Евразийская интеграция в сфере «зелёной энергетики»

В связи с реализацией предложенных сценариев основные положения национальных планов в сфере «зелёной энергетики» и ВИЭ выглядят следующим образом.

В Армении:

— развитие сектора ВИЭ (в первую очередь  малых ГЭС, солнечных и ветровых станций), сферы энергоэффективности;

— продление периода эксплуатации Мецаморской АЭС, в долгосрочной перспективе – строительство нового атомного энергоблока;

— строительство Мегринской ГЭС (первый этап работ начат в 2012 г).

В Белоруссии:

— модернизация и развитие сектора генерации (строительство атомной электростанции  БелАЭС и др.);

— развитие сети магистральных газопроводов, газоперерабатывающих мощностей, систем хранения и распределения природного газа;

— развитие сферы энергосбережения, возобновляемой энергетики;

— комплексное развитие транспортно-энергетической инфраструктуры, необходимой для функционирования автомобильных транспортных средств на электрической тяге.

В Казахстане:

— развитие атомной электроэнергетики (замыкание ядерного топливного цикла), сфер ВИЭ и энергоэффективности;

— строительство магистрального газопровода «Запад–Север–Центр» по маршруту Тобол–Кокшетау–Астана и его стыковка с региональным газопроводом Карталы–Рудный–Костанай;

— строительство магистрального газопровода Барнаул–Рубцовск–Усть-Каменогорск с подключением к ГТС России;

— объединение энергосистемы Западного Казахстана с ЕЭС Казахстана;

— реабилитация НЭС;

В Киргизии точкой «сборки» энергетического хозяйства является гидроэнергетика, значение которой велико не только для промышленного производства и сельского хозяйства, но и социальной сферы. С технической точки зрения в отрасли скрыты значительные возможности для развития ввиду того обстоятельства, что потенциал энергии стока средних и малых рек и водоемов пока освоен слабо.

К числу основных направлений развития и проектов национального масштаба можно отнести следующие:

— развитие добывающей промышленности, в первую очередь  угольной;

— развитие сферы энергосбережения, возобновляемой энергетики (малой гидроэнергетики);

— развитие атомной электроэнергетики (в перспективе);

— строительство ГЭС «Камбар-Аты-1, Верхне-Нарынского каскада ГЭС, тоннельной ГЭС на р. Кокомерен.

В Российской Федерации к соответствующим направлениям развития и проектам авторами документа предлагается отнести следующие:

— развитие возобновляемой энергетики и сферы энергоэффективности (отбор проектов осуществляют профильные министерства РФ);

— создание «умной» электрической сети, создание локальных систем управления независимыми источниками генерации;

— внедрение газомоторной техники на автомобильном, железнодорожном, морском, речном, авиационном транспорте и технике специального назначения.

Однако, несмотря на наличие рамочных соглашений, в прогнозе было отмечено, что «в ЕАЭС наметилось замедление процесса интеграции из-за растущего стремления каждого государства к получению (для себя) максимально возможных выгод. Иными словами, наблюдается снижение скорости интеграционных процессов из-за роста «экономического эгоизма». В ряде случаев компромиссы расцениваются как ущемление суверенитета. В качестве одного из примеров укажем на сложность согласования мер (программ) по формированию общих рынков в сфере энергетики», сообщают авторы документа.

И вся же, несмотря на сложности, возникающие при реализации решений, движение продолжается: в 2019 году принято решение Совета ЕЭК № 114 «О техническом регламенте Евразийского экономического союза «О требованиях к энергетической эффективности энергопотребляющих устройств». Принят также технический регламент Евразийского экономического союза «О требованиях к энергетической эффективности энергопотребляющих устройств», что позволит потребителям получить полную информацию об энергопотреблении различных бытовых приборов и прочих устройств промышленного характера.

Среди новостей этой сферы есть и сообщение о том, что 11 июня 2019 года АО «АТС» подвело итоги отбора инвестиционных проектов по строительству генерирующих объектов на основе использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ) на 2020-2024 годы. Среди проектов, отобранных для реализации в 2019 году, – объекты гидрогенерации в Карелии на 8100 МВт, ветровой и солнечной генерации в Ставропольском крае соответственно на 71250 МВт и 5600 МВт.

Казахстан, в свою очередь, также активно реализует программы внедрения ВИЭ. На 2019 год доля генерации ВИЭ составлял 1,3%, к концу 2020 года его планируют довести до 3%, к 2030 году – до 10%.

По сообщениям казахстанской прессы, только с января по июнь 2019 года были введены в эксплуатацию семь объектов. Благодаря этому мощность объектов ВИЭ достигла 678,6 МВт, а к концу года она может достичь 915 МВт. Свой вклад в генерацию вносит и «Бурное Солар» в Жамбылской области, запущенная в 2015 году, мощность которой расширили в 2018 г. до 100 МВт. В 2018 году запущены станции в городе Сарань, в посёлке Гульшат.

