Василий Стати«Ах, ах, господин молдаван?

Невероятно! Как может

кто-то быть молдаваном?!»

По Монтескье

1. Тщетные усилия по созданию «румын»

Видимо, не было на планете такой общности, которая была бы более воспетой, более почитаемой, более хвалённой, чем rumîni/румыны (крепостные крестьяне) так называлось население южнокарпатской страны в XVIIXIX вв. Наверное, не существует румына, который выучив буквы, не писал хотя бы строчку о «вечной Румынии» («România eternă»), о «чуде быть румыном», о «чуде по имени Румыния» («miracolul România») и т.д.

«Тема романства румын, – заявляет Шербан Папакостя, румынский историк с высокими научными титулами, – была главной компонентой самосознания румын… Идея романства была элементарным убеждением, которое, может быть, более чем любой другой фактор, объясняет «загадку и историческое чудо (miracol) выживания румынского народа».

«Идея – сила, идея романского начала, – настаивает цитируемый автор, – происхождения румын из воинов и колонистов империи (римской)… направляла всю историю румын».

Более того, «идею романского происхождения» и сегодня пытаются растянуть «во все направления», в том числе и на «значительные части востока нашего континента» (Ş.Papacostea. Cuvînt înainte la Romanitatea românilor. Istoria unei idei. Ed. a II-a . Bucureşti, 1993).

Последняя попытка растянуть к востоку «идею романского происхождения» была предпринята в 1941 – 1943 гг. «воинами и колонистами» И.Антонеску, поддерживаемых отрядами румынских социологов под командой Антона Голопенция (Românii de la est de Bug, vol. I, II. Bucureşti, 2006).

Не успели. Дошли лишь до излучины Дона…

Тем не менее, министр иностранных дел Румынии в феврале 2009 г. рассуждал обнадёживающеи заинтересовано о «Румынском востоке…» (Răsăritul românesc). Ziua, 2.02.2009.

Огромное количество опусов о «român, românesc, România», составленные и опубликованные авторами с различными учеными степенямии из всех областей знаний, намного облегчает нашу задачу проследить распространение слова «rumîn/român» и «România» на юге и, возможно, на востоке от Карпат; установить частоту использования этих слов (если они действительно существовали), прежде всего, в валашских/мунтянских письменных источниках XIV XVI вв.: официальные акты, хроники; в молдавских текстах: летописи, научные работы, религиозные сборники.

Другие предположения, мнения, выдумки и любительские суждения, высказываемые где угодно и по любому поводу, нас здесь не интересуют.

Опопыткахпредставить южнокарпатских жителей, которые известны по документам с названиями басарабы/трансалпины/угровлахи/влахи/мунтяне как, якобы, «румынов» написаны сотни томов и тысячи страниц. Наиболее известный образец подобных писаний – это Romanitatea românilor. Istoria unei idei. Ed. I 1972; ed. a II-a 1993 Адольфа Армбрустера. Любопытные могут их перелистать.

Разумеется, огромное количество опусов о «român, românesc, România» (самый объемистый так и озаглавлен Român, românesc, România, вышел в 1983 г. и составлен В.Арвинте), и другие подобные сборники, изданные по данной теме, облегчают, в определённой мере, наше намерение. Не требуется больших усилий, чтобы фиксировать, классифицировать и изучать соответствующие данные, если по этой теме давно, якобы, всё зафиксировано, классифицировано, якобы, изучено и, якобы, установлено: «Românii s-au numit pe ei înşişi români. Şi punctum!» (Румыны назвали самих себя румынами. И точка!).

Эта, тысячи раз повторяемая, абсолютно бездоказательная декларация, которой придаются магические свойства, без тени сомнений разделяют все румынские румынологи. Хотя, подчёркиваем: никто никогда не привёл ни одного доказательства в её пользу.

В остальном мнения румынских румынологов расходятся.

