –прим. наше) остальным виновным удалось скрыться» и, таким образом, остались на свободе «многие опасные индивидуумы, которые на съезде выступили против румынской армии…»                           

***

                                                                                                                      2 апреля 1918г

№619 –Делегату румынской Сигуранцы

№620 –Службе Сигуранцы VI армейского корпуса

№621 –Второму разведбюро Отряда генерала Рышкану

            Имею честь доложить следующее:

В день 29 марта в примэрии г. Кишинёва на ул. Синодиновская, угол Александровская, около девяти часов вечера состоялось собрание городской Думы в составе всех 120 выборщиков, которые в апреле 1917 года избрали Кишинёвский Совет, председателем которого является Шмидт. Председательствовал на собрании доктор Капитов(Копытов-прим. наше). Он проинформировал, что Сфатул Цэрий проголосовал за объединение Бессарабии с Румынией, и попросил присутствующих высказаться, если это присоединение является желанным всеми актом. В ответ в зале сразу поднялся оглушительный шум, сопровождаемый выкриками о том, что Сфатул Цэрий никого не представляет и что присутствующие не признают присоединение Бессарабии к Румынии.

После этого все участники вместе с их руководителями подписали письменный меморандум, в котором опротестовали присоединение Бессарабии к Румынии…

                                   Начальник Службы,  директор Н.Дрэгуцеску

                                                           ***

 В предыдущей публикации мы уже упомянули о телеграмме генерала Э.Броштяну своему правительству, в которой видный румынский военачальник хвастался, что при штурме города Бендеры «потери большевиков составили 10 тысяч, только убитыми.» «Большевики», в понятии генерала, это гражданское население, которое, вооружившись чем попало, вступили в схватку с вооружёнными до зубов агрессорами. А среди жертв в ходе трёхдневного обстрела и бомбардировки тяжёлой артиллерией и авиацией оказалось больше детей, женщин и стариков. После завершения военной операции, на город обрушилась новая волна очищения города от «большевиков», в ходе которой число жертв уже никакой статистикой, нигде и никем не учитывалось. Ещё тысячи, а может быть десятки тысяч невинных граждан пали от рук палачей карательных отрядов полиции, Сигуранцы и жандармерии.

Из оперативных сводок Бендерского разведцентра узнаём, что и после захвата города, из укрытий «многочисленные гражданские лица стреляли в румынских солдат». Ещё долго тянулись бессонные ночи комиссара Попеску, начальника разведцентра г. Бендер, ложась спать каждую ночь одетым «из-за обстановки страха», которая царила в городе. Видимо, комиссар боялся, что среди ночи придут молдаване, чтобы прямо перед его окнами танцевать хору унирей…

В докладе «О деятельности разведцентра г. Бендер за 22-23 января(1918 год-прим. наше)» говорится: «Комиссар Д.К.Попеску через своих агентов и информаторов получил данные о том, что в уезде Бендер находится ещё много большевистских вожаков и пропагандистов, которые, вооружая население, готовы бороться против румынских войск.»

Из другой информационной сводки узнаём, что румынская армия на пути продвижения вглубь территории уезда встретила сопротивление со стороны вооружённых крестьян в сёлах: Кицкань, Кэушень, Заим, Броаска, Фырлэдень, Загодьевка, Башкалия.

            Как и среди городского населения, среди сельчан также однозначно доминировали настроения всеобщей ненависти к оккупантам. Вот что пишет упомянутый выше Д.К.Попеску в своей информационной сводке «Buletin Informațional» от 14 февраля 1918 года :

«Возвращаясь на автомобиле из Кишинёва, на выезде из села Броаска, я имел оживлённую беседу с тремя мальчиками, которые пасли в поле отару овец. Я был одет в форму русского солдата, и на мой вопрос, говорят ли они по-русски ответили, что только по-молдавски. Они восприняли меня за сторонника большевиков, поскольку с самого начала стали жаловаться на румын. Они охотно отвечали на все мои вопросы, сказав, что все жители в селе Броаска являются большевиками, готовыми взять в руки оружие, чтобы выгнать румын из Бессарабии. В качестве вожака в селе они назвали бакалейщика Короленко, который к приходу румын возглавил борьбу против нас.

По своей детской наивности, видно было, что они говорят только правду…»

Создав свой разведцентр в городе Бендеры (20 января 1918), Сигуранца сразу приступила к формированию расширенной сети платных информаторов, с помощью которых стала прочёсывать подконтрольную территорию, фильтровать всё население города и окружающих сёл, с целью выявления противников оккупационного режима и, в первую очередь, лиц оказавших вооружённое сопротивление румынской армии.

