119243Молдавские власти объявили персонами нон грата некоторых российских журналистов и депутатов. Об этом заявила глава Бюро миграции и убежища Молдавии с трудновыговариваемой фамилией Поалелунжь, но с русским именем Ольга. Хорошо, что я съездил раньше – теперь, наверное, тоже запретят въезд. Но как промолчать, когда председатель парламента Молдавии Михай Гимпу заявил, что не будет присутствовать на параде Победы в Москве. И в какой форме! «Меня ничего не связывает с Москвой. Туда приедут победители, я считаю, что побежденным там делать нечего». То есть высокий руководитель ассоциирует себя даже не с Румынией, повернувшей оружие против Гитлера, а с той фашистской Румынией, которая воевала против СССР, зверствовала в Крыму и Одессе и была повержена. Это просто в голове не укладывается!

Мой приезд в Молдавию совпал с визитом президента Украины Порошенко. В Кишинёве его ждал неласковый приём: возле резиденции молдавского лидера, где проходила встреча глав государств, жители столицы устроили акцию протеста. Демонстранты держали лозунги «Пётр Кровавый» и «Нет войне!». Полиция окружила митингующих плотной стеной, дорогу к резиденции им перегородили автобусом. Участники официальной встречи сделали вид, будто ничего не произошло, хотя это был посыл не только Порошенко лично, но и всей нынешней Украине, которая воспринимается молдаванами как националистическое государство с присущими ему территориальными претензиями к соседям. И на то есть реальные основания: представители партий «Батькивщина» (Юлии Тимошенко) и националистической «Свободы» неоднократно заявляли о правах Украины на Приднестровье, которое Молдавия считает своей неотъемлемой частью. А Румыния, в свою очередь, считает всю Молдавию (вместе с Приднестровьем) «второй Румынией».

Украина должна заявить о готовности включения Приднестровья в свой состав в случае, если Румыния предпримет попытку поглощения Республики Молдова, говорит, в частности, «свободовец» Эдуард Леонов и подливает масла в огонь: «Украинские этнические земли в результате различных геополитических событий XX века оказались отрезанными границами нескольких соседних государств. Приднестровье для Украины не чужая земля. Мы не заинтересованы в раскачивании территориальных конфликтов, но не имеем права стоять в стороне, когда внешние «игроки» определяют судьбу наших этнических земель. В случае попытки поглощения Молдовы Румынией мы должны чётко заявить про готовность реинтеграции Приднестровья к Украине».

А президент Молдавии Николай Тимофти, не обращая внимания на такую агрессивность, с восторгом говорил о том, что украинский майдан «преобразил страну», а «демократические преобразования» на Украине «являются образцом, достойным подражания и для Молдавии».

Таким образом, становится вполне очевидно, в чьих интересах организовался этот странный «триумвират» в составе Украины, Румынии и Молдавии, который готовит свой «Донбасс» непосредственно на границе Евросоюза. Он ударит, прежде всего, по Украине, которая может получить ещё один очаг вооружённой борьбы – теперь уже на западной границе. На востоке страны США и НАТО свою геополитическую игру против России проигрывают — давайте попробуем создать очаг напряженности из Приднестровья. Теперь США начинает разыгрывать новую антироссийскую карту чужими руками. Потому-то и встретили Порошенко истинные молдаване протестами. Они ещё, в отличие от орумыненной молодёжи, помнят жестокость бандеровцев во время Великой Отечественной войны, а ведь именно с их наследниками ассоциируется нынешняя украинская власть.

Советская историография во имя дружбы народов стыдливо не касалась, например, такой темы – противодействие молдаван бандеровцам и местным их сторонникам. Ожесточённые бои с частями ОУН* и германскими оккупантами в 1943-1944 гг. в Хмельницкой и Тернопольской областях вело крупное партизанское соединение под руководством Степана Багно, состоявшее в основном из молдаван. Характерно, что германское командование весной 1944-го рассматривало возможности переброски боевых групп западноукраинских националистов в Молдавию. Здесь к тому времени действовало свыше 50 партизанских и диверсионных групп (против 30 в 1942-м), всё сильнее досаждавших оккупантам. Но стремительное наступление советских войск в этом регионе и выход их уже в конце марта 1944-го на буковинско-молдавский участок советско-румынской границы не оставили Берлину времени на переброску бандеровцев в Молдавию. Так что не только в составе Красной Армии воевали наши братья-молдаване.