В Белоруссии, по сообщениям профильных СМИ, доля возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в 2019 году в валовом потреблении ТЭР составила уже 6,7%. За прошедший год введены в эксплуатацию 25 теплоисточников, работающих на древесном и торфяном топливе, три ветроэнергетические и три биогазовые установки. Белорусские экологи предлагают обратить внимание на внедрение установок для сжигания биогаза с мощностью свыше 150 кВт, что, по убеждениям чиновников Минприроды, технически возможно на комплексах по выращиванию крупного рогатого скота, где поголовье превышает 700 голов, крупных свинокомплексах и птицефабриках. Также в рамках программы энергоэффективности еще 12 лет назад введен в эксплуатацию энергоэффективный дом первого поколения, а в 2017 году в Минске, Гродно и Могилеве – три энергоэффективных здания второго поколения.

СМИ сообщают, что правительством РБ на 2020 год установлены квоты на создание установок по использованию возобновляемых источников энергии суммарной электрической мощностью 56,245 МВт, в том числе с использованием энергии биогаза – 2,72 МВт, энергии ветра – 2,5 МВт, энергии солнца – 5,025 МВт, энергии естественного движения водных потоков – 33,0 МВт, энергии древесного топлива и иных видов биомассы – 13,0 МВт.

Принятое 17 января 2020 года постановление правительства Киргизии «Об утверждении Стратегии развития строительной отрасли Кыргызской Республики на 2020-2030 годы» предполагает в плане ресурсосбережения и использования ВИЭ в энергетической «корзине» страны «создание комфортного энергосберегающего жилья и реконструкцию существующей застройки в сельских населенных пунктах; создание децентрализованных систем отопления и электроснабжения; разработку и утверждение комплексной отраслевой программы в сфере энергосбережения и энергоэффективности в области строительства; внедрение эффективных конструктивных решений теплозащиты зданий, энерго- и ресурсосберегающих технологий и инженерного оборудования».

Этим постановлением проводится в жизнь закон «Об энергетической эффективности зданий», который предполагает создание современных энергоэффективных экологически чистых жилых, общественных и промышленных зданий, эксплуатируемых с использованием ВИЭ.

В вопросе генерации энергии следует напомнить, что ещё в 2018 году КР занимала 3-е место в СНГ в сфере гидроэнергетического потенциала. В 2020 году этот потенциал продолжит наращиваться посредством достройки Камбаратинской ГЭС, реабилитации Токтогульской ГЭС, которая уже сегодня производит 40% общего объема энергии в стране и чья установленная мощность равна 1200 МВт. После реабилитации ожидается прирост мощности в 240 МВт и продление срока службы на следующие 35-40 лет.

В Армении, как и в Кыргызстане, традиционно достаточно высокий уровень генерации электроэнергии посредством ГЭС. Кроме того, к 2017 году были введены в строй 10 солнечных станций мощностью в 1 МВт, летом 2018 года началось строительство крупной станции «Масрик-1» на 55 МВт. Пока что солнце и ветер занимают наименьший процент от общей мощности электрогенерации страны (примерно 1% от общего объёма генерации). Но правительство Армении планирует организовать строительство новых солнечных мощностей до 100 МВт.

* * *

Беглый взгляд на положение дел в секторе «зелёной экономики» ЕАЭС, в её энергогенерации и энергосбережении позволяет с уверенностью утверждать, что, несмотря на достаточно большие сложности в воплощении программ внедрения возобновляемых источников энергии, дело сдвинулось с мёртвой точки и продолжает двигаться в сторону значительного увеличения их доли в энергетике стран ЕАЭС. Причём в таких странах, как Кыргызстан, Армения традиционно велик процент электростанций, генерирующих энергию, задействуются такие ВИЭ, как гидроэлектростанции, активно используются особенности рельефа, в других же странах рациональнее делать ставку на солнечную энергию, либо на ветровую.

Важным аспектом реализации «зелёной энергетики» видятся и активно внедряющиеся малые формы генерации, позволяющие избежать необходимости переброски электроэнергии на большие расстояния и запитывать инфраструктурные объекты энергией, вырабатываемой на местах, что очень важно для небольших населённых пунктов, а также сельскохозяйственных и промышленных предприятий, требующих удаления от больших центров генерации.

Увязывание планов по развитию «зелёной энергетики» в странах ЕАЭС с проводимой политикой на внедрение ресурсосберегающих технологий в строительстве, машиностроении, приборостроении и прочих отраслях экономики может дать значительный синергический эффект, который позволит снять часть нагрузки на экологию наших стран.

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × 4 =