2. Кто выдумал «Румынию»

В этой главе, да и в других, не стремимся открыть что-либо новое. В принципе, многое было написано и неоднократно опубликовано. Правда, и новая систематизация и реактуализация уже написанного тоже полезна. Здесь мы стремимся обобщить известные, но также и малоизвестные, данные, составить регистррумынских деклараций о «român, românesc, România», которые лишены даже попыток обоснования. Убедимся…

В 1933 г. румынский историк П.Панаитеску заявил: «Имя румын от Рима (Roma) самое достоверное (?) доказательство нашего происхождения, и можем сказать, на основе этого имени, что являемся единственными истинными потомками, среди всех романских народов, которые не отказались от фамильного имени…». Это образец декларации, сотканной из восторгов, без единого аргумента.

Воображаемые родители «румын», т.е. рымлений, как едко называл их Гр.Уреке, удрали из юго-запада Трансильвании и из зоны, западнее Олта в 271 г. н.э. С тех пор и до 1330 г. более 1000 лет! никто ничего не знает определённо о выживших в коридоре между Южными Карпатами и Дунаем. Кто они такие? Оставались ли они вообще? Кто им сказал, как их зовут? Откуда известно, что эта зона называлась Цара Ромыняскэ? Кто, в конце концов, и когда, выдумал «Румынию»?

Самый краткий и самый замечательный ответ дал бывший директор Бухарестского института истории Ш.Папакостя. Пытаясь хоть как-то объяснить «сколачивание румынских стран» (видимо, их было много! В.С.) в XIV в., румынский академик заявляет (неприлично писать: ляпнул В.С.): «внезапно (spontan) первая из этих стран (южнокарпатская В.С.) взяла себе (şi-a luat) имя «Цара ромыняскэ»…; второе политическое создание северодунайских румын (???) речь о восточнокарпатской стране (В.С.) тоже взяло себе сразу (deîndată) имя «Цара ромыняскэ»… Такая вот наука… Румынская.

По очень просвещённому воображению румынского академика, дело было так. Бестолковое южнокарпатское население мучилось от безделья. И вдруг (spontan) ему стукнуло в голову и оно взяло себе с потолка имя «Цара ромыняскэ». Восточнокарпатское население более бестолковое! даже до этого первым не додумалось: также взяло себе уже готовое имя «Цара ромыняскэ». Причём сразу, не мешкая… Таким вот образом были сколочены «цэриле ромынешть» («румынские страны»).

Другие румынские авторы с более скромными титулами и менее категоричные, заметив, что имя «Romînia» случайно появилось в заглавиях некоторых валашских/мунтянских публикаций 40-х годов XIX в., застенчиво попытались объяснить употребление этого названия как следствие революционного движения «пашоптистов» (сорокадесятников). Мотивировка не удовлетворила: название было пропагандистским, искусственным и очень поздним. Все соседние государства давно имели стабильные названия, лишь южнокарпатское государство ещё не знало, как себя именовать.

Академик Е.Стэнеску попытался спасти положение. Он заметил, что «историческое (так опубликовано! В.С.) название «Ромыния» не принадлежит революционной романтической эпохе пашоптистов, оно более древнее. Оно документируется, чётко и без сомнений, уже в начале XIX в.»…

В 1816 г. в Лейпциге выходит на древнегреческом языке работа Д.Филиппиде История Румýнией. Впервые появляется письменное название Румýния, правда, на древнегреческом языке и за рубежом. Не напрасно Е.Стэнеску констатирует: «Самое большое значение работы Д.Филиппиде в ее заглавии» (E.Stănescu. Geneza noţiunii de «România» în lumina denumirilor interne, 1968. P. 242).

Но этот факт придумывание «чуда «Ромыния» зарубежным автором, да так поздно и за границей лишь в начале XIX в.! ущемлял национальное чувство румынских румынологов. Углублению этого чувства горечи способствовала и судьба книги Д.Филиппиде: она долгое время оставалась неизвестной валахам/мунтянам. Об этой книге на древнегреческом языке в южнокарпатской стране узнали лишь в 1873 г., когда В.П.Хашдеу упомянул о ней в Istoria critică a românilor (vol. I). Позже, она частично была прокомментирована К.Ербичану, Ал.Филиппиде, Н.Бэнеску, который в 1923 г. перевёлнекоторые фрагменты…

В этой ситуации, заключает В.Арвинте, «более не можем говорить о Д.Филиппиде, как о создателе современного имени «Ромыния». Исторические факты (неблагоприятные обстоятельства распространения книги Д.Филиппиде), языковые несуразицы («Rumúnia» у Д.Филиппиде) выступают против этой точки зрения» (V.Arvinte. Român, românesc, România, 1983. P. 33).

Если у В.Арвинте есть возражения относительно выдуманной Д.Филиппиде формы «Rumúnia», то П.Панаитеску, напротив, считает, что «название таким, каким сохранила традиция, это rumun и Ţara rumunească… Так требует дух нашего языка. Romanus дал rumun. Только книжным путем rumîn, означающий «крепостной крестьянин», позже превратился в romînЛишь в XIX в. ученые люди последовательно употребляли romîni…» (P.Panaitescu. Interpretări româneşti…, 1994. P. 65).

Следовательно, навязывание romîn в этническом значении это не результат народного национального сознания, а пропагандистская акция.

Потому что названия ţara basarabă/ţara transalpină/Угровлахия/Валахия/ Влашкя, как южнокарпатская страна называлась в собственных актах и в зарубежных источниках, «не передают народную концепцию о территориальном единстве румынской (якобы) страны» (A.Armbruster, 1993. P. 48).

Независимо от того, что скажут историки, прежде всего, румынские румынологи, необходимо признать, что «название румынского народа, внутреннее, своё, собственное» письменно почти не отмечается (См. E.Stănescu. Premisele medievale ale conştiinţei naţionale româneşti. «Romîn romînesc» în textele romîneşti din veacurile XV XVII. Mărturii interne. 1964. P. 968 969). В продолжении, цитируемый автор пытается объяснить бедность или, даже, отсутствие письменных свидетельств о терминах romîn, romînesc, Romînia.

3. Древность молдаван и запоздалые «румыны»

Хотя он и заявляет, что «исторический период, внутри которого стремится исследовать разные значения терминов romîn, romînesc особо богат в событиях»,

Е.Стэнеску признает, что «можем изучать «romîn, romînesc» лишь в той мере, в какой они содержаться в письменных памятниках». А первый «письменный памятник», в котором содержится намёк на что-то «rumînească», документируется «лишь в начале XVI века» (Idem. P. 969 970).

Уточним. Румынское историческое сообщество пришло к выводу, что страна басарабов/страна трансалпинов, то есть, южнокарпатская страна, возникает в 1330 г. То же сообщество определило, что пресловутое «письмо Някшу», содержащее синтагму «pren ţeara rumînească» написано где-то в 1521 г. Следовательно, около 200 лет, с 1330 г. по 1521 г. ни жители, ни воеводы так и не поняли, как называется их страна: басарабэ?, трансалпинэ?, угровлахэ?… Таким образом, вся идеологическая трескотня о какой-то «царэ ромыняскэ» к югу от Карпат (после 1521 г.) основывается лишь на одном, не самом достоверном, сведении из частного документа.

Разумеется, на Берлинском конгрессе (июнь 1878 г.) Объединённые княжества Молдова (Карпатско-Прутская, без Буковины) и Валахия (плюс Добруджа, подаренная бедным валахам русскими) добились разрешения называться «Romînia». Но она, а это знает весь мир, не называлась так, по меньшей мере, до 24 января 1862 г.

Становление нового имени «Romînia» было результатом пропагандистской кампании, развернутой валашскими/мунтянскими интеллектуалами в 40-х годах XIX века, а не проявлением национального сознания.

Понятия «romîn», «romînesc», «Romînia», «не имея корней в народном сознании, являясь результатом прочтения трудов зарубежных гуманистов, не являются частью автохтонного фонда романского сознания у румын» (A.Armbruster, 1993. P. 204, 205).

При проведении всеобщей бесконечной кампании по прославлению «идеи силы» (о романстве румын), вызывающе и постоянно нарушается один из основных принципов научного исследования, на которое неоднократно обращает наше внимание румынский историк Лучиан Боя: «Историк должен учитывать наличие

фактов и источников; в противном случае, изолированием и выпячиванием лишь одного определённого документа или только одной определённой информации можно «доказать» что угодно и для любой эпохи» (L.Boia. Istoria şi mit în conştiinţa românească. Bucureşti, 2011. P. 215). Можно заявить и навязать что угодно, в том числе и о «глобальном и тысячелетнем романстве румын». Кстати, суть констатации Л.Боя отражена и в молдавском народном творчестве: Ку о рындуникэ ну се фаче примэварэ (Одна ласточка весну не делает). Только «письмом Някшу» невозможно делать «румын». В общем-то можно, конечно, но только «пропагандистских румынов»…

Пресловутое «письмо Някшу» используется всеми румынскими румынологами в неуклюжих попытках скрыть тотальное отсутствие других сведений о «romîn, romînesc» на протяжении 272 лет, до начала XVII в.!

Академик Е.Стэнеску еще в 1964 г. был вынужден признать: «Собственно история, основанная на румынских источниках, терминов «romîn, romînesc» относительно новая; фактически она открывается одновременно с началом распространения письменности на румынском языке» (E.Stănescu, 1964. P. 971). На самом же деле, с конца XVII начала XVIII вв., одновременно с составлением мунтянских хроник (cronicile muntene).

Упомянутый историк сознает, что его утомительно растянутые размышления не компенсируют отсутствие конкретных фактов. Неоднократно он вынужден признавать «недостаточность внутренних и внешних названий, данных всей территории, заселённой румынами» (Idem. P. 969). В другом месте он подчеркивает: «Отметим довольно большое расстояние во времени между 1521 г. (первое документальное сведение в частном акте о слове «rumînească» в названии страны) и 1602 г. (второе документальное фиксирование того же слова, и тоже в частном акте)… Имея в виду это положение, Е.Стэнеску просит не видеть «в этом проявления неуверенности в употреблении румынского названия страны…». Тем самым, румынский историк просит не обращать внимание на отсутствие доказательств, относительно существования «romîn, romînesc» (Idem. P. 984).

Тем не менее, Е.Стэнеску, как и все остальные румынские румынологи, заявляет решительно и бесповоротно: «Romîn», особенно в форме «rumîn» это имя, которым называл себя во всей своей истории наш народ» (Idem. P. 969). Как и все

остальные румынские румынологи, Е.Стэнеску не приводит ни одного доказательства в поддержку этой пламенной декларации.

Для сравнения: молдавскость молдаван проявление национального сознания молдаван: этническое имя молдаван, молдовенеск, Молдова документируются с XIII в. в самых разных источниках: в молдавском народном творчестве, в сотнях внешних и внутренних актах, в том числе, в официальных грамотах Молдовы, начиная с 1384 г., в десятках молдавско-славянских историях летописях, начиная с 1407 г.

О названии «Румыния»…

Независимо от того, что воображает или представляет себе каждый румынский историк или все вместе, слово в форме Rumúnia было выдумано в 1816 г. греком Даниелом/Дмитрием Филиппиде на древнегреческом языке в его книге, вышедшей в Германии, в Лейпциге. Об этой книге влахи/мунтяне узнали лишь в 1873 г.; в Румынии История Rumúniei Д.Филиппиде была издана лишь в 2006 г. (издательство Pegasus Press).

Разумеется, Международный конгресс в Берлине (июнь 1878 г.) узаконил, наконец, независимость румынского государства, разрешил правящему классу употреблять название Romînia. Но, южнокарпатская страна не называлась «Румынией» ни в XIV XVII вв., ни в XVIII в начале XIX вв. Неверящих просят ознакомиться с многочисленными документами… Прислушайтесь к совету Мирона Костина: Испитайте писания

4. Где «румыны» из Страны басарабов/Угровлахии?

Частота использования терминов «romîn», «romînesc», «Romînia», их отражение в угровлашских/мунтянских источниках, если рискуем поверить румынским румынологам, кажутся давно и окончательно установленными. Проследим декларации, высказанные в ипостаси magister dixit.

Академик К.К.Джуреску: «Народ всегда называл земли между Карпатами и Дунаем Цара ромыняскэ…»

«Наше общее и древнее имя, которое использует народ это имя «румын»… Мы единственный романский народ, который сохранил имя поработителей»… (C.C.Giurescu. Istoria românilor, II, 2000. P. 241, 242). К сожалению, К.К.Джуреску не раскрывает: кто?, как?, какое имя сохранил к северу от Дуная с 271 до 1330 гг.? Декларации К.К.Джуреску насчет «всегда», «общее и древнее» основываются лишь на его звании академика.

П.Панаитеску (1933, 1947 гг.): «Имя, которое и тогда, в первой части Среднего Века, давали себе сами «румуны» «rumîni»… «Ромыны из Цара ромыняскэ… всегда представлялись румыны из Цара ромыняскэ» (P.Panaitescu. Interpretări româneşti, 1994. P. 76, 78). К сожалению, и этот авторитетный историк не раскрывает: где начинается бесконечное «всегда» (întotdeauna). Остаётся неразгаданной тайной: откуда узнал П.Панаитеску, что «в первой части Среднего Века басарабы/трансалпины/угровлахи назывались «румынь»? Притом всегда!

Даже академик Дмитрий Ончул, может самый документированный и степенный историк, охваченный клубами ромынизма, заявил: «Коренные ромыны (мунтяне) называли свою страну всегда Ţara românească имя, используемое регулярно во внутренних румынских документах и в хрониках страны» (D.Onciul, 1904). И этот, сдержанный в своих обобщениях учёный, тоже не приводит ни одного аргумента.

Академик Е.Стэнеску: «Romîn» особенно в форме «rumîn» это имя, которым называл себя на протяжении всей своей истории наш народ» (E.Stănescu. Premisele medievale… 1964. P. 969). И этот, очень плодовитый румынский историк (автор трёх растянутых статей о «romîn, romînesc, Romînia»), хранит в глубокой тайне: кто ему сказал, что басарабы/трансалпины/угровлахи назывались «rumîni» «на протяжении всей их истории»? Или хотя бы до XVIII в.? Так и не приводит ни разу ни одного доказательства, сохраняя «секрет» под страхом смерти.

Адольф Армбрустер (1972 г.): «Сами ромыны никогда не назывались по-другому, кроме как români, rumîni (A.Armbruster. Romanitatea românilor… 1972). Этот самый пламенный певец румынских романизированных румын, так много и громко заявлял (когда жил в Румынии) о своей вере в вечность имени «rumîn», что повторяет свои, ничем не обоснованные лозунги и в 1993 г. (во втором издании своей монографии Romanitatea românilor…).

Виктор Спиней, доктор, профессор: «Румынский народ назвал сам себя (…) именем, похожим на имя предков своих, непрерывносохраняя сознание своего романского происхождения» (V.Spinei. Moldova în secolele XI XIV. Ed. a II-a. Chişinău, 1992. P. 106).

Мы далеки от желания восполнять недостаток информации, проявляющийся в высокомерном игнорировании содержания молдавских актов, как поступает данный историк в своей статье Terminologia(1982 г.), или подчеркнуть неожиданно низкий уровень его высказывания о «непрерывности румынского сознания». Отметим все же, что В.Спиней так уверен, что повторяет абсолютно бездоказательную декларацию (и брань, недостойную любого профессора) и в его обобщающей монографии Universa valachica. Românii în contextul politic internaţional de la începutul mileniului al II-lea, услужливо изданной в Кишинёве (2006 г.) тиражом в 300 экземпляров: «Румыны самоназвались именем, производным от romanusРумыны единственный неолатинский народ, который выжил до наших дней, который сохранил имя предков, пришедших с Апеннинского полуострова» (V.Spinei. Universa valachica… 2006. P. 31).

Уважаемый доктор профессор, вероятно, знает, что romanus познал самое широкое распространение и употребление во времена Карла Великого (800 814 гг.). Со временем сократил свою зону до Rumelia, Romania, обозначающие «османскую империю» (C.Tagliavini, V.Arvinte). В этом значении аттестован и в акте Стефана III Великого: «Sulaman bassa… con tutta Romania» (Сулейман паша… со всеми (народами) Романии). I.Bogdan, II. P. 323.

Вероятно, только доктор профессор В.Спиней знает, как от «romanus Rumelia Romania» (к 1453 г.) дошли до «România» и «români». Всемирно известный лингвист романист Карло Тальявини, не посоветовавшись с В.Спинеем, констатировал в 1962 г.: «Речь идет о видимости, потому что не может существовать никакой связи между (наследником «romanus»), греческим Romania и именем Rumelia от Rumeli, как не существует (никакой связи) между греческим Romania и современной Румынией недавней конструкции, книжного происхождения» (C.Tagliavini. Originile limbilor neolatine. Bucureşti, 1977. P. 128 129).

Таким образом, декларация В.Спинея о том, что, якобы, «румыны самоназвались именем, производным от «romanus», не делает чести румынскому доктору профессору.

Прилагая предельные усилия выискать в угровлашских текстах XV XVII вв. хоть какие-то следы о «romîn romînesc», Е.Стэнеску тщетно компенсирует отсутствие доказательств легковесными комментариями, растянутымина 33 страницах. Ссылаясь на некоторые тексты, напечатанные, главным образом, в Венгрии (Трансильвании) и Валахии, Е.Стэнеску, без никаких на то оснований, постановляет: «Постоянный рост частотности употребления терминов «romîn romînesc» в XVXVII вв.» (E.Stănescu. Premisele medievale… 1964. P. 777).

Как особо подчеркнул сам Е.Стэнеску, «romînească» отмечается лишь в двух угровлашских частных документах: 1521 и 1602 гг.

Если отнимем из количества печатных текстов, упомянутых Е.Стэнеску, за период до XVII в., те, что вышли в Венгрии и в Молдавии, то есть, в других странах, декларация Е.Стэнеску о «росте употребления «romîn romînesc» становится, увы, смехотворной.

Положение триады «romîn romînesc Romînia», то есть, наличие терминов «romîn», «romînesc», «Romînia» в официальных внутренних актах южнокарпатской страны, вызывает жалость, сожаление и сочувствие ко многим авторам, которые сделали себе карьеру на прославлении этого отсутствия…

Названия южнокарпатской страны, внутренние акты

DRH B., том I (1247 1500)

Название

Упоминания

Язык

Перевод

1.

2.

3.

4.

5.

6.

7.

8.

Земля Угровлахийская, Угровлашская Земля

Влашская Земля, Власское

Transalpina

Ţara Muntenească

Унгровлахийский стол

Valahia

Ungaria rumînească

Anonime (страна не указывается)

227

66

2

1

1

1

1

53

slavă

slavă

lat.

valahă

slavă

lat.

valahă

slavă

Ţara Ungrovlahiei, Ungrovlahia

Ţara rumînească*

Ţara rumînească*

Ţara rumînească* (fără original)

scaunul (mitropolitan) al Ungrovlahiei

Oltenia

Политизированный перевод XX в.

* Политизированные переводы XIX XX вв.

5. Страна «румынская» без «румын»

Названия жителей южнокарпатской страны, внутренние акты

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Внутренние акты из первого тома DRH B. Ţara românească (1247 1500) не раскрывают этническое имя её жителей. Ни один из официальных актов до 1500 г., выпущенных канцелярией страны басарабов/Трансалпинии/Угровлахии, ни разу, ни в одной грамоте даже не намекает о каком-нибудь понятии с основой ром —, ни о чём-то «rumînească» или о неких «rumîni».

Сборник официальных внутренних актовDRH B. Ţara romînească, vol. I (1247 1500) имеет несколько особенностей. Во-первых, он охватывает серию документов, выпущенных за рубежом, в Венгрии. Во-вторых, значительное количество актов, подписанных правителями южнокарпатской страны, анонимны: подписанты или не знают, или скрывают, или, может быть, стыдятся имени страны, в которой они правят нигде не указывают её название. Подписанты это воеводы, господины, неизвестно какой страны. В-третьих, официальные внутренние акты страны басарабов/Трансалпинии/Угровлахии, как уже отмечено, ни разу не сообщают этническое имя населения. Вероятно, потому что жители этой страны ещё не сформировались в коллективность, сознающей себя, как этническая общность. Лишнее доказательство тому свидетели всех документов, подписанных правителями этой страны, анациональны и этноанонимны.

