Экономика мешает Лондону и Брюсселю договориться о Брекзите

Британия и ЕС никак не могут оформить новые отношения после Брекзита: в ходе виртуального саммита 15 июня сторонам пришлось признать, что переговоры нуждаются в «новом импульсе». По сообщениям британских СМИ, Лондон готов пойти на уступки, чтобы заключить торговое соглашение в срок, однако последние раунды переговоров не показали существенного прогресса.

Фактор ужесточения переговорного процесса


Коронавирус не меняет позиции сторон в отношении Брекзита, однако выступает в роли фактора, оказывающего влияние на переговорный процесс, способность к компромиссу, пересмотр взаимодействия в области экономики, сохранение сотрудничества во многих сферах, в том числе и в медицине, научных исследованиях. Поэтому мы не говорим о том, что коронавирус может остановить процесс Брекзита. Однако мы видим, что он вполне способен ужесточить позиции переговорщиков, что с учетом комплексного характера самого Брекзита дополнительно осложняет ситуацию в целом. Эта цветущая сложность уже сполна проявилась в обвинениях Британии со стороны Мишеля Барнье, представляющего Евросоюз в переговорном процессе, в том, что британцы, «пользуясь» коронавирусом, не спешат выполнять свои обязательства.

Очевидно, чиновники ЕС полагают, что ценность торгового соглашения с Британией многократно возросла в условиях борьбы с пандемией, а, значит, посчитали возможным в очередной раз воспользоваться обстоятельствами для давления на британцев.

Интересно, что Брюссель указывает на большую заинтересованность Британии в экономическом и торговом сотрудничестве с ЕС в период коронавируса. Лондон, напротив, доказывает, что именно ЕС настроен на углубление такого взаимодействия. Переговорный процесс, таким образом, снова превращается в период перетягивания каната, и неслучайно обсуждалась возможность продлить переходный период выхода Британии из ЕС на два года.

В целом Евросоюз предпочитает договариваться об общих моментах, не углубляясь в детали, в то время как для британской стороны именно детали являются главным камнем преткновения. И, в общем, британцы торопятся в переговорном процессе, а ЕС демонстрирует готовность к его продлению и ожиданию большей настроенности британцев на компромисс.

Британский подход


Позиции Лондона выразил премьер-министр Борис Джонсон, заявивший, что Брекзит – это инструмент, данный его стране, чтобы устанавливать свои правила в торговле, а не слепо следовать регламентам других. Кроме того, британское общество в условиях коронавируса приветствует идеи политической свободы и сокращения выплат в общий бюджет ЕС. Также премьер-министр подтвердил отказ от продления срока пребывания Британии в Евросоюзе (вероятно, он стремится показать, что коронавирус хуже Брекзита, в то время как Брекзит, напротив, поможет улучшить экономические показатели с течением времени), хотя даже он не может не признавать, что коронавирус замедлил и переговоры, и вызвал спад в экономике.

Это заставило разных британских экспертов осторожнее высказываться о будущем страны; периодически в британской прессе можно встретить мнение, что британцев ожидает двойной удар по экономике – от Брекзита и от коронавируса.

В этих условиях громче звучат голоса противников Брекзита. Среди них традиционно наиболее упорными являются представители Шотландской национальной партии, которые заявляют, что экономика Великобритании может потерять 2 млн рабочих мест и сократиться на 35% из-за коронавируса, что потребует установить более тесные связи страны с ЕС-27.

Кроме того, в условиях соблюдения правил профилактики распространения COVID-19 невозможен живой переговорный процесс, а использование технических средств связи мешает установлению доверительного контакта и не способствуют стремлению сторон договориться, а также открыто поделиться своим мнением. Помимо этого, многие политики ЕС, включая главного переговорщика по Брекзиту, а также самого британского премьер-министра, заразились коронавирусом и не проводили по этой причине переговоры.

Сложные вопросы


Среди них наиболее острым по-прежнему является вопрос о границе, пролегающей в Ирландском море, однако нельзя не отметить и проблему взаимодействия в производственной сфере, а также в финансировании инноваций, которые осуществлялись в сотрудничестве со структурными фондами ЕС. Тем не менее, в условиях постоянного ожидания новых периодических вспышек болезни идея полноценной таможни вызывает уже меньше вопросов, даже при том, что она означает разрушение производственных цепочек. В принципе, они уже давно потихоньку разрушаются, а коронавирус подстегнул этот процесс. При этом Брюссель, напротив, полагает, что это негативно скажется на британской экономике и ее позициях в Европе.

Помимо этого, настоящее время в целом оказывается сложным для переговоров и заключения сделок, примером чему служат несостоявшееся соглашение ЕС с США, а также длительность заключения соглашения ЕС с Канадой, которое, однако, стало эффективным фактором в интенсификации торговых отношений сторон.

Однако интересно, что британцы уже предусмотрели для европейских компаний, работающих на их территории, возможность остаться с помощью инструмента временного режима разрешений.

Еще одним спорным вопросом в условиях COVID-19 стал иммиграционный вопрос. Хотя он вызывал некоторые разногласия и прежде, сейчас он превратился еще в одно дополнительное препятствие в переговорном процессе. Пандемия показала неготовность соответствующих служб государств-членов обеспечивать безопасность граждан ЕС при их передвижении внутри общего рынка, но также и нежелание стран-членов нести ответственность за граждан других стран. Она привела к закрытию границ и показала преимущество высокой степени автономности.

Поэтому британцы по-прежнему выступают за свои правила иммиграции, в том числе в отношении граждан Евросоюза, против участия своей страны в зоне свободной торговле на условиях Брюсселя и в тематических программах ЕС, так как те потребуют дополнительного финансирования, а также имеют свою позицию по вопросам разнообразных квот, включая квоты на рыбную ловлю. Основным принципом, который является ведущим в переговорах, остается принцип отказа следовать законам ЕС. Особое внимание британская сторона уделяет вопросам сотрудничества с ЕС в сфере рыболовства, транспорта и энергетики, а также проявляет заинтересованность в углублении переговоров об облегчении таможенных пошлин на конкретные группы товаров.

Возможен ли компромисс?


Брюссель столкнулся с серьезным вызовом в лице Брекзита, однако пандемия его действительно ужесточила. Она провела дополнительные разделительные линии и углубила существующие, разделила общества и регионы на богатые и бедные, более самодостаточные и менее самодостаточные.

ЕС не может в настоящее время представлять собой тот самый монолит, который позволит единым фронтом выступить в переговорном процессе с Британией, так как экономические последствия во всех странах от коронавируса разные, что утверждает вариации во взглядах стран-членов и на вопросы Брекзита и возможность максимального сохранения Британии в общем рынке. Вероятно, именно этим обстоятельством вызвана готовность чиновников Брюсселя не торопиться, а подождать.

Поэтому продление переходного периода вполне вероятно, и по-прежнему Брюссель заинтересован в нем больше британцев. На самом деле, вопрос стоит даже шире – насколько возможно в данных условиях сохранять тесное взаимодействие сторон? И в таком виде он относится уже не только к истории с Брекзитом.

Источник: доктор политических наук,

профессор СПбГУ Наталья Еремина

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шестнадцать − три =