На фоне последних событий на Украине, где национализм продолжает своё непрерывное наступление по всем фронтам, начиная от бытового уровня и заканчивая политикой государства, сегодня вопрос о возможностях его распространения и в других странах постсоветского пространства становится, как никогда, актуален.

1415340968_na

И если Литва, Латвия и Эстония уже не первый год практически живут в предлагаемой им местными националистами реальности, прославляя жизненный путь подразделений СС и внедряя в общественное сознание абсолютную ненависть к своему недавнему прошлому в составе СССР, то Белоруссия в этом плане всё ещё остается своеобразным островком благополучия и национальной терпимости. Однако, как это не прискорбно констатировать, в последнее время официальному Минску становится всё сложнее контролировать у себя в стране национальный вопрос, глубинной причиной чему является неуёмное желание местных властей поиграть, как и на Украине, с вопросами историко-культурной принадлежности своего этноса.

Дело в том, что сегодня белорусы оказались фактически между нескольких огней. С севера их окружают прибалтийские националисты, с юга – украинские, с запада – паневропеизм вперемешку с содомией, а со стороны России, как считают многие в республике, в ближайшем будущем не стоит ожидать ничего иного, кроме политического и экономического диктата.

Правда, в последнем случае, серьёзных доказательств «имперских амбиций» Кремля в отношении Белоруссии никто толком привести не может. Даже сам президент Александр Лукашенко, очередным подтверждением чего стала его недавняя традиционная пресс-конференция для представителей российских региональных средств массовой информации, которая состоялось в Минске 17 октября. Помимо всего прочего, белорусский лидер неоднократно высказывал своё недовольство политикой России, заявив, в конце концов, что такое поведение в странах бывшего Союза «частенько называют – имперские амбиции»:

«Никто просто так Беларуси ничего не даёт. Наоборот, как я вам рассказал про этот манёвр, стараются где-то унизить, чтоб где-то наклонить, на колени поставить… Это неправильно, это всегда приносит в наши отношения не просто непонимание, а какую-то обиду…».

При этом реальных доказательств «имперского давления» на Минск приведено так и не было, что прекрасно характеризует современную позицию белорусских властей – виноваты все, кроме нас. Именно поэтому в белорусской среде и бытует весьма странное мнение, что Россия хочет присоединить к себе Белоруссию по примеру Крыма. Правда и Запад остаётся фактическим врагом, в планах которого сделать из республики обыкновенную буферную зону между западной цивилизацией и русским миром.

Подобное отношение к действительности большинства белорусов можно объяснить достаточно просто. Сегодня в массовом сознании обывателя наблюдается определённый идеологический вакуум, который за последние двадцать лет не смогли заполнить ни государственная идеология, ни западные политтехнологии. И в этом кроется достаточно серьёзная проблема не только для самой республики и её будущего, но и для её ближайших соседей.

Дело в том, что при отсутствии серьёзной национальной идеи, в массовое сознание достаточно просто внедрить совершенно чуждые местной культуре и мировосприятию ценности и идеалы. В данном случае речь идёт о возможности распространения в Белоруссии крайнего национализма, который в последние годы вновь превратился в основное орудие уничтожения суверенитета неугодных мировым державам стран. К сожалению, несмотря на всю инертность белорусского общества, сегодня и в нём стали прослеживаться черты местного националистического движения, по примеру и методам украинского.

В Белоруссии уже не первый год формируются несколько слоёв собственного национализма, который медленно, но верно ищет свой путь к сердцам большинства простых жителей. Здесь можно встретить националистов всех мастей – от леворадикалов и экологических националистов до откровенных фашистов, которые, правда, в отличие от Украины и России, крайне редко афишируют свои взгляды из-за риска быть привлечёнными к уголовной ответственности – официальный Минск способен контролировать распространение «коричневой чумы» у себя на территории. Однако при всём «разнообразии» националистических группировок, нынешнее белорусское общество можно разделить всего на несколько больших групп, каждая из которых в определённой степени несёт в себе угрозу нынешнему спокойствию, как самой республики, так и её соседям.

