Нам срочно надо в Таможенный союз

imagesЗатяжки в процессе вступления Армении в Таможенный союз не приведут ни к чему хорошему. Об этом корреспонденту ИА Regnum заявил российский политолог, гендиректор Центра политической конъюнктуры Сергей Михеев. По его словам, бумажная волокита и какие-то бюрократические процедуры, несомненно, займут определенное время, но растягивать это дело не стоит.

“Задержки не дадут ничего хорошего, разве что внесут некое напряжение в процесс, создадут негативный фон. На данный момент, видимо, идет согласование позиций по различным вопросам повестки вступления Армении в ТС. По аналогии, Россия, Беларусь и Казахстан сформировали Таможенный союз примерно за два года. Именно столько понадобилось, чтобы претворить твердое политическое решение в жизнь. Полагаю, и Армении за два года удастся пройти путь от начала до конца”, – отметил Михеев.
По словам политолога, сверхбыстрого движения Армении в сторону ТС в любом случае ожидать не стоит, но и бдительность терять тоже нельзя. “Нужно не допустить расхождений слов с делом. Нельзя позволить, чтобы начавшийся процесс превратился в нечто наподобие “мы попытались, но у нас не получилось”. Нужно быть внимательными”, – заявил он.

Михеев также прокомментировал заявления посла Польши в Армении Здислава Рачиньского, сделанные им на пресс-конференции 10 октября. Дипломат, в частности, заявил, что намерение Еревана вступить в ТС не означает разрыв контактов между Арменией и Евросоюзом, а возможности сотрудничества “сохраняются, просто необходимо найти новые площадки взаимодействия”. Из слов посла стало ясно, что сам он скептически относится к тому, что Армения бесповоротно и окончательно вступит в Таможенный союз.

По мнению Сергея Михеева, когда такие заявления делает посол Польши, за этим нужно искать американский след. “Надо понимать, что поляки в какой-то момент назначили сами себя главными союзниками американцев в ЕС. Дело в том, что США, на мой взгляд, всячески стараются провоцировать конфликтные ситуации между Европой и Россией. Они их воспроизводят много лет кряду, разными способами. Например, американцы пугают Европу злым “Газпромом”, который потихоньку “оккупирует” ЕС при помощи газовых труб… Ведь если эти два гиганта поймут, что не являются угрозой друг для друга, возьмут курс на сближение и сотрудничество, роль США в Европе сильно ослабеет. Вашингтон в этом никак не заинтересован и пытается отложить свой переход в статус “ненужного”. Поляки в этом взяли на себя роль местного оператора, они выступают на подогреве конфликтных ситуаций, стараются развивать и проталкивать в ЕС проекты, раздражающие Россию, активничают по делу и без, лезут со своими ценными советами и указаниями… Видимо, какие-то амбиции, связанные с имперским прошлым, не дают им покоя. Речь Посполитая снится, что ли”, – заметил Михеев.

Собеседник подчеркнул, что в Ереване должны четко понимать: когда поляки рассуждают о благе Армении в виде евроинтеграции, они на самом деле пекутся не о светлом будущем армянского народа и армянской государственности, а решают свои, а также американские проблемы. “Они стараются привить Армении и Украине евровектор не ради самих этих государств. Это осложняет отношения Европы с Россией, и это как раз то, что нужно полякам. Армения и Украина – разменные карты. Польша не заботится об Армении, не печется, не спит и видит, как бы армянам получше сделать. У них свои вопросы, и они прагматично их решают”, – заметил эксперт.

В любом случае, по словам Михеева, даже взятый Арменией курс на Таможенный союз не приведет к тому, что отношения Еревана с Европейским Союзом канут в Лету. “ЕС не будет сворачивать своих планов по Армении. Страна является членом “Восточного партнерства”, и хотя бы на этой площадке какая-то работа будет проделываться. Но дело в том, что никто и не требует от Армении рвать с Европейским Союзом. Россия была против евроассоциации Еревана по вполне естественным причинам: если бы Армения пошла по этому пути, то ряд вопросов из плоскости двусторонних армяно-российских отношений пришлось бы делегировать в Брюссель, то есть привлекать для их решения третью сторону. Это стало бы проблемой. Но двусторонние отношения Армении с Евросоюзом никто прекращать не просит, это невозможно и было бы полным бредом”, – резюмировал Сергей Михеев.

А тем временем начавшийся визит в Москву премьер-министра Армении Тиграна Саркисяна сопровождается комментариями негативного содержания ереванских СМИ, из которых можно сделать выводы, что отношение к главе армянского правительства в России в настоящий момент довольно прохладное.

Так, например, оппозиционная газета “Жоговурд” утверждает, что в ходе состоявшегося накануне визита, 9 октября, телефонного разговора Саркисяна с российским премьером Дмитрием Медведевым последний отказался принять его, и в Москве премьер Армении встретится с первым зампредом российского правительства Игорем Шуваловым и председателем коллегии Евразийской экономической комиссии Виктором Христенко. Издание утверждает, что в телефонной беседе с Медведевым Тигран Саркисян якобы поднял вопрос о предоставлении Армении очередного российского кредита, но получил отказ.

В свою очередь независимая ереванская газета “Аравот” публикует интервью с советником президента России Сергеем Глазьевым, подчеркивая, что относительно недавно Глазьев был ответственным секретарем Таможенного союза. В этой связи газета поинтересовалась, как российская сторона собирается работать с армянским премьером, который еще за месяц до заявления президента Сержа Саркисяна 3 сентября о намерении Еревана вступить в ТС говорил, что Армения не станет членом этого интеграционного объединения, поскольку не имеет с ним общей границы и будет стремиться к заключению соглашений об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС.
В ответ Сергей Глазьев заявил, что относится к премьер-министру Армении с глубоким уважением, но посоветовал бы ему внимательнее прочесть текст того соглашения, которое он стремился подписать с Европейским Союзом. “Если бы премьер-министр Армении внимательнее прочел, какую часть суверенитета страна должна уступить Брюсселю, ставя его ниже торгово-экономических отношений, думаю, он пересмотрел бы свои подходы”, – подчеркнул советник российского президента.

Некоторые сразу зададутся вопросом: какое отношение имеют проблемы, с которыми сталкивается Армения на пути интеграции в ТС и Евразийский союз, к теме, обозначеной в заголовке данной статьи? Сразу отмечу, что самое непосредственное… Тут главное не в том, что у Армении серьезные проблемы на пути к участию в путинских интеграционных проектах на постсоветском пространстве. Хотя и это важно. Ведь у нас принято, что если у Армении проблемы – это всегда хорошо, я бы даже сказал, что прекрасно.

Главный вывод заключается в следующем: российское экспертное сообщество не доверяет Сержу Саркисяну, который обратился “с просьбой” принять Армению в Таможенный союз. Считается, от Армения пытается найти возможность, чтобы соскочить с путинского крючка. И, как следствие, российские политологи призывают не оставлять решение этого вопроса в долгий ящик. Как говорится, куй железо, пока горячо.

Притом существуют серьезные причины для недоверия. К примеру, главный лоббист евроинтеграции Армении – премьер-министр Тигран Саркисян даже после публичного, повторного “покорения” Армении со стороны России, естественно, в результате мудрой политики Владимира Путина, не просто сохранил пост. Именно ему поручили ведение переговоров по поводу членства Армении в ТС. Как после этого верить в искренность Сержа Саркисяна? Вот назначил бы премьером Царукяна – совсем другое дело.
Ни в коей мере не сомневаюсь, что Москва имеет серьезные причины, чтобы не доверять официальному Еревану. В самом Ереване придумали анекдот по поводу того, что президент, то есть С.Саркисян, с интервалом в шесть месяцев круто меняет позицию по тому или иному судьбоносному для Армении международному вопросу.
Но это все же не является ответом на вопрос о том, почему нам необходимо поторопиться в Таможенный союз.

Просто после завершения нынешнего избирательного цикла у меня появилась уверенность в том, что Азербайджану никогда не стать частью цивилизованной, демократической Европы. Уверяю всех, дело совсем не в том, кто победил, а кто оказался среди побежденных на финише этого предвыборного спринта. И дело даже не в том, как достигнут тот формальный результат, который мы имеем. Это не проблема. В конце концов, сегодня так, а завтра может быть совсем по-иному.

Вся проблема в том, что Совет прессы почти полным составом при “общественной поддержке” готов был устроить побоище, извините, или же, пардон, как бы сказал вам любой турок, “по-мужски разобраться” с немногочисленной группой наблюдателей от БДИПЧ ОБСЕ во главе “со слабой”, по крайней мере, внешне, женщиной. И за что? За то, что эта группа международных наблюдателей попыталась сохранить надежду нам, да и самой цивилизованной Европе, которая еще недавно воспринималась носительницей неких благородных либерально-демократических идей и ценностей.

Все наблюдательские миссии – и европарламентарии, и члены ПАСЕ – признали наши выборы соответствующими самым высоким международным стандартам. Оказалось, что даже Великобритании еще долго у нас учиться демократии. Вот бы поменяться местами с англичанами, оставив им в “наследство” наших “новых азербайджанцев”. Интересно, как запоют?

Одним словом, все оказались на уровне наших “новых азербайджанцев”. И только миссия БДИПЧ ОБСЕ решила “выделиться”. Те поняли, что мы уже давно “выросли из коротких штанишек”, и, как следствие, не стерпели такого проявления “неуважения”. Решили устроить “экзекуцию”. И устроили бы, если бы не охрана…
А почему бы и нет? Чем мы лучше Балык Хафиза, который с недавних пор стал и охотником за ушами, если терпим подобную личность рядом с собой в качестве кандидата в президенты?! Ничем!

Но зато “отыгрались” как надо. Пригрозили БДИПЧ ОБСЕ разрывом отношений, обвинили в неискренности США. Даже напомнил о себе пресс-секретарь главы государства, о существовании которого многие давно забыли.

Комитет защиты журналистов (CPJ) (штаб-квартира в Нью-Йорке) обвинил администрацию Барака Обамы в том, что она препятствует информационной открытости правительства и общению государственных служащих с прессой, сообщает lenta.ru, со ссылкой на доклад организации, который 10 октября был опубликован на сайте комитета.

По итогам собственного исследования, CPJ заключает, что Обама, вступивший в 2009 году на пост президента, не выполнил предвыборных обещаний о прозрачности работы органов власти. Как выясняется, должностные лица, обсуждающие с журналистами не желательные для правительства темы, становятся объектами внутренних расследований, в том числе с использованием детекторов лжи, прослушиванием их телефонов и отслеживанием электронной переписки.

В Европе разрастаются скандалы из-за “наследия” Сноудена

В CPJ отметили, что после прихода Обамы к власти против шестерых госслужащих и двоих специалистов, работавших на правительство США по контрактам, в том числе Эдварда Сноудена, за разглашение секретной информации в СМИ выдвинули уголовные обвинения на основании федерального закона о шпионаже. При этом ранее за период с 1917 года, когда этот закон был принят, таких случаев было всего три. Помимо жестких мер по предотвращению утечек правительственной информации, CPJ называет и другие направления политики действующей администрации, которые препятствуют свободе прессы. Это, в частности, активное использование подконтрольных Белому дому СМИ для манипулирования общественным мнением и масштабные программы электронной слежки, которые не позволяют журналистам сохранять анонимность своих источников.

О правительственных программах отслеживания электронной переписки и телефонных переговоров стало известно благодаря утечкам конфиденциальной информации, которые в 2013 году организовал Эдвард Сноуден, в прошлом работавший по контракту с ЦРУ и Агентством национальной безопасности. В США Сноудена обвинили в государственной измене и аннулировали его американский паспорт, в настоящее время разоблачитель находится в России, где ему предоставили временное убежище. Обнародованная Сноуденом информация вызвала обвинения в ущемлении гражданских свобод в адрес властей США – как внутри страны, так и за ее пределами. К сведению, распространивший данную информацию правозащитный сайт haqqin.az во главе с всемирно известным правозащитником и журналистом международного масштаба постоянно клеймит позором международные организации, в том числе и CPJ, не признающие “полную и окончательную победу” демократии в Азербайджане. Сайт постоянно пытается нас убедить в том, что все это – ложь, все это – происки спецслужб “мирового империализма”. А вот когда CPJ обвиняет Обаму и правительство США в нарушении прав и свобод граждан, в том числе и иностранных государств, тут все правда, и ничего, кроме правды. Получается, что “мировой империализм” в США “заказала” CPJ самого себя. Вот это и есть разница между нашими правозащитниками и их. Вот это и есть разница между нашими журналистами и их.

Даже не понимаем, что отношение к нашей демократии формируется не отчетами разных там миссий. Госдеп сказал свое слово, Штефан Фюле и Кэтрин Эштон также четко “отметились”, притом, сразу. Неужели кто-то думает, что эти позиции были сформулированы на основании отчета БДИПЧ ОБСЕ? Да нет же! У них свои, притом постоянные источники информации. Эти структуры формируют позицию не в одночасье.

Одним словом, нам не быть частью цивилизованной, демократической Европы. И не потому, что нас не желают видеть в европейской семье. А прежде всего потому, что мы сами туда не стремимся, а точнее, делаем все возможное, чтобы туда не попасть.

Но тогда нам необходимо в ТС. Во-первых, там любой уровень “суверенной демократии” примут как максимально высокий, который достоин подражания. Это как раз для нас. Это нам как раз по душе.

Во-вторых, это самый верный путь, при отсутствии иной европейской перспективы, для урегулирования карабахского конфликта. В интервью Vesti.Az российский политолог, эксперт по международной политике, руководитель Центра анализа международной политики Института глобализации и социальных движений Михаил Нейжмаков четко обозначил этот путь.

Он отмечает, что для стран, проводящих многовекторную внешнюю политику, вполне понятно осторожное отношение к большим интеграционным проектам. “Обратим, однако, внимание на Казахстан, который отличается хорошими экономическими показателями, партнерскими отношениями с ведущими мировыми державами, финансово независим от России и при этом состоит в Таможенном союзе и ОДКБ. У Казахстана два главных стимула для евразийской интеграции. Негативный – наличие в зоне досягаемости взрывоопасного Афганистана, проблемных соседей по Средней Азии, активность в этом регионе исламских радикалов при неготовности геополитических конкурентов России предложить свою систему безопасности для стран региона (ни Китай, ни США не готовы взять ответственность за решение этой проблемы всерьез). Позитивный – расчет на выгоды от транзита грузов по коридорам Восток-Запад и Север-Юг”,- отмечает он.

По его мнению, у Баку есть схожие позитивные стимулы для присоединения к евразийским проектам. Ведь Азербайджан – важное звено для западного маршрута коридора Север-Юг: “К тому же, присоединившись к продвигаемым Россией евразийским проектам, Азербайджан мог бы воспользоваться возможностями Москвы для улучшения отношений с Тегераном (учитывая, что последний по-прежнему нуждается в российской внешнеполитической поддержке). И у России появился бы дополнительный стимул для активности на поприще карабахского урегулирования. Вероятно, Москва в этом случае как минимум способствовала бы реализации первого этапа разрешения конфликта в Карабахе – переходу под контроль Азербайджана районов так называемого “пояса безопасности”.

Что касается негативных стимулов, то очагов нестабильности в пределах досягаемости Азербайджана тоже немало – рядом взрывоопасный регион Ближнего и Среднего Востока. Но выбор партнеров по борьбе с региональными угрозами у Баку шире, чем у Астаны. Например, в отличие от более осторожного Китая в Средней Азии, Турция в Ближневосточном регионе готова открыто предложить партнерам и сотрудничество в военной сфере. В целом же присоединение Баку к евразийским проектам вряд ли произойдет в ближайшее время, но исключать такой сценарий тоже не стоит”.

При этом российский эксперт считает, что в дальнейшем нельзя исключать, что на Западе найдутся политики, которые захотят подтолкнуть Баку именно к военному решению проблемы Карабаха. Ведь такой сценарий так или иначе затронет Армению, руководство которой заявило о вступлении в Таможенный союз, таким образом подтвердив курс на стратегический союз с Москвой. “Понятно, что Нагорный Карабах находится за границами Армении, то есть на него не распространяются обязательства России и ОДКБ в сфере обороны. Да и сама Россия вряд ли вмешается в подобный конфликт, если он не затронет территории Армении. Но как раз сдержанная позиция России и вызовет активную волну критики против нее в Ереване и создаст новый повод для того, чтобы поставить под вопрос стратегический выбор в пользу Москвы, а не Брюсселя”, – отмечает Михаил Нейжмаков.

По мнению российского политолога, в итоге военное решение карабахской проблемы связано с внешнеполитическими рисками и для официального Баку. Сейчас мировые и региональные державы заинтересованы в Азербайджане и стремятся включить его в собственные геополитические проекты. В случае же размораживания военного конфликта в Карабахе уже сами эти державы будут требовать различные бонусы за международную поддержку такой операции. Пока из заметных региональных игроков одобрить такую военную операцию Азербайджана может, видимо, только Турция – но даже она может проявить в этом вопросе осторожность. “Недаром, выступая на недавней сессии Генассамблеи ООН, президент Турции Абдулла Гюль призвал именно к мирному решению карабахской проблемы. Не говоря уже о том, что Турция вряд ли окажет Азербайджану непосредственную военную помощь, если таковая потребуется, а конфликт разрастется.

Учитывая, что официальный Баку до сих пор избегал перехода к военному решению проблемы Карабаха, а перемен, которые бы подталкивали к немедленному проведению подобной операции, в регионе не произошло, скорее всего, подход руководства Азербайджана к этому вопросу останется осторожным”, – считает Михаил Нейжмаков.
Честно говоря, если мы исключаем для себя европейскую перспективу, то непонятно, чего же мы ждем. Надо сразу подключиться к ТС. Там у нас родственные души. Не в течение двух лет, а двух месяцев можно решить все проблемы организационного плана. Было бы желание. На первом этапе Путин добьется освобождения оккупированных вокруг Нагорного Карабаха территорий. И все без крови и без потерь. А потом как-нибудь “полюбовно” добьется решения вопроса и о статусе Нагорного Карабаха. И так окажемся почти что в составе России. Хуже не бывает. Недавно где-то прочел анекдот про то, как Обама наказал Сноудена. Очень просто. Не позволил ему уехать из Москвы. Оставил навсегда в России. Этим все сказано.

Но карабахский конфликт будет урегулирован, притом внешне в вполне приемлемом варианте…

ИСТОЧНИК:  zerkalo.az

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 + 7 =