* * *

Приехал в ноябрьскую Молдавию с опустевшими полями и тронутыми заморозками садами, чтобы снова убедиться в том, что «сия пустынная страна… славой русскою полна». Да, преисполнена — от побед Румянцева и Суворова до блестяще проведённой Ясско-Кишинёвской операции. Но слава в ней уже была не только русской — общесоветской, интернациональной. Стратегическая военная операция армий СССР (20 — 29 августа 1944 года) против нацистской Германии и Румынии во время Великой Отечественной войны была проведена с целью разгрома крупной немецко-румынской группировки, прикрывавшей балканское направление, освобождения Молдавии и вывода сателлита Румынии из войны. Одна из самых удачных советских операций входила в число «десяти сталинских ударов».

Удар начали 20 августа 1944 г. войска 2-го Украинского фронта (командующий Р. Я. Малиновский) и 3-го Украинского фронта (командующий Ф. И. Толбухин) мощной артиллерийской подготовкой. Вечером 22 августа советские танки и мотопехота вышли к Комрату, где находился штаб 6-й немецкой армии, 3-я румынская армия была отрезана от 6-й немецкой армии. Оставив для ликвидации окруженной группировки 34 дивизии, более 50 дивизий советское командование направило вглубь Румынии. В течение суток фронт был отодвинут на 80-100 километров. Темп советского наступления составлял 40-45 км в сутки, шансов на спасение у окруженных не оставалось. Немецкое командование понимало это. «С 20 августа 1944 года, – записал в «Журнале боевых действий» начальник штаба 6-й армии генерал Вальтер Гельмут, – начался новый этап этой великой войны. И здесь, как под Сталинградом, 6-я армия стояла в центре событий мировой истории… После прорыва русских южнее Тирасполя и у Ясс события развивались с такой стремительностью, какой до того никто не мог ожидать». Демократические силы Румынии устранили правительство Антонеску, арестовали его самого и предложили заключить перемирие.

С речью об аресте правительства Антонеску и прекращении военных действий против СССР король Михай выступил в ночь с 23 на 24 августа, а 25 августа Румыния объявила войну Германии. Не проявили тевтонской твердости и немцы. Бросив войска, бежал на запад и командующий 6-й немецкой армией генерал Фреттер-Пико.

Впрочем, историки собрали обширнейший материал, но современная историческая политика никогда не примирит толкователей событий. Более того, советские победы заложили такие психологические комплексы, что ни о каком адекватном восприятии говорить нельзя. Продолжается битва идеологий, самолюбий и война памятников. Еще не утихли страсти вокруг Бронзового солдата в Таллине, а в Румынии разгорелся худший скандал: российские дипломаты тогда с запозданием и мягкостью выдвинули претензии по поводу исчезновения монумента советскому солдату в Яссах. Полиция города провела следствие по требованию российского посольства в Румынии и заявила, что советский памятник исчез ещё 6 лет назад, впоследствии переплавлен, а полученная бронза была использована для создания конной статуи молдавского господаря Михай Витязул (Михаила Смелого) в связи с 400-летием со дня его смерти. Вот как смело, попирая достоинство могучей нефтяной РФ!

По словам бывшего мэра Ясс, были переплавлены лишь остатки статуи советского солдата, потому что многие годы подряд памятник разрубался расхитителями цветных металлов, но этого никто из дипломатов не замечал. А ведь именно в Яссах в 1711 году молдавский господарь Дмитрий Кантемир присягнул на верность России!

* * *

На Шерпенском плацдарме, где шли страшные бои, а старожилы уверяют, что здесь погибло 11 тысяч наших, установлен памятник на Кургане славы. Здесь, у села Шерпены, захоронено около 3000 воинов Красной Армии. Об этом мне рассказал председатель «Русского историко-патриотического клуба Алексей Петрович (фамилия на сербский лад). Он же перевёл молдавскую надпись золотыми буквами: «Солдат — это первый кто погибает и последний кто выживает». Да, пока мы помним погибших героев – мы сами избегаем мертвечины, будь она фашистско-бандеровская или западно-либеральная.