Уже через 3 недели центр направлял в КЦС длинный список врагов режима, которые с оружием в руках встретили приход румын в Бессарабию. Список включал 50 крестьян из села Спея, 43 жителя села Шерпень, 34 из села Пэучень (Пухачень), 30 крестьян с. Делакэу, десятки жителей Варницы, Телицы и Гура-Быкулуй, среди них были и несколько женщин. Все они- местные жители указанных сел, чистокровные молдоване, которые никогда не состояли в партии большевиков.

Вынуждены  акцентировать этот момент, потому что в документах оккупационного режима все жители края, вынашивающие антирумынские настроения, поголовно названы «большевиками», «пришельцами»(venetici, străini de neam) и даже излюбленным румынами обобщаемым словом «жиды». По этим документам создаётся впечатление, что вся территория республики населена одними лишь большевиками.

            В последующем, подобные упомянутому выше списку, из Бендерского разведцентра шли нескончаемым потоком в КЦС новые докладные фицуйки содержащие длинные списки «большевиков». 14 февраля 1918 года комиссар Попеску докладывает своему кишинёвскому шефу новый список, озаглавленный «Опасные большевики», в который были включены фамилии ещё 70 крестьян из окрестных сел: Бульбоака, Гырбовец ,Дубэсарий-Векь  и др. И так без конца. Все эти люди немедленно арестовывались и подлежали физической ликвидации, согласно законам военного времени. Чтобы легче справиться с взбунтовавшимся населением румынскими властями было декретировано осадное положение и комендантский час на всей территории республики. Этот режим так и не был снят до прихода Красной Армии в 1940 году.

            В начальный период Сигуранца имела свои собственные тюрьмы (аресты), проводила дознание и после ужасающих пыток над заключёнными, самостоятельно, без согласования с судебными органами, выносила приговоры, она же приводила их в исполнение.

            Адский механизм по уничтожению гражданского населения (в понятии румын-«большевиков») на оккупированной территории включал также военно-полевые суды крупных армейских подразделений (на уровне дивизий), а также префектуры полиции, которые, как орган дознания, также имели свои, отдельные, тюрьмы. Не случайно, ещё тогда среди румын получил распространение лозунг: «Noi vrem Basarabia fără basarabeni» (мы хотим Бессарабию без бесарабцев).

Повальное избиение граждан, в том числе и детей в школах, бандитский грабёж населения, под видом военной реквизиции, массовое изгнание из страны (за Днестр) «чужеродных» и другие «прелести» оккупационного режима получили настолько широкое распространение, что уже воспринимались населением без особых эмоций, как норма румынской цивилизации. Несколько иное было отношение к тюрьмам, потому что за исключением очень редких случаев побегов, старожилы не помнят, чтобы при румынах кто-то возвращался из мест заточений. Да и сроки пребывания там были минимальны- жизнь заключённых нужна была румынским палачам только на короткий период «выдавливания» из них посредством пыток интересующих их сведений о сообщниках антирумынского сопротивления… Но все эти ужасы- тема для отдельного разговора. У нас есть ещё время и огромная документальная база, чтобы на основе архивных материалов Сигуранцы воссоздать живую картину в голографическом измерении по многим аспектам политической обстановке в Бессарабии 1918 года в том числе, и об ужасных злодеяниях, творимых против гражданского населения румынской армией и Сигуранцей. Но сначала должны завершить наш разговор о «золотой мечте» молдаван объединиться с румынами, представив румынским историкам, из огромной массы докладных записок и агентурных сообщений их родной Сигуранцы, ещё хотя бы несколько документов, чтоб они сами убедились что крылатое выражение, ставшее у нас народной поговоркой: « А кэута адевэр ын история ромынилор е о ынделетничире а проштилор» (искать правду в румынской истории- занятие дураков) не лишена  основания.

                                                                                                          Кишинёв, 15 июня 1918г.

Спец бригада Кишинёвской Сигуранцы

Агент №29

                                               Донесение

            Имею честь известить Вас, что из бесед, которые я имел вчера со многими бесарабцами большая часть из них женщины, с которыми общался по поводу поиска квартиры, выяснил, что не только евреи и русские, но и бессарабские румыны, в том числе и жители деревень, в большинстве своём, недовольны румынами. Они высказывают мнение, что с приходом румын Бессарабия обнищала, и что в крае, где раньше всё было в изобилии, сейчас люди голодают, потому что румыны всё забрали отсюда…

                                                           ***

В 1918 году, вслед  за армейскими подразделениями, как волной цунами подброшена через Прут из старого королевства масса цивильной публики, в основном авантюристы, бродяги и голодранцы, которые налетели как мухи на мёд в Бессарабию, чтобы «управлять, научить румынскому языку и просто поиздеваться над молдаванами». Они поустраивались примарями, учителями, судьями, священнослужителями и т.д. Вот с каким «радушием» и «любовью» встречали их молдаване.