«Национальные нигилисты»

Первый, самый крупный и, пожалуй, неповоротливый слой белорусского общества – «национальные нигилисты». Это в массе своей простые белорусы, которые мало интересуются как политическими вопросами, так и проблемами национального характера. Им неважно, кто находится у власти, кто живёт рядом с ними и на каком, в сущности, языке – белорусском или русском – надо говорить. Главная их забота – повседневная жизнь, мирное существование и наличие стабильного места работы.

В данном случае можно говорить, что национальная инертность является сопутствующим фактором политической неграмотности и так называемой «тутейшести». Для данного слоя общества характерно понимания родины, в том числе, и как национального ориентира, не Белоруссии в целом, а как места его повседневной жизни.

Чем дальше от дома, улицы, района или города простого белоруса находятся интересы общества и государства, тем менее ценными они для него становятся. И дело здесь не только в том, что подобная традиция складывалась на территории современной Белоруссии на протяжении многих веков, но и в современной государственной политике – белорусу не стоит думать о глобальных вещах, ему следует выполнять распоряжения сверху, так как только государство знает, что нужно делать и как жить.

К сожалению, именно по такой схеме и существует в настоящее время большинство жителей республики, которые составляют основную часть электората нынешней власти. К ним можно отнеси государственных служащих, пенсионеров, жителей деревень, работников госпредприятий и часть современной учащейся молодёжи, которая в страхе перед потерей студенческого билета предпочитает приспосабливаться к нынешней конъюнктуре.

Однако именно в приспособленчестве данной группы общества и кроется главная опасность – существующее статус-кво и равнодушие к происходящим в стране процессам в будущем может привести к довольно серьёзным последствиям, как это уже случилось, например, с Украиной, где большинство населения также не воспринимало сигналов о надвигающейся национальной катастрофе.

В белорусской действительно подобные опасения связаны с тем, что сегодня в обществе всё больше набирают популярность два близких друг другу националистических течения, которые выглядят достаточно радикально на фоне нынешнего состояния страны. Речь идёт о «белорусах–западниках» и
«белоруса-литвинах».

«Белорусы-западники»

«Белорусы-западники» являются второй по величине, но при этом более активной, группой белорусского общества. Это подвижные представители интеллигенции, предприниматели, а также очарованная картинами западной жизни учащаяся молодёжь – своеобразные космополиты, которые готовы ругать местные ценности, но превозносить идеалы североамериканского и западноевропейского уклада.

И здесь уже неважно, что иллюзия, которую создают в массовом сознании прозападные средства массовой информации, не всегда совпадает с существующей реальностью. Любовь к западной демократии формирует у белорусов стойкое убеждение в том, что главным врагом развития страны, местной культуры и языка, является Россия и всё, что с ней связано.

Особый импульс развития это крыло белорусского национализма получило после всем известных событий на Украине, нынешнее руководство которой стойко решило создать новое государство на основе ненависти к русским. Поэтому и в Белоруссии, где существуют многовековые связи с русским миром, и отсутствует национальная вражда, всё чаще стали слышаться разговоры о необходимости очищения белорусской национальной идеи (которую в стране и государство, и каждый из националистов видит по-своему) от «русских примесей».

Дело в том, что ситуация в республике за последние годы медленно, но всё же развивается именно по украинскому сценарию. На Украине также живут простые люди, которые в массе своей довольно аполитичны и инертны, как и белорусы. Исключение, пожалуй, составляет часть общества западных регионов страны, для которой характерно вековое стремление к анархии и так называемой «вольнице», причем неважно от кого.

Именно оттуда пришли в украинское самосознание идеи о «великих украх», которые являются чуть ли не прародителями ариев и всех нынешних европейцев, именно оттуда сегодня распространяется фашистская идеология, и именно оттуда растут корни ненависти к России. При этом нельзя говорить о том, что Западная Украина населена сплошь националистами и неадекватными людьми, однако их количество на душу населения именно там превышает все допустимые пределы.