Вспомним, что 18 уроженцев Молдавии стали Героями Советского Союза, более 250 тысяч солдат и офицеров, партизан и подпольщиков награждены орденами и медалями СССР. Этим ли не гордиться? Но мэр Кишинева, вице-председатель Либеральной партии Дорин Киртоакэ заявил, что Молдове по примеру Эстонии следует демонтировать и переносить памятники советским воинам: «Эстония демонтировала монумент «Бронзовый солдат», из центра города перенеся его на периферию, восстановив тем самым корректное положение вещей. Если Молдавия последует этому примеру, то через 10, 15, 20 или 25 лет мы будем гражданами Европы со всеми правами», — подчеркнул мэр.

Вот таким заявлением он встретил год 70-летия освобождения Молдавии, хотя теперь само слово «освобождение» употреблять в молдавских СМИ – не принято, это мешает «пути в Европу». Но в той же Германии представить подобное отношение к памятникам — невозможно!

В Центре военной истории и культуры (бывший Дом офицеров) молодая сотрудница Наталья Кодряну извинилась за плохой русский и стала рассказывать про экспозицию, подчёркивая её объективность «с двух сторон» и тщательно избегая понятий «румынская оккупация 41-го» или «освобождение советской армией в 44-м». Когда я попытался уточнить термины, она снисходительно заметила: «Мы из другого поколения и смотрим на прошлое по-другому».

Да, это сразу бросается в глаза: самый большой и парадный раздел экспозиции с фигурами бойцов и красивой стелой посвящён братоубийственной войне с восставшим Приднестровьем в 1992 году. Кстати, посол Молдовы на Украине Ион Стэвилэ в этот же день заявил, говоря о гражданской войне в Донбассе, проводя параллель с Приднестровьем: «Эти конфликты были инспирированы и подпитываемы из определенного имперского центра — из Москвы как инструмент противодействия стремлению наших стран к утверждению своей независимости и реализации наших евроинтеграционных устремлений».

Пять лет назад в Молдавии к власти пришли «демократы», и тут же возник безумный взгляд на историю страны. Первый тревожный звонок прозвучал в скандальном заявлении тогдашнего временно исполняющего обязанности президента Михая Гимпу о том, что Молдавия во Второй мировой войне оказалась… проигравшей стороной. Кому, каким образом? Тогда кем же была Румыния — за двое суток оружие развернула! Вскоре в центре Кишинева был установлен уродский камень в память о жертвах «коммунистического террора», который торчит до сих пор перед зданием правительства, где немало бывших комсомольцев и коммунистов.

И всё-таки, несмотря на это, в августе здесь достойно отметили 70 годовщину освобождения республики от фашистских захватчиков. В Кишиневе и других населенных пунктах тысячи людей приходят к памятникам, чтобы почтить советских воинов. По данным Славянской правозащитной организации «Вече», в Молдавии насчитывается около 900 памятников воинам-освободителям, в том числе 89 воинских захоронений.

Увы, по предварительным данным, около 80% из них сегодня нуждаются в ремонте. «Восстановить их помогают администрации Москвы, Санкт-Петербурга, Омской и Тюменской областей, других российских регионов», — рассказал посол РФ в Кишиневе Фарит Мухаметшин. Он напомнил, что ещё на саммите СНГ в 2012 году Молдавия подписала соглашение о праздновании 70-летия Победы, по которому каждая из стран обязалась оказать максимальное содействие в подготовке к празднику и восстановлении памятников. Но больше надежда – на российские регионы. По словам председателя правозащитной организации «Вече» Николая Гуцула, за время работы объединения регионы РФ перечислили на реконструкцию воинских захоронений и мемориалов в Молдавии около 100 миллионов рублей…

