Молдова3Отставка правительства Молдавии стала наиболее яркой иллюстрацией системного политического кризиса, в котором страна находится уже не первый год.

Какова перспектива в Молдавии и обстановка вокруг нее на ближайшие месяцы?

Российские аналитики, как и многие их молдавские коллеги, склоняются к мысли, что следует ожидать внеочередных парламентских выборов, поскольку возможности договориться бывшим партнерам по альянсу «За европейскую интеграцию» явно невелики.

Особенность политической системы страны в том, что Молдавия сейчас — единственная парламентская республика в СНГ (президент страны также избирается парламентом).

Фактически первое лицо в Молдавии – это премьер-министр, а не президент (за ним закреплены в основном представительские функции).

Здесь можно провести некоторые параллели с политической ситуацией на Украине с лета 1995 года (момент вступление в силу политреформы в период первого премьерства Юлии Тимошенко) и до ее отмены в октябре 2010 года, в начале президентского срока Виктора Януковича. Хотя и в период действия политреформы президент Украины имел много больше полномочий, чем сейчас его молдавский коллега.

Под большим вопросом сейчас и судьба соглашений между ЕС и Кишиневом. В ноябре на саммите «Восточного партнерства» в Вильнюсе предполагалось подписать три соглашения:

«О зоне торговли», «О безвизовом или облегченном визовом режиме», «Об ассоциативных отношениях».

В том, что сегодня это маловероятно, сходятся, казалось бы, политические антиподы: председатель Либеральной партии Михай Гимпу (он утверждает, что соглашения с Европейским союзом не будут ни парафированы, ни подписаны в этом году) и лидер молдавских коммунистов (ПКМР) Владимир Воронин. По мнению лидера молдавских коммунистов, «не будут подписаны ни соглашение об ассоциации, ни соглашение о либерализации визового режима. Молдове не нужны они, народ другого ждет от правительства».

В Брюсселе уже осторожно заявляют, что подписание этих трех соглашений может быть перенесено на 2014 год.

Не все молдаване хотят быть румынами

Несмотря на заявления того же Владимира Филата о необходимости сохранения государственности Молдавии, практически всем наблюдателям с самого начала было ясно, что процесс евроинтеграции страны — это процесс фактического поглощения Румынией Молдавии (или, по-другому, «румынский унионизм»).

Идея фактического поглощения «земель за Прутом» стала проводиться особо активно Бухарестом после прихода к власти в Румынии президента Траяна Бэсеску.

Сейчас никто не может точно сказать, сколько граждан Молдавии имеют и румынские паспорта (по оценкам молдавских аналитиков, их количество колеблется от нескольких сотен тысяч до миллиона человек).

Наличие румынского паспорта до последнего времени давало возможность гражданам Молдавии свободно перемещаться по ЕС.

Бухарест ежегодно обучает за счет госбюджета в румынских вузах десятки тысяч молдавских студентов (именно студенты стали решающей силой в событиях лета 2009 года, которые в итоге привели к отстранению ПКМР от власти).

Есть специальные программы поддержки румынской печати в Молдавии. В школах страны (кроме Приднестровья) сейчас изучается румынский язык и «история румын», хотя, согласно Конституции Республики Молдовы, статус государственного языка закреплен за молдавским.

Такая ситуация ускоренной румынизации сталкивается с непониманием очень значительной части населения Молдавии, особенно среди людей старшего и среднего возраста, предпочитающих идентифицировать себя как «молдаван», а не «запрутских румын».

Для многих жителей Молдавии времена СССР — это некий «золотой век» для их страны. Неслучайно ПКМР собирается идти на внеочередные парламентские выборы с лозунгом присоединения Молдавии к Таможенному союзу России, Белоруссии и Казахстана.

Преддефолтное состояние Румынии и фактический барьер «старой Европы» пред трудовыми мигрантами из Румынии (и, как следствие Молдавии) объективно способствуют росту популярности идеи евразийской интеграции в нынешней перманентно кризисной Молдавии –увы, самой бедной стране Европы.