                                                                                              №48 от 27/I -918

                                   Службе Сигуранцы генерального штаба

            Нас информируют, что в уезде Орхей по причине того, что в церквях и школах начали читать на румынском языке, население проявляет враждебность в отношении священников и учителей, которые убегают из сёл и селятся в населённых пунктах, где присутствуют наши войска.

Начальник службы, директор Н.Дрэгуцеску

Представители этой фауны колонистов как прилетели, так и улетели обратно, через прут в 1940 году. Но семена оставила. После 1990 года она дала пышные всходы в 3-4ом поколении и, показывая свой прежний, велико румынский оскал, во всём его неоколонизаторском блеске, стремится снова «управлять, научить румынскому языку и издеваться над молдавским многонациональным народом»…

            Наши деды и прадеды показали нам пример, как поступать в отношении этого колонизаторского отребья.

                                                                                              №245 8 февраля 918 год

                                   Внешняя служба генеральной Сигуранцы,

                                   XI дивизии, Второму разведбюро.

            Нами получены сведения о том, что в зале патриархии состоялось собрание священнослужителей, на котором собравшиеся выразили протест против румын, высказались также против присоединения церквей Бессарабии к румынской митрополии, так как они не хотят находиться в подчинении Румынского Митрополита.

Принятое решение будет направлено Московскому Митрополиту и намерены опубликовать в газете «Епархиальные ведомости»

                        Просим дать указание.

                                                                                                                                                                                                                   Начальник службы, директор Н.Дрэгуцеску

***

Старейший депутат и первый председатель Сфатул Цэрий (декан по возрасту), пользующийся высокой репутацией в румынских политических кругах, ярый сторонник унионизма Николае Александри, о котором агент Сигуранцы докладывал, что ещё со студенческой поры и потом, став уже зрелым политиком, он всю свою жизнь преследовал одну цель- освобождение Бессарабии от царского ига и объединение с Румынией, однако видя что сотворили румыны в «объединённой» Бессарабии, в своей речи в народной лиге 7 октября 1918 года сказал: «Наши крестьяне, насчитывающие около двух миллионов человек, все до единого, возмущены до такой степени деятельностью местных политиканствующих румынизаторов и творимым румынскими жандармами  и войсками разгулом, что они со всей искренностью, от всей души, желают отделиться от Румынии. Они готовы с кем угодно объединиться, лишь бы отойти от Румынии».

            После полугодовой деятельности на оккупированной территории Кишинёвский центр внешней службы Генеральной Сигуранцы сделала политический отчёт, в котором просматриваются некоторые политические выводы, весьма пессимистические для румын, но вместе с тем достаточно реалистичные: «В общем, по имеющейся из надёжных источников информации, городское и сельское население воспринимает приход румын в Бессарабию не только с недоверием, но даже враждебно. Считает этот приход бесполезным и вредным для себя. В отношении «объединения» (у сотрудников Сигуранцы были основания для заковычивания данного слова-прим. наше) они даже слышать не хотят, считая его незаконным, поскольку, как они утверждают, объединение должно было быть осуществлено через плебисцит»…

Подводя итог своим выводам по оперативной ситуации в Бессарабии, сотрудники Сигуранцы предсказывали на будущее: «Подобное положение не может продолжаться долго, поскольку любые исправительные меры по прошествии времени будут восприниматься ещё болезненнее, как дополнительное хирургическое вмешательство, что вызовет рост недовольства  в массах, последствия которого не трудно предугадать.»(Из информационного доклада №810 от 19 июня 1918 года Директору Генерального Управления Полиции и Сигуранцы МВД Румынии.)

Секуристы в своих предсказаниях были правы. В последующие годы Бессарабию буквально трясло от множества антирумынских волнений и восстаний, которые подавлялись штыками румынских солдат с жестокостью, потрясшую всю Европу.

Вот так выглядит чистая правда о «добровольном объединении» Молдавской Демократической Республики (Бессарабии) с «матушкой-родиной» Румынией в 1918 году. Если Вы, господа румыны, не верите, плюньте вашей Сигуранце прямо в лицо! Но сначала разберитесь с вашими историками…

Герасим Гидирим
публицист

http://ava.md/blogs/gidirim-gerasim/016951-dobrovol-noe-ob-edinenie-a-mozhet-bit-nasil-stvennii-zahvat-gospoda-rumini.html

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 − четырнадцать =