Евразийское партнёрство Абхазии и России: геополитический контекст

OLYMPUS DIGITAL CAMERAРазвал Советского Союза в декабре 1991 г. привёл, как известно, и к крушению основанной на балансе сил Ялтинской системы мироустройства.

Международные институты, сформированные в рамках этой системы, и, прежде всего, ООН, а также принципы международного права того периода, естественным образом стали терять реальную силу и актуальность.

Первой это ярко продемонстрировала сторона, вышедшая победителем из «Холодной войны» — США и их союзники по блоку НАТО. Они решили в полной мере воспользоваться правом сильного, тем более, что этому способствовало и международное общественное мнение, формировавшееся на иллюзиях о том, что целью Запада является установление всеобщего мира, благоденствия и демократии. В той же России в 1990-е годы подобные настроения были очень сильны, большинство считало, что «Запад нам поможет». И он действительно «помог», поэтапно осуществив интеграцию не только государств бывшего Варшавского договора, но и стран Балтии в НАТО и Европейский союза. Тем самым было чётко продемонстрировано, что Запад рассматривает Россию не в качестве партнёра, а продолжает считать её своим противником, трудностями которого необходимо воспользоваться для расширения сферы геополитического влияния.

Кроме того, США, ставшие единственной сверхдержавой, своими никак не согласованными на площадке ООН действиями в Югославии, Ираке и ряде других государств, фактически аннулировали систему международного права, подменив его правом силы. Международное сообщество в настоящее время не обладает правовыми рычагами сдерживания агрессивной политики США. О международном праве вспоминают лишь тогда, когда возникает необходимость создания пропагандистской ширмы для дальнейшего продвижения интересов Запада. Именно отсюда и проистекают пресловутые двойные стандарты, когда право на самоопределение признается только за народами, элиты которых ориентированы на Запад, когда под прикрытием обеспечения прав человека осуществляются интервенции и уничтожаются тысячи ни в чем не повинных людей.

Фактически, доминирование «демократического» Запада на протяжении последних двадцати лет не только не сделало мир лучше и безопаснее, а породило глубочайший глобальный кризис, поставив человечество перед угрозой мировой войны.

Следует отметить, что от такого развития событий далеко не в выигрыше оказались и многие страны Запада, прежде всего, Восточная Европа, Балканы, Испания, Португалия. Большое внутреннее напряжение переживают Германия, Франция и Италия. Все это следствие отсутствия международного баланса, а значит и общей площадки для долгосрочных договоренностей.

В этой связи на повестку дня остро становится вопрос о формировании новых полюсов силы, наличие которых позволило бы сбалансировать международную систему. Это далеко не абстрактный вопрос, т. к. с его решением связано благополучие, а порой, и сохранение многих народов.

Одним из таких международных полюсов силы имеет все шансы стать Россия, во всяком случае, весь период управления страной Владимиром Путиным является очевидной весомой заявкой на это. В первые два срока его президентства основные усилия были направлены на предотвращение распады страны, восстановление её экономического и военного потенциала. Этот процесс, безусловно, не мог не насторожить западных «партнёров» России, главной целью которых является получение свободного доступа к ресурсам России и их использование для развития собственных экономик. В реализацию этих целей совершенно не вписывается сильная, самостоятельная и амбициозная Россия. Поэтому Западом был взят курс на дестабилизацию с последующим включением в зону своего влияния постсоветских государств, которые в перспективе могли бы составить ориентированное на Москву геополитическое пространство. Ключевым звеном в этой политике Запада стала Украина, борьбу за которую с переменным успехом Запад ведёт уже 20 лет. Причём это делается несмотря на то, что единство этого государства во многом обеспечивалось исключительно благодаря России. Путин адекватно оценил цели и возможные последствия переворота в Киеве, как прямую угрозу безопасности России, которую он обязан обеспечивать по Конституции, и самому существованию русского населения Крыма и Юго-востока Украины. Самоопределение и последующее вступление Крыма и Севастополя в состав России, на самом деле является гораздо более естественным, чем продолжение их нахождения в рамках Украины. Такое состояние могло поддерживаться искусственно, только при условии ориентации Киева на Москву. Но Киев сделал другой выбор, который может быть реализован только путем подавления русского населения и полной зачистки пророссийской политической элиты.

Показательно, что даже в этих условиях Москва продолжает делать компромиссные предложения о федерализации Украины, что, по сути, означало бы ее превращение в нейтральное государство, в котором бы соблюдался баланс интересов как собственного населения, так и внешних акторов, таких как Россия и Запад. Однако, похоже, Запад хочет «дожать» ситуацию до конца, т. к. в отличие от России у него нет тесных этнических, религиозных и культурных связей с Украиной, его интересует только территория.

Фактически, Запад взял курс на полную изоляцию России и игнорирование её естественных интересов, связанных с безопасностью и экономическим благополучием.

Таким образом, у России нет иного выбора, как защищаться, а это возможно только сформировав вокруг себя союзное интеграционное пространство.

Неслучайно, на протяжении ряда лет, предвидя такое возможное развитие событий, Путин последовательно продвигает идею Евразийского союза. Его создание предполагает наличие следующих условий: формирование общего рынка и, соответственно, единого таможенного пространства, создание системы коллективной безопасности, единую валюту и, что не менее важно, сохранение и укрепление единого цивилизационного пространства, которое на протяжении веков строилось Россией.

Естественно, в таком союзе могут участвовать совершенно различные по масштабам, экономическим и политическим возможностям государства. В этом и состоит его главное преимущество, которое позволяет странам и народам вне зависимости от их размеров и численности, быть полноправными участниками международного сотрудничества, развиваться в условиях безопасности и свободного обмена идеями и технологиями. Несомненно, такой союз, с объединяющим стержнем в лице России, представляет жизненный интерес и для таких государств, как Абхазия. К примеру, удобное географическое положение, благоприятный климат, серьезный потенциал для развития коммуникаций, способных объединить Россию, страны Причерноморья и Центральной Азии, могут стать основой для создания Абхазией собственной уникальной ниши в рамках такого союза. В частности, Абхазия могла бы стать площадкой, на которой бы функционировали различные финансовые и инновационные центры союзного пространства. Отсутствие полномасштабного международного признания Абхазии, как представляется, не является препятствием для осуществления такой стратегии, т. к. в современных условиях гораздо важнее быть признанным, теми государствами, которые способны гарантировать реальную безопасность и свободное экономическое развитие. Ярким тому примером является Косово.

В ходе развития взаимоотношений с Абхазией Россия могла бы «обкатать» модель интеграции с другими государствами, проявляющими интерес к формированию союзного пространства. Представляется, что настало подходящее время для того, чтобы начать широкое общественное обсуждение правовых основ и механизмов, которые позволили бы вывести отношения России и Абхазии на новый уровень углубленной интеграции двух суверенных государств в рамках евразийского партнерства.

Таким образом, реализация идеи Путина, несомненно, открывает новые широкие перспективы для многих небольших государств, заинтересованных в создании надёжных гарантий для своего развития. И таким гарантом на постсоветском пространстве может являться только сильная, способная постоять за себя Россия.

Беслан Бутба

ИСТОЧНИК:  iarex.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

10 − 9 =