Интересный разговор у меня состоялся с упомянутым Алексеем Петровичем. Он юрист, но является неутомимым энтузиастом по сохранению и увековечению подвига советских воинов. Все формы, вроде, привычные: поисковые отряды, захоронения, уход за памятниками, но надо понимать, в каких условиях это делается, при каком информационном противодействии: «Американцы дали деньги на ремонт некоторых дорог – огромные щиты оповещают. ЕС выделил евро на ремонт крепости в Сороках – по всем телеканалам благодарят. А Россия помогла привести в порядок более 50 памятников Первой мировой и Великой Отечественной – молчок». Спросил у Алексея, куда бы мне для полноты впечатлений поехать в глубинку, коль румынские Яссы отпали, хоть виза шенгенская есть. Он посоветовал поехать в городок Оргеев или Орхей по-молдавски – центр национального парка. Там в рамках проекта «Шаг к Победе» организация «Август» и его подопечные из «Русского историко-патриотического клуба» при финансовой поддержке Российского центра науки и культуры и участии музея города благоустроили памятник воинам, павшим в годы Первой мировой войны, а также воинское кладбище советских солдат, погибших в 1944-м году при освобождении района от немецко-фашистских захватчиков.

* * *

Молдавия – маленькая страна. На одном из сайтов типичная неграмотная пользовательница написала: где это на карте ваша Молдавия? Многие не ведают, но пейзаж её – с речными долинами и кодрами на холмах – просторный, дышащий величественным покоем. Чего бы не жить здесь, не трудиться мирно на щедрой земле, не петь песни, как всегда бывало, на трёх языках – ведь София Ротару, написавшая на сайте «Слава героям!» — из украинского села Молдавии. Как ножом по сердцу резанула…

Дорога на Орхей шла мимо убранных полей и больших сёл с каменными домами, домами культуры и общественными зданиями, построенными до независимости и румынизации. Встретил меня на автовокзале журналист и краевед Андрей Калча – небольшой, коренастый, с усами: «Сразу понял – вы из России!».

Андрей Николаевич – типичный краевед и просто порядочный человек: он ценит в истории всё, чтит всех подвижников и героев. По дороге на кладбище показывал мне и памятник господарю Василию, и Учительский дом, построенный в 30-е годы («У нас в лицее до 40-го 20 учителей с высшим образованием работали: у Румынии программа была по Бессарабии»), и про 900 орхеевцев, воевавших в Первую мировую войну («Среди них – полный георгиевский кавалер Андронаки, который после 1918 года стал начальником румынского уездного военкомата»), и о красном генерале Фёдоре Карине — начальнике разведки Генштаба, расстрелянном в 37-м.

В музее – два стенда: «Орхеевцы – генералы и офицеры румынской армии (1918-1945)» и «Орхеевцы – офицеры и герои Советской армии». Несколько раз повторял возле них: «Ну что поделать! – история наша такая: в одной семье предки по разные стороны воевали – снова гранаты брать?».

О подвигах советских солдат знает досконально, рассказывал увлеченно до темноты, до обратного автобуса в Кишинёв. И про напряженные бои в июле 1941–го («Представляете 18 красных кавалеристов бились с батальоном немцев, 4 танками и 5 бронемашинами, уничтожили 2 танка, а БТРы все! – чудо…»), и про наступательные бои против румын в августе 44-го («В Николаевке стоит памятник только героическим румынским солдатам»). Но больше всего, конечно, в округе памятников советским воинам, в том числе и орхеевцам. «Я заметил, когда глубоко изучал, что многих командиров старались назначать из местных, чтобы меньше потерь было!».

Некоторые прорумынские «патриоты» упрекают Калчу во всеядности, в потакании российской пропаганде: «Неграмотные, неправославные люди. Это же солдаты! Каждый воин, выполнивший долг, заслуживает креста и могилы». При этом он снял с вешалки свой пиджак, на котором был прикреплён боевой крест. Коллега заметил мой пристальный взгляд и пояснил: «Боевая награда за Приднестровье: я был там ранен»…

Да, история – не прямолинейные измышления, и не грубый агитационный плакат. Лишь прикоснёшься реально к ней, и оживают трагические судьбы, сложные переплетения. Но снова вспомним надпись на памятнике борцам с фашистами и бандеровцами: «Солдат — это первый кто погибает и последний кто выживает». Есть в этой мудрости не только намёк на живучесть солдата, но и напоминание нам, здравствующим: павший первый за родину умирает в живой памяти – последним.

* Решением Верховного суда РФ от 17.11.2014 эта организация признана экстремистской, ее деятельность в России запрещена – прим. ред.

ИСТОЧНИК: svpressa.ru

См. также: