Молдова: в плену геополитических и геоэкономических мифов

виктор боршевич«Человек — единственное существо, которое питается мифами и символами» (Лучиан Бойя, «Мифы о демократии»)

Деятельность элит движима интересами, тогда как поведение масс определяется мифами и символами. Откуда истоки этого социологического постулата и какое отношение он имеет к нашей сегодняшней действительности?

Великий Аристотель дал такое определение массовому человеку: «Человек есть политическое животное». История доказала, что великий эллин не ошибался. Другой глубокий мыслитель Эмиль Кассирер дополнил это определение весьма уместным ироническим замечанием: «Человек есть животное символическое», имея в виду, что основы мотиваций массового человека лежат в мифологиях и символах, которые навязаны ему правящими элитами.

Драматические процессы, связанные с явной переориентацией политико-олигархических элит в Молдове и на Украине в сторону западно-европейского центра геополитических, геоэкономических и геостратегических влияний, вызывают много вопросов и порождают обоснованные опасения за судьбы народов этих стран. В случае «успеха» саммита в Вильнюсе, смена такой ориентации может обернуться радикальным изменением всей политико-экономической обстановки в регионе с трудно предсказуемыми последствиями.

Пожалуй, Запад в очередной раз готовится заступить за им же самим обозначенную «линию Хантингтона», эту исторически сложившуюся межцивилизационную границу, пролегающую от Балтийского моря до Балканского полуострова, т.е. «линию», которая веками связывает ареалы православной восточной цивилизации и цивилизации западной. Почему «в очередной раз»? Потому, что Запад уже успел «заглотить» такие православные государства как Грецию, Румынию и Болгарию в орбиту ЕС.

Мы — европейцы, и посему ни в какую такую особую «Европу» нам «двигаться» нет нужды. Мы — не «дырка от бублика» в центре этого многострадального континента, мы — полноправные европейцы в силу не только своих исторических прав, но и в силу своего особого географического положения на стыке трех могучих цивилизационных плит: западно-европейской, восточно-православной и азиатской степной. И не многие европейские страны могут похвастаться таким исключительным генетическим, культурным и историко-географическим наследием.

Однако «кризис несварения», произошедший в чересчур раздувшемся «брюхе» Евросоюза, заставил весьма озабоченных кризисными явлениями еврочиновников сменить стратегию экспансии в стиле «поглощения» на экспансионистскую стратегию в стиле известной украинской поговорки: «Не съем, так понадкусываю…». Иначе говоря, Запад перешёл к стратегии продвижения на Восток (всё в том же духе «Дранг нах Остен») посредством создания новых звеньев пресловутого «санитарного кордона» между цивилизациями. «Русский мир», действующий по традиционному принципу «пока гром не грянет, мужик не перекрестится», снова очнулся от убаюкивающих западных заверений в уважении послевоенных границ и зон влияния и с большим опозданием начал очередную кампанию за сохранение «статус-кво».

Пожалуй, единственным впечатляющим ходом в этой реактивной кампании явилось посещение наших стран российским патриархом, человеком выдающихся способностей, прекрасным политиком и знатоком человеческих душ. Его Святейшество лучше и глубже всех профессиональных политиков и аналитиков, а также всех ведомственных чиновников понял истинное содержание, глубину и перспективы событий, происходящих в регионе. И это прежде всего потому, что этот неординарный человек яснее всех понял, что никакие методы в духе «кнута и пряника» не работают в условиях заблудшего менталитета. Именно он и показал на деле блестящее владение той самой стратегической культурой, которая столь необходима политикам в условиях межцивилизационных столкновений. К сожалению, далеко не все понимают ее важность и значение в современном мире. О чем идет речь?

Ни один серьёзный аналитик, претендующий на обладание более или менее адекватным и глубоким стратегическим мышлением, не может обойтись без азов соответствующей стратегической культуры. А это означает, что никакие горы фактов, цифр, событий и мнений не позволят ему вырваться из плена плоских констатаций и расхожих суждений, если помимо учёта чисто рациональных и меркантильных соображений, определяющих поведение людей, он не обратится к основам психологии массового человека, то есть к тому, что определяет менталитет «человека из толпы».

Вопреки мнению большинства политологов и политэкономов, основывающих свои теории и предсказания исключительно на гипотезе рациональной мотивации массового человека, мировая практика с непреложностью исторической закономерности показала обратное: воображение, мышление и поведение человеческих сообществ определяется прежде всего теми представлениями и ожиданиями, которые закладываются в их сознание и подсознание различными традициями и инновациями, заключенных в доминирующих мифах, символах и ритуализированной деятельности людей.

Как показывает суровая практика нашей беспокойной эпохи, ни одно из её значимых событий, будь то мировые войны, националистические движения, социальные революции, а также религиозные и идеологические столкновения в масштабах цивилизаций, не обходились без этих «архаических» (на первый взгляд) «реликтах» общечеловеческой культуры, обладающих невероятной мощью, приспособляемостью и живучестью.

И ни развитие науки и просвещения, ни победоносное шествие техники и технологий ни на йоту не смогли пошатнуть этой могучей власти коллективных фантазий и верований массового человека, этого самого трудно постижимого и трудно предсказуемого творения природы и цивилизации. Его разумом, в отличие от разума отдельно взятого индивида (существа вполне вменяемого и разумного), руководят не столько каждодневные рациональные интересы и расчёты, сколько мифологические и символические представления и ожидания, которые непрерывно порождают и воспроизводят практически неуправляемые массовые мании и фобии. Они же определяют кажущуюся спонтанность и непредсказуемость смены настроений людей от дремучей массовой апатии к неожиданному возбуждению и взрывной активности, к совершенно необдуманным, нелогичным и потому нередко роковым решениям.

Более того, как оказалось, развитие современных электронных и информационных технологий только усугубило положение дел в этой «ахилесовой пяте» массового менталитета. Эти так называемые «архаические реликты» общечеловеческой культуры победно продолжают своё неукротимое шествие по интернету и другим коммуникационным сетям, стремительно видоизменяясь, модернизируясь и захватывая всё новые пласты сознания и подсознания массового человека. И никакие традиционные попытки повлиять на выбор граждан той или иной страны, основанные лишь на политических и экономических соблазнах и угрозах, не могут достичь желанных целей в условиях замутненного и дезориентированного массового сознания. Все аргументы, основанные на здравом смысле и элементарной логике, преподносятся коррумпированными средствами массовой информации как некие «страшилки» либо «приманки». А ведь эти аргументы на самом деле весьма весомы и реалистичны:

1.Изменение Молдовой и Украиной своего геополитического, геоэкономического и геостратегического статуса нейтральных государств (по отношению к НАТО и ЕС) в дальнейшей перспективе грозит обернуться для них практической потерей суверенитета в условиях «мягкого» и удушливого диктата со стороны могучих западных держав. Не зря народная мудрость утверждает, что «бесплатный сыр бывает только в мышеловке».

2.Более того, речь идет не просто о смене геополитической ориентации, речь идет о куда более глубинных и трагических грядущих переменах в их цивилизационном развитии. Потому что население этих стран де факто оказывается не просто вовлеченным в так называемое «партнерство» с ЕС, наши люди попадают в жесткие жернова совсем иной «цивилизационной мельницы», чуждой их традиционному православному менталитету а также духовным традициям их исторических предков и основателей. Изменятся не только «правила игры» (в угоду новым сильным и лукавым «партнерам»), изменится сам стиль их существования вместе с привычными ценностями и приоритетами, духовными чаяниями и святынями.

3.В материальном плане вхождение Молдовы и Украины в зону «свободной» (для кого?) торговли грозит смести традиционные направления и сам характер экономической деятельности в этих «приграничных» странах, поскольку наши экономики станут жертвой жесточайших и убийственных для них стандартов (Онищенко покажется им «ангелом небесным»), протекционистских рестрикций и квот, «субвенционированных цен», нелояльной по своей глубинной сути конкуренции и других «прелестей» так называемого «свободного рынка». При этом нам приводят различные хитроумные доводы о том, что, мол, это будет способствовать «модернизации» наших экономик, пусть даже ценой вымирания целых отраслей и видов экономической деятельности, а также многочисленных «неконкурентноспособных» предприятий малого и среднего бизнеса (туда, мол, им и дорога!). Это все равно, как делать «евроремонт» в отдельных привилегированных квартирах разваливающегося дома.

4.Естественно, что эта драматическая смена «статуса кво» ставит наши страны под суровый и жесткий перекрестный огонь не прекращающихся ни на мгновение геополитических и геоэкономических войн между Западом и Востоком. А отношение к перебежчикам двоякое: в стиле «а куда ж ты денешься» — с одной стороны, и «ну, ты сделал свой выбор» — с другой. Отсюда — маргинализированный статус в ЕС и серьезные проблемы с отлаженным и преференциальным сбытом товаров и услуг, а также с рынком рабочей силы в странах ТС. Не говоря уже о том, что эти внешние напряженности безусловно отразятся на проблемах внутренней стабильности и государственной целостности наших государств.

5.Трижды прав был мудрый и ироничный В.Демидецкий, когда дал понять, что так называемые «векторы развития» Украины и Молдовы зависят исключительно от того, какие меркантильные интересы и внутриполитические мотивы будут двигать нашими элитами в зависимости от предлагаемых им Западом и Востоком «бонусами» и преференциями. Похоже, что получится так: «Кто больше даст — тот больше съест». Поживем — увидим.

Тогда как наши простые люди оказались на распутье между Харибдой Запада и Сциллой Востока, не имея даже возможности выказать свою волю посредством референдума либо плебесцита. Понимание истинного драматизма этих процессов через призму одних только геополитических, геоэкономических и геостратегических столкновений интересов становится, попросту говоря, невозможным для чисто рационального постижения того, что происходит ныне на так называемом «постсоветском пространстве».

Подобно тому, как облака астероидов окружают звёздные светила на небосводе, точно также облака символов окружают современные мифологии в умах наших современников. Например, в нашей нищей, погрязшей в коррупции и безработице Молдове, иностранные визитёры постоянно удивляются: «Откуда это у вас на улицах столько «крутых иномарок», причем в весьма приличном состоянии?» А ведь одним лишь феноменом необычайно развитой теневой и «крышеванной» экономики этого не объяснишь. На самом деле, таких роскошных «порше», «мерседесов», «лексусов», «лэндроверов» и др. слишком много. Попросту говоря, невероятно много для такой «отстойной» экономики. Так в чем же причина такого вопиющего несоответствия между положением дел в стране и этой вызывающей и крикливой роскошью?

В нашей традиционной патронажно-клиентельной системе (также свойственной и Румынии, Болгарии, Греции, Македонии, Сербии и др.) очень важно «не потерять лицо», социальный статус, зацепиться хоть каким-то образом на этой расползающейся символической лестнице «крутости». Иначе – в «отстойник», на самое дно социального прозябания. А тогда остаётся единственное средство сохранить человеческое достоинство – массовый исход в Россию (откуда в Молдову поступает не менее двух третей валютных переводов от наших «гастарбайтеров») либо в страны Евросоюза, а также в США, Канаду и Турцию.

А что же наши политико-олигархические элиты? Именно здесь во всю силу и ощущается вся мощь этих «архаических» семейных и клановых патронажно-клиентельных отношений. Почему прилагательное «архаических» опять взято нами в кавычки? А потому, что вся эта так называемая «архаика» очень быстро поняла правила современных геополитических и геоэкономических игр, а также связанную с ними западную либерально-демократическую мифологию с её столь же блистательной по форме, как и мутной по содержанию, символикой («демократия», «свобода», «власть закона», «кредит» и др.) для захвата ключевых позиций во властных, судебных, экономических и медийных структурах и институтах государства. И никто иной, как эксперты Всемирного банка и других международных организаций, назвали феномены такого сорта «кумовским капитализмом» (crony capitalism) и «захваченным государством» (captured state).

Однако в Молдове, очевидно, в силу её малости и мощи «архаических» традиций, кланы полностью взяли под свой контроль не только основные структуры и институты государства, но и, как это не покажется странным, сами фундаментальные мифы и символы либеральной демократии. В результате с полной ответственностью можно говорить не только о «захваченной государственности» (captured statality), но и о «захваченной справедливости» (captured justice), «захваченной прозрачности» (captured transparency), и даже о «захваченной свободе» (captured liberty) и «захваченной демократии» (captured democracy).

Можно сколько угодно насмехаться над «отсталостью» моей малой родины, над её «неспособностью» к модернизации, однако эти тревожные феномены проливают совершенно новый свет на куда более масштабные кризисные явления в мировой либерально-демократической системе. Ведь возникают совершенно естественные риторические вопросы: а не отражаются ли в маленькой Молдове, как в капле воды, основные тенденции, наблюдающиеся в самих форпостах этой самой глобалистской идеологии, а не является ли наша страна (именно в силу её малости и потому «мобильности») некой «естественной» лабораторией для понимания глубинных метастазов всей глобализированной политико-экономической системы Запада? Ведь за мифологическим и символическим фасадом Евросоюза чётко прослеживаются клановые структуры современной Италии, Франции, Греции, Румынии, Болгарии и других стран ЕС, а за респектабельными декорациями американской демократии чётко проглядываются могучие кланы Ротшильдов, Морганов и Рокфеллеров.

И в чем же тогда наши политико-олигархические кланы так «существенно» отличаются в областях захвата государства, юстиции, финансовых потоков, а также захвата ментальности, прав и свобод своих граждан от ведущих западных «образцов»? Разве что своей большей беспардонностью, полным пренебрежением общественным мнением и открытым наплевательством на все правила приличия и морали.

А ведь именно последнее серьёзно беспокоит щепетильных и манерных чиновников Евросоюза и США, «курирующих» нашу страну в качестве будущего звена продвигающегося на восток «санитарного кордона» между Балтикой и Черным морем. Ведь получается, что все наши «невиданные успехи на пути европейской интеграции» очень плохо вяжутся с многочисленными коррупционными и политическими скандалами, и тем самым все мифические «истории успеха» Молдовы под «кураторством» западноевропейских и американских чиновников, а также политических деятелей самого высокого ранга выглядят не более чем смехотворным фарсом и политическим блефом. Между тем, у наших беспокойных еврочиновников в связи с грядущей чередой выборов в странах Евросоюза возникают большие вопросы с последующим их переназначением и трудоустройством. Вот именно этим, а отнюдь не их заботой о благосостоянии наших граждан, и определяется столь невероятно плотный график важных евровизитёров самых различных рангов в нашу, казалось бы, богом забытую Молдову.

Великий китайский мудерц Лао-цзы некогда сказал: «Путь Неба таков — отнимать у избыточного и добавлять к недостающему, путь Человека — отнимать у недостающего и добавлять к избыточному» («Дао дэ цзин»). Политико-олигархические элиты Молдовы давно усвоили, что сколько бы раз наши высокопоставленные гости из стран ЕС не грозили бы им пальчиком за их непрекращающиеся «художества», связанные с ущемлением прав человека, различного рода судебными и административными «шалостями», а также с беспрецедентными хищениями государственной собственности при построении «развитой партийно-клановой экономики», всё равно западные кредиты и гранты будут поступать исправно, а их «распил» будет осуществляться всенепременнейшим образом. И это при том, что политическая и информационная поддержка правящей коалиции будет обеспечена в невиданных доселе масштабах.

Главное для них – угодить своему «евроначальству» в обеспечении процессов «ползучей евроинтеграции». Круг взаимного бюрократического сотрудничества наших и западноевропейских чиновников замкнулся в этом нарастающем процессе «геополитическкой коррупции», ведущем нашу страну в манящие и удушающие объятия Евросоюза. Похоже, что то же самое происходит и на Украине. Только разве что в более сумбурном, фрагментированном, и в более масштабном виде .

Отсюда – установление в Молдове системы миграционных постов вдоль внутреннего периметра Приднестровья (что de facto означает перенос государственной границы) в полном соответствии с теорией «санитарного кордона» ЕС. Отсюда – имитация бурной деятельности и показушная кампанейщина по «борьбе» с коррупцией, в результате которой «сдаются» мелкие и непослушные партийным «боссам» чиновники, при том что все существующие коррупционные схемы и структуры продолжают «модернизироваться» в ущерб рядовому гражданину и государству.

С другой стороны (явно по указке тех же «евроначальников»), наши политики и политические обозреватели на время резко понизили уровень антироссийской риторики, дабы не раздражать своих партнёров по СНГ. К тому же, все эти деятели прекрасно понимают, какими последствиями может обернуться антироссийский курс для экономики наших стран. Хотя, по большому счету, им на это наплевать.

А что же наши рядовые граждане и наше так называемое «гражданское общество», существующее исключительно за счет зарубежного финансирования? Народ окончательно изверился в способности нынешнего политического класса вывести страну из удушающей трясины растущих цен, разрушающейся индустрии и сельского хозяйства, системы народного образования, здравоохранения и социального обеспечения, растущей безработицы и судебного произвола.

Даже прикормленные агентства, осуществляющие опросы и анализ общественного мнения, вынуждены ныне признать, что уровень недовольства населения положением дел в республике зашкалил за все мыслимые пределы — достиг порядка 80-ти процентов, тогда как уровень недовольства и недоверия к представителям правящего политического класса подобрался к тем же угрожающим высотам. Более того, если ранее уровень привлекательности курса на европейскую интеграцию достигал в Молдове показателя порядка двух третей от состава опрошенных, то теперь он опустился ниже 50% отметки. Весьма впечатляющая динамика, не так ли?

Именно поэтому мы и наблюдаем столь суетливую спешку с парафированием и дальнейшим подписанием соглашения об ассоциации с ЕС со стороны нашего и западноевропейского руководства – до следующих выборов в отечественный парламент осталось менее года. Потому что они знают – при таком недовольстве избирателей ситуация может выйти из-под контроля. Спрашивается — куда спешить и зачем? Ведь Евросоюз полон проблем, «как кожух блох». Так нет ведь, даже не зная о содержании того, что предлагается ЕС в рамках предполагаемого «партнерства», наши и западные политики торопятся на «вильнюсские посиделки» в стиле «гладко было на бумаге, да забыли про овраги».

Однако вернёмся к причинам столь драматического состояния умов наших граждан в преддверии Вильнюсского саммита с позиций социальной психологии и массового сознания. Прежде всего обозначим состав и структуру «фундаментальных» геополитических и геоэкономических мифов и символов, которые управляют воображением, ожиданиями и поведением людей у нас в Молдове (и не только в ней одной). Липкие и цепкие объятия этих мифов и символов прочно удерживают сознание и подсознание массового человека, несмотря на их полное несоответствие суровым реалиям жизни.

Мифы эти хорошо известны: «Запад нам поможет», «Войдём в Европу – заживём как они», «Запад – это круто» и им подобные. И отечественные и западные медийные структуры вовсю стараются, воспроизводя, модернизируя и «пиаря» эти искусительные и устрашающие постулаты массовой психологии, утвердить их в сознании у определённых слоёв населения.

Мозг массового человека, заточенный подобным образом, автоматически, т.е. на подсознательном уровне, тянется к тем источникам информации, которые поддерживают в нём эти мифологические установки и, одновременно, отвергает те доводы, которые показывают несоответствие их утопического содержания суровой реальности. Более того, любая противоречащая этим утопическим мифам информация не только блокируется, но и тут же переиначивается известными механизмами психологической защиты и нападения – ложной идентификацией, ложной рационализацией, сублимацией, переносом и др.

Не менее важно отметить, что мифологизированное и символизированное массовое сознание склонно к персонификации. Например, уже во времена французской революции конца XVIII века появилась практически параноидальная склонность её апологетов и творителей к превращению абстрактных понятий, таких как «свобода», «равенство», «братство», «республика» и др. в некие божественные персонажи, имена которых писались с большой буквы: Свобода, Равенство, Братство, Республика и т.п. Как оказалось, эти мифологические персонификации абстрактных идей потребовали большой крови.

Похоже, что за последние два века мало что изменилось, поскольку современные жрецы алтарей Свободы и Демократии пролили немало крови невинных людей везде, где массовые побоища, ковровые бомбометания и «точечные удары» во имя идеалов либеральной демократии превращали абстрактные утопические мифы в суровую и страшную реальность. Боги всегда требовали жертв: так было во времена Авраама, так было во времена майя и ацтеков, так происходит сейчас и так будет всегда до тех пор, пока человечество не научится различать слова и дела лукавых и жестоких пастырей в овечьих шкурах.

Вернёмся к нашим реалиям и проанализируем первый из перечисленных выше «фундаментальных» мифов — «Запад нам поможет». Наши и зарубежные политики и аналитики без устали забивают своими речами голову очумелому обывателю, расписывая на все лады в заманчивых разговорах и картинках (см.»Алису в стране чудес» Л. Кэролла), какие потоки инвестиций, какое количество производств и рабочих мест, а, главное, какие послабления в визовом режиме ожидают жителей Молдовы в случае её ассоциирования с ЕС.

И замордованные безработицей, угрожающим ростом тарифов и цен, многие из наших сограждан продолжают если и не верить, то вполне доверчиво внимать всем этим искусительным «историям успеха», не желая (таковы их механизмы психологической защиты) воспринимать суровые реалии жизни. А именно: везде, где хозяйничают транснациональные монополии и международные банковские структуры (МВФ, Всемирный банк и др.), разрушаются местные экономики, растут государственные долги и, как шагреневая кожа, уменьшается национальный суверенитет этих стран. И самое страшное — растет социальное расслоение в обществе за счет пауперизации так называемого «среднего класса», который (согласно либерально-демократическим утопиям Кондорсе, де Токвиля и других отцов-основателей этого фантасмогорического учения), постепенно расширяясь, должен, якобы, охватить всё осчастливленное этими утопиями общество.

Обратимся к другому мифу: «Войдём в Европу – заживём как они». Адептам и адорантам этого мифа полезно было бы напомнить о незавидной судьбе граждан Греции, Болгарии, Румынии, Испании и других стран ЕС, сотрясаемых ныне финансовыми проблемами, ростом национального долга, развалом малого и среднего бизнеса, сельского хозяйства и других традиционных отраслей экономики, а также удручающим уровнем безработицы (особенно среди молодёжи). О системном финансовом кризисе так называемой «зоны евро» вообще говорить не приходится – достаточно упомянуть о многомиллиардных займах стран ЕС в столь презираемом ими «коммунистическом» и «недемократическом» Китае и в той же «авторитарной» и «отсталой» России.

И вот тут мы приходим к ещё одному «фундаментальному» мифу: «Запад – это круто». У той части наших (и других) обывателей Восточной Европы, которые исповедуют эту отнюдь не забавную по своей сути мифологию, мозг отказывается воспринимать практически любые доводы здравого смысла, хотя они основаны на общеизвестных и неоспоримых фактах. Именно этот миф обладает особым потенциалом противопоставления и навязывания глобалистских, а по сути дела, западных ценностей и символов по отношению к другим моделям цивилизационного развития и основывается он, прежде всего, на массированном и весьма длительном в исторической перспективе «промывании мозгов».

Но посмотрим, насколько этот миф увязывается с реальностью, поскольку в нём в концентрированном виде содержится основная квинтэссенция мировой либерально-демократической идеологии, которая в последнее время сталкивается со всё более серьёзными проблемами особенно потому, что она содержит в себе семена того, что называется «эффектом бумеранга». Когда отцы ослепительной идеи «мира без границ» (свободная циркуляция идей, людей, товаров и капиталов) выдвинули на передний план эту воистину «троянскую» стратегию захвата мировых рынков, им и в голову не могло прийти, что любое снятие в системе ограничивающих и регулирующих обратных связей приведёт к запуску могучих саморазрушительных механизмов человеческой жадности и гордыни. Никто об этом даже и не задумывался, потому что они покинули стезю здравого смысла мировой духовной традиции, устремившись к коварной зависимости от примитивных инстинктов жажды обладания и доминации.

Из общей теории систем известно, что так называемый экспоненциальный рост, т.е. рост в геометрической прогрессии какого либо из важнейших показателей системы, с непреложностью свидетельствует о ее грядущей катастрофе. Не надо быть великим экономистом, чтобы понять, что сейчас происходит с североамериканской финансовой и государственной машиной, с которой тесно увязана вся мировая геополитика и геоэкономика.

А происходит вот что: и выпуск ничем не обеспеченных долларов США, и рост государственного долга этой страны как минимум за последнее десятилетие идут «ноздря в ноздрю» в точности по законам экспоненты, достигнув умопомрачительной отметки порядка семнадцати триллионов (!) долларов. О чём это свидетельствует? Как говорится, «смотрите выше» — этот экспоненциальный рост ведет к катастрофическим последствиям. И это далеко не бредни фантастических блокбастеров, это — суровая закономерность общей теории систем.

Точно такие же процессы, но уже свидетельствующие не столько о беспределе денег, сколько о беспределе власти, мы наблюдаем в свете умопомрачительных скандалов «Викиликс» и «Сноуден». Ничем не лимитированная в информационном пространстве власть ширится день ото дня в геометрической прогрессии и достигла ныне таких впечатляющих размеров, что ослиные уши американских спецслужб стали высовываться даже из лопухов интернета и папоротников мобильной связи.

Скандалы, связанные с тотальной прослушкой, настолько возмутили мировую общественность (наивно полагающую, что она имеет какие-то мифические права на защиту своей личной, профессиональной и общественной жизни), что даже президент Франции и канцлер Германии были вынуждены со скрипом изобразить перед своими избирателями своё робкое «негодование» (а то они ничего не знали и не ведали ранее, родимые!) по поводу скандальных разоблачений. И это сильно ударило по престижу президента Барака Обамы, избранного по иронии судьбы именно от демократической партии.

Что же о готовящейся резолюции ООН, касающейся защиты прав человека на личную жизнь, то любому здравомыслящему человеку понятно, что все эти красивые декларации останутся только декларациями на бумаге, поскольку совершенно не понятно, какие силы и, главное, какие механизмы контроля могут быть созданы для реального ограничения бесконтрольной власти спецслужб США в информационном пространстве.

Далее, насаждая принцип «открытых границ», Америка и Евросоюз неожиданно обнаружили, что стали терять производства и капиталы, которые начали уплывать в Китай, Сингапур и другие страны с далеко не либерально-демократическими устоями (в Сингапуре, кстати, миллионеров насчитывается порядка 15% (!) населения, а также до сих пор не отменено наказание… палками!). Зато в вышеозначенные западные страны резко усилился приток человеческого капитала (не всегда лучшего сорта), и с ним – потоки идей не самого безопасного свойства (фундаментализм, религиозный экстремизм и др.). Это привело к тому, что на рынках труда в западных странах резко возросла конкуренция, а средний класс, как «базовая» основа либерально-демократического общества, стал драматически уменьшаться в размерах. При этом социальная поляризация общества стала достигать угрожающих размеров. Тогда как в «отстойной» России, при всех её бедах и проблемах, год от года растёт потребность в рабочей силе, а также растёт покупательная способность её граждан.

А что касается «вестернизации» этой великой страны, то следует откровенно сказать, что её «архаические» клановые структуры в центре и на местах настолько «осовременились» и «модернизировались» в результате деструктивных процессов «ползучей глобализации», что российское общество и его политические элиты должны в срочном порядке выработать и внедрить в своей стране механизмы эффективных обратных связей для ограничения экспоненциально растущих аппетитов своей административно-корпоративной симбиоты. Иначе получится то, что случилось у нас в Молдове – власть и деньги беспредела породили беспредел власти и денег, ибо захваченное сознание порождает захваченное бытие. Такое уже однажды случилось в древнем Риме, а ныне происходит в современной Америке и Евросоюзе.

Как видим, цепкие и липкие сети либерально-демократических мифологем, подкреплённые давлением западных политических, финансовых и информационных кругов, поддержанных изнутри политико-олигархическими элитами в Молдове и на Украине, представляют собой не только какую-то частную, специфическую особенность в изменении местного регионального менталитета. Речь идёт о куда более важных цивилизационных «подвижках», связанных с перемещением «линии Хантингтона» с Запада на Восток.

Летом этого года, участвуя в одной из конференций, посвящённых вопросам экономического взаимодействия между обоими берегами Днестра (Бендеры, Приднестровье), мы прошлись вечером по его с детства знакомым улицам. На некогда людной и роскошной набережной стоял заброшенный речной вокзал с пустыми глазницами окон и с единственным (!) кабачком, в котором сидели какие-то странные личности. Вечерние улицы и скверы Бендер как всегда отличались чистотой и ухоженностью, однако они были пусты. Во вполне приличных кафе и барах клиентов было мало. В каждом доме светилось не более нескольких окон… Чувствовалось, что зловещая «линия Хантингтона» приблизилась вплотную к Днестру, и люди стали покидать этот некогда прекрасный и кипящий жизнью город, в котором два десятилетия тому назад разразилась страшная братоубийственная война.

Представители стран ЕС на этой конференции, устроенной на их деньги, чувствовали себя на ней хозяевами. И одна из дамочек, из числа влиятельных устроителей этого мероприятия, на прекрасном русском языке с лёгким прибалтийским акцентом никак не могла успокоиться после того, как автор этих строк упомянул в своём выступлении о пресловутой «линии» всемирно известного профессора Сэмюэля Хантингтона и о её насильственных попытках перемещения на Восток. По версии этой возмущенной гражданки Латвии никаких таких «линий» в природе не существует.

Однако пустынные глазницы бендерских окон свидетельствовали об обратном – люди ушли, и в их покинутых жилищах остались одни лишь призраки геополитических и геоэкономических мифологий.

Виктор Боршевич

ИСТОЧНИК:   enews.md

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семнадцать + пятнадцать =