Многие представители молдавские элиты, которые могут и не симпатизировать идее евразийской интеграции, опасаются оказаться в лучшем случае на вторых ролях в результате объединения с Румынией.

Приднестровье на распутье

В тоже время политический кризис за Днестром дает непризнанной ПМР шанс серьезно усилить свои переговорные позиции. Давление на Тирасполь (как политическое, так и экономическое) сейчас явно ослабнет.

Такая передышка дает возможность Тирасполю сосредоточиться на решении крайне непростых экономических проблем непризнанной республики.

ПМР сейчас заявляет, что хочет войти в рублевую зону, что будет означать качественно новый уровень экономической интеграции с Россией.

Еще в феврале комитет по экономической политике Верховного совета Приднестровья рассмотрел и рекомендовал депутатам поддержать законопроект о введении на территории ПМР свободного обращения рубля РФ. Председатель Верховного совета ПМР Михаил Бурла уже направил письмо в Центральный банк РФ с просьбой представить их видение решения этого вопроса. После выяснения позиций всех сторон данный законопроект будет вынесен на рассмотрение приднестровского парламента.

Пока реакция российской стороны (прежде всего, ЦБ России) неизвестна, но инициатива ПМР может найти определенное понимание.

Есть информация, что власти Гагаузии также рассматривают возможность введения российского рубля на своей территории.

Тем временем Москве и Тирасполю придется искать в срочном порядке решение еще одной проблемы — газовой.

Власти Приднестровья уже несколько лет предлагают «Газпрому» переписать газовый контракт. Так, предлагается заключить договор непосредственно с предприятием «Тираспольгаз», чтобы уйти от зависимости от молдавского оператора ГТС «Молдовагаз».

Ситуация с долгом за газ действительно близка к критической: долг Тирасполя за потребленный газ уже составил около $3,8 млрд., и этот долг юридически числится за Молдавией.

Такой астрономический газовый долг возник из того, что долгое время власти ПМР продавали российский природный газ населению и предприятиям по ценам даже ниже закупочных. Но и собранные за потребленный газ средства не переводились «Газпрому», а отправлялись на специальный «газовый счет» ПМР, который использовался для латания дыр в бюджете.

Власти Приднестровья были вынуждены с 1 января 2013 года резко поднять отпускные цены на природный газ — на 65-80% для предприятий негосударственной формы собственности. Таким образом, если в 2012 году тариф на газ для предприятий составлял $150-160, то в 2013 году он увеличится до $247 (хотя и о такой цене соседи с Украины могут только мечтать).

Следствием резкого повышения тарифов на газ

стала приостановка работы двух бюджетообразующих предприятий Приднестровья — Молдавского металлургического завода и Рыбницкого цементного комбината. Стоит подчеркнуть, что оба этих предприятия принадлежат российскому холдингу «Металлоинвест».

Ранее Кишинев отказывался признать «газовую независимость» Тирасполя и согласиться на заключение прямого контракта между ПМР и «Газпромом». Сейчас есть определенные сигналы, что Молдавия может согласиться на прямой газовый контракт между Москвой и Тирасполем, возможно, условием станет снижение цены на поставляемое голубое топливо непосредственно для «Молдовагаз».

Власти же ПМР заявляют, что в случае заключения прямого газового контракта они смогли бы обеспечить своевременную и полную оплату «Газпрому» за потребляемое топливо. Вопрос о уже накопленном газовом долге — вопрос переговоров.

2013 год — год десятилетия так называемого «меморандума Козака», пожалуй, самой проработанной российской инициативы по приднестровскому урегулированию. План предполагал создание некой конфедерации в составе собственно Молдавии, Приднестровья и Гагаузии. При этом Тирасполь и Комрат получали на общемолдавском уровне и самую широкую экономическую автономию.

Возможно, последние финансовые инициативы Тирасполя смогут придать этому плану «второе дыхание»?

 Иннокентий АДЯСОВ,

член экспертного совета при комитете по делам СНГ Госдумы РФ

ИСТОЧНИК: kp.md

См. также: