ЕАЭС выгодна дедолларизация

США стремятся ограничить развитие России, используя санкции, заявил глава российского МИД Сергей Лавров 22 марта, чтобы не зависеть от расположения Вашингтона и Запада в целом, РФ необходимо уходить от использования доллара и западных платежных систем. Одним из способов является развитие платежей в национальных валютах, которые активно развиваются в рамках ЕАЭС.

В России и некоторых других странах с самостоятельной администрацией все чаще звучит предложение отказаться от доллара. В ЕАЭС более 70% расчетов уже производится в национальных валютах, и это результат практической дедолларизации торговли. Однако дальнейшее куда больше будет зависеть от США, их политики, последствий их эмиссии и много другого.

Как подрывались внутренние основы доллара


В 1990‑е гг. на постсоветском пространстве никто всерьез не задавал вопроса о причинах популярности американской валюты. Она была на своем месте. Было очевидно: мировая экономика имеет доллар в качестве главной валюты, так как американская экономика лидирует – она самая технологичная, самая крупная и самая потребляющая, она породила огромный фондовый рынок, и только в ней может получить развитие информационное направление. Доллар был стабилен по отношению к золоту, а элиты мировой полупериферии и периферии верили в нерушимость американских правил игры. Даже в ситуации мировой финансовой качки 2008-2020 гг. доллар сохранял свои позиции. Он оставался главной валютой фондового рынка, товарных биржевых площадок, в нем прежде всего фиксировали и измеряли прибыль, хотя сделки могли проходить в любой валюте.

При этом все более очевидными становились пороки американской финансовой и бюджетной систем.

Правительственный долг США в первой половине 2020 г. увеличивался уже не на триллион долларов в год, как это было с 2008 г., а на $1-1,5 трлн в месяц. Сперва долг правительства перевалил за $26 трлн, потом достиг $28 трлн. На этой отметке он оказался в начале 2021 г. По итогам 2020 г. расходы американского государства превысили доходы на $3,13 трлн. Задолженность правительства за год поднялась на $4,5 трлн. Дефицит бюджета оказался на уровне 15% американского ВВП.

Однако в 2020 г. ФРС снизил ключевую ставку с 1,5-1,7% до 0-0,25%. Этим была похоронена политика нормализации ставок, которая должна была в прежние годы отразить выздоровление американской экономики и помочь рынкам начать функционировать так, будто бы кризис для США миновал. В декабре 2008 г. ставка была понижена до рекордного низкого на тот момент уровня в 0,25%. Лишь в декабре 2015 г. ФРС осмелилась повысить ее до 0,5%. С этого момента до осени 2019 г. наблюдалось повышение ставки. Ее пиковое значение составило 2,5%. Но в конце 2019 г. – начале 2020 г. снижение ставки оказалось недостаточно проворным: экономика и фондовый рынок рухнули. Это заставило власти беспрецедентно заимствовать, а ФРС – вновь прибегнуть к огромной эмиссии и вливаниям в финансовую сферу.

Нет ничего удивительного в том, что рост мировых цен на нефть во второй половине 2020 г. – начале 2021 г. все чаще связывают не с новым ускорением старого глобального локомотива (США), а с инфляций долларовых активов. Иначе говоря, доллар стал не тем, каким был в лучшие годы. Вкладываться в товары или предприятия, производящие всегда нужную материальную продукцию, стало куда выгоднее, нежели сохранять средства в долларах.

Байден в борьбе за внеэкономическое решение


В середине марта Джо Байден решительно заявил: Владимир Путин «заплатит» за вмешательство в американские выборы. Президент США считает, что президент России должен лично ответить перед властной машиной мировой «империи добра». Заявление было сделано в ходе интервью на телеканале ABC, в нем ощущался истерический настрой и нежелание следовать нормам международной дипломатии. Это понятно, так как политика многолетнего давления привела лишь к деморализации прозападной оппозиции, к провалу ее работы. Но если взглянуть на эту риторику с экономической стороны, то она была продиктована прежним стремлением США получить новые ресурсы.

Слова Байдена указывают, что Путин воспринимается в верхах США как ключевая фигура русского непослушания – российского самостоятельного развития, если выражаться на нашем языке. Несмотря на боевитый настрой, в Байдене ощущался страх того, что Путин продолжит двигаться по пути не либеральной, а укрепляющей Россию политики. А то, что Россия лучше многих (особенно США) прошла кризисную ситуацию 2020 г., в Вашингтоне отлично знают.

Даже тем, кто привык воспринимать Путина с точки зрения перманентной критики, стоило обратить внимание на американские векторы риторики. Они направлены против конкретного лица. Видно, что в Вашингтоне верят: выбьем Путина, свернем все беспокоящие процессы в России.

Все это не очень походило на глубокий стратегический расчет, но в том все и дело, что расчетов делалось много (санкционная война против России идет с 2013 г.), а в 2020 г. экономическое и финансовое положение США стало крайне дурным. И хотя в итоге ситуацию удалось стабилизировать, для элиты США, для Байдена лично это означало только необходимость продолжения политики нажима на Россию. Логично ожидать, что атаки против Путина будут нарастать, превращаясь в последнюю надежду на воскрешение былой силы доллара – в реальности, былой глобальной гегемонии США. А дело все в материальных ресурсах, которые Вашингтон хотел бы получить в итоге.

Чем все может закончиться?


Американская агрессивность всегда была экономически рациональной. Условия, в которых США оказались по итогам 2008-2020 г., не оставляют большого выбора. Финансовые элиты смогли достичь внутренней политический цели, удержать власть. Они подавили и оседлали социал-демократические настроения в обществе. Они одержали победу над промышленным капиталом, и выбили его представителя из Белого дома. Но внутренних ресурсов для поддержания устойчивости финансовой системы не хватает. В США пытались дозировать денежную подпитку бюджета, фондового рынка и крупнейших компаний, но события 2020 г. вынудили тратить и заимствовать невероятно много.

Последствием всего этого будет рост мировых цен, что выразит обесценивание доллара.

Сейчас $100 за баррель нефти марки Brent кажется чем-то едва ли в скором времени достижимым, и понятно, что мировая экономика еще не отошла от шоков минувшего года и рост цен означает не столько рост потребления, сколько рост позитивных ожиданий. Но не стоит удивляться тому, что в момент реализации этих ожиданий стоимость барреля нефти может дойти до $200. А что если спекуляции поднимут цены еще выше? Можно ли сомневаться в том, что обилие долларов и сверхдешевый кредит для игроков от ФРС или полученные от правительства США средства придут на товарные рынки? Они неминуемо там окажутся. Следовательно, борьбу американской элиты за российские и иные ресурсы (добывают их политическим взломом) следует признать экономически рациональной для США.

Возможно, другие, более соответствующие либеральным мифам США, вели бы себя иначе. Но подлинные США прижаты обстоятельствами, и обилие долларов – одно из таких обстоятельств.

Затеянный в ЕАЭС отказ от доллара в расчетах и резервировании опасен, так как резервирование в долларах является взятием странами на себя американской инфляции, а торговля не за доллары лишает американскую валюту товарного обеспечения на рынках. Впрочем, великий отказ от доллара в мире будет продиктован более всего не политическим соглашением правительств, а грозящим американской валюте постоянным ослаблением – снижением ее ценности в товарном выражении.

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 − три =