Проблема современного украинского государства заключается в том, что на протяжении многих лет власти не делали абсолютно ничего, чтобы остановить развитие местного национализма, сначала просто смотря на пропаганду идейБандеры и Шухевича, а затем используя их в собственных интересах. При этом главный расчёт делался на то, что контролировать националистов можно будет и дальше. Однако, как известно, подобная политика оказалась в корне неверной.

Нечто подобное сегодня можно наблюдать и в Белоруссии, где власти всё чаще стали прибегать к национальной риторике, пытаясь, с одной стороны, отобрать у оппозиции её традиционный инструмент в борьбе с режимом, а с другой – использовать её в продолжающейся торговле, как с Западом, так и Россией.

Причём происходит сегодня всё это абсолютно отрыто: начиная от изменений табличек с названиями улиц и транслитерации станций метро в столице только с белорусского языка, и заканчивая политикой государственных чиновников, которые массово стали взывать к историческим корням белорусского этноса в ущерб здравому смыслу.

Показательной в данном случае является ситуация с Георгиевской ленточкой, которую в Белоруссии, если и не запретили официально, то на государственном уровне никак не приветствуют. Особенно на фоне событий на Донбассе. Её заменой стала лента в цветах государственного флага республики, что объясняется необходимостью воспитания собственного чувства патриотизма, а не на основе идей других государств. Проще говоря, идеи братства и единства наций сегодня в Белоруссии есть только на бумаге.

И именно это играет на руку местным националистам, для которых любое отклонение от российского вектора является дополнительным стимулом к развитию и дает шанс в будущем. Тем более сегодня у них есть у кого учиться – их украинские коллеги с большой радостью приедут со своим «майданом» в Белоруссию, чтобы поделиться опытом национальной борьбы за независимость от ненавистного «российского агрессора».

Причём, необходимо напомнить, что связи белорусских и украинских националистов существуют уже давно, и представители УНА УНСО (Украинская Народная Ассамблея – Украинская Национальная Солидарная Организация) частенько бывали в республике начиная с середины 1990-х годов, помогая местной оппозиции устраивать беспорядки и баламутить футбольных болельщиков на стадионе. Поэтому недооценивать нынешнюю ситуацию абсолютно не стоит. Тем более, что сегодня постепенно набирает силу ещё один слой белорусского национализма.

«Белорусы-литвины»

Третий и, пожалуй, самый малочисленный (по разным подсчётам, не более 100-150 тысяч), но весьма перспективный, с точки зрения национальной идеологии, слой – «белорусы-литвины», социальной базой которых являются интеллигенция и часть националистически настроенной молодёжи. Причём эти националисты несут в себе довольно серьёзную опасность не только для России, но и для Польши и стран Прибалтики.

Официально в развитии «литвинизма» всё началось 20 мая 2000 года, когда в Новогрудке (Гродненская область Белоруссии) на Замковой горе несколькими десятками самопровозглашённых литвинов был подписан «Акт объявления существования литвинской нации» и заявлено о возрождении литвинского языка с использованием латиницы, а не кириллицы. В основу концепции «литвинизма» новые националисты положили следующие идеи.

Во-первых, своей территорией они считают так называемый еврорегион, состоящий из Республики Беларусь, Виленского края Литовской Республики, Подляшского воеводства Польши и некоторых других прилегающих областей – так называемая Литвания. По мнению идеологов течения, с присоединением Белоруссии к Европейскому Союзу Литвания станет «органичной частью общеевропейского культурного и исторического контекста». При этом отмечается, что связь между Минском и Вильнюсом, между Гродно и Белостоком должна быть абсолютно свободной, в то время как вопросы о границах с Россией остаются открытыми.

Во-вторых, литвины утверждают, что они не литовцы, несмотря на похожие самоназвания, и не белорусы, которые, по их мнению, в историческом контексте имеют литвинское происхождение. При этом выдвигается тезис о том, что литвинская национальная идея, исходя из своей перспективы, просто «вбирает в себя те части разнонаправленных белорусских национальных идей, которые не противоречат литвинизму». Более того, по их мнению, каждый второй белорус, а также русские, литовцы и жители Северо-Восточной Польши уже неосознанно являются литвинами, так как кто-то не нашёл сегодня «желаемого наполнения и контекста» в существующих национальных идеях, а кто-то неустанно «чувствует потребность своего сопричастия к европейской цивилизации».

В-третьих, провозглашая себя коренной нацией Белоруссии, титульным народом Великолитвы и государство-образующей нацией Великого Княжества Литовского, литвины осознают свою ответственность за будущее страны в составе Европейского союза и видят своё предназначение в построении свободного и либерального европейского государства.

Именно эти основополагающие принципы новых белорусских националистов, которые многим могут показаться обыкновенной показухой, и несут в себе ряд проблем для стран-соседей современной Белоруссии и, в первую очередь, России. В данном случае необходимо понимать, что провозглашая принципы национального и культурного равенства всех этнических групп, проживающих на территории современной Белоруссии, «литвинизм» достаточно чётко противопоставляет себя русскому миру.

Речь идёт о необходимости создать «абсолютно независимую силу, которая бы сумела выстоять в условиях российской оккупации и сохранить литвинский дух» в случае поглощения Белоруссии Россией. Правда, необходимо отметить, что сегодня открытая пропаганда вхождения Белоруссии в Евросоюз и отказ от какой-либо интеграции с Россией, кроме как в рамках ЕС, не учитывает общего настроения жителей республики, что прекрасно понимают и «белорусы-литвины» и «белорусы-западники». Но даже в этом случае «литвинизм» не видит возможности дальнейшей интеграции русских и белорусов в рамках единого славянского мира, провозглашая тезис о «пост-империалистических» и «реваншистских» настроениях в российском обществе.

Если добавить к этому и непреодолимое желание литвинов воссоздать Великое Княжество Литовское «от моря до моря», то определённая опасность в данном националистическом движении существует и для Польши, и для Литвы, земли которых должны стать органической частью нового государства.

Конечно, подобные идеи сегодня выглядят крайне нелепо. Однако хотелось бы напомнить, что ещё несколько лет назад вряд ли кто-то на Украине даже в страшном сне мог подумать о потере Крыма и, по всей видимости, Донбасса. И всё потому, что государственные деятели весьма легкомысленно относились к постоянно растущему националистическому движению, используя его, как уже указывалось выше, только в своих интересах.

Несмотря на то, что нынешняя автохтонность жителей современной Белоруссии, которая является принципиально важной чертой белорусской идентичности, обусловлена историей региона и своеобразными чертами этнической самоидентификации (например, самоопределение «тутэйшыя» или «здешние»), в настоящее время нельзя полностью отрицать того, что крайний национализм в Белоруссии все же возможен. Тот факт, что нынешнее разделение белорусов пока не представляет особой опасности ни для России, ни для самой республики, не отрицает резких изменений ситуации в будущем. Причём главной причиной перемен может стать стремление местной политической элиты использовать национальные течения в собственных интересах.

Чем подобное закончилось на Украине, известно всем. Произойдёт ли это в Белоруссии – покажет время.

Юрий Павловец
Доцент кафедры гуманитарных дисциплин
Белорусского государственного университета информатики и радиоэлектроники

Минск, Белоруссия.

Источник: 3rm.info

См. также:

Необходимо отодвинуть третью мировую войну от границ России /Выступление Михаила Делягина/
Молдавский депутат: Интересно, как глава КС Молдавии будет смотреться в мусорном баке?
БРИКС отказываются от сотрудничества с США
28 ноября начинается Рождественский пост
Александр Торшин: идёт битва за будущее России
В Молдове пройдёт Торжественное собрание, посвящённое 655-летию молдавской государственности
Русское экономическое чудо /АНАЛИТИКА/
Хромая утка Обама крякает грозно
ПУТИН НЕВЫНОСИМ...(статья во французской газете «Liberation»)
Теффт понимает свою ничтожность