В отличие от вышеупомянутых свидетелей, высокие молдавские сановники, крупные бояре члены господарского совета, всегда, с указанием их должностей, своими подписями и печатями подтверждали акты, одобренные воеводами Молдовы. Суверены Молдовы во всех внутренних актах а их более 880! подписанных ими до 1504 г. (DRH A. Moldova, vol. I; DRH A. Moldova, vol. II; DRH A. Moldova, vol. III)опираются с 1392 г. на «веру бояр молдавских», а с 1401 г. на «веру всех бояр молдавских малых и великих» в 698 документах!

Поразительно, но и примечательно: среди свидетелей актов южнокарпатской страны, подписанных правителямистраны басарабов/Трансалпинии/Угровлахии отмечен Гроза Молдован(грамота от 27.12.1391 г., выпущенная канцелярией Мирчи Старого); позже отмечен Молдован спатарь в документах от 16.04.1457 г., от 29.09.1459 г., подписанных Владом Цепешем (см. DRH B. Ţara românească, vol. I. P. 37, 199, 203).

Следует отметить, что имена жителей южнокарпатской страны очень редко, но появляются в документах. Например, в акте короля Венгрии Сигизмунда от 8.12.1397 г. отмечаются «cohorte walachorumet turcorum» (перевод: «войско валахов и турков»). DRH D. I. P. 162 167. В грамоте Влада Дракула, «воевода и господин» неизвестно какой страны, перечисляет: «или с молдовени, или с власи». В другом документе того же «господина и воеводы???» отмечаются власи, названные почему-то «romîni»…

Таким путём и подобными способами: насилием над документами и фальсификацией их содержания можноувеличивать число «румун» до бесконечности.

И академик Е.Стэнеску отмечает этническое имя южнокарпатцев периода XVI XVII вв., в грамотах 1533, 1535, 1596, 1603 гг.: vlas, vlahi, vlaşi (См. Premisele medievale1964. P. 993, 994).

Названия Карпатско-Дунайской страны, имя населения, ещё неизвестное или ещё неустановившееся, судя по официальным внутренним актам до 1500 г., доказывают, что заглавие серии DRH B. Ţara românească не подтверждается никаким документом! А потому это заглавиефальшивое!

Составляющая часть «Ţara românească» из заглавия серии В. искусственная. Это выдумка XVIII XIX вв., используемая как упаковка для сокрытия этнического и политического положения XIV XVII вв.

Исходя из этнических и политико-географических реальностей, подтверждённых официальными документами до 1500 г., Карпатско-Дунайская страна должна была называться УГРОВЛАХИЯ, то есть, Валахия Угорская/Венгерская, как показывают четко и неопровержимо те, примерно 227 актов, подписанных «господинами и воеводами всей Угровлахийской Земли». Не зря некоторые «господины Трансалпинии» (другое название Угровлахии), например, Владислав, признавался публично, подобострастно и с благодарностью в 1368, 1369 гг., что является «воеводой Трансалпинии милостию Божией и Короля Венгрии».

Молдова не ваша!

«Ответ тем, кто всё время нас учит, как употреблять слово МОЛДОВА.

Румыния более не имеет Молдовы. Запрутская Молдова исчезла, она была стёрта с лица Земли. Она всего лишь воспоминание, не более того. Мы не отказались от Молдовы, хотя русские ошибочно назвали нас бессарабцы. При достижении независимости в 1991 г. вернулись к топониму Стефана Великого: МОЛДОВА. В чем проблема?

Восстановите автономию исторической области между Прутом и Карпатами со своими восемью молдавскими уездами, верните столицу в Яссы и после этого… приходите в Кишинев, на переговоры». V.Mihail, 2011.

6. Тюрко-басарабы основатели Угровлахии/Румынии

В этнической истории басарабов/трансалпинов/угровлахов/валахов/мунтян до сегодняшнего дня существуют определённые «белые пятна», зоны табу. Это первоначальное ощущение принимает контуры реальности по мере изучения именных и топонимических указателей сборников DRH (Documenta Romaniae Historica) серии А. (Moldova), B. (Ţara romînească), D. (Relaţii între ţările române).

Басарабы, отмеченные во многих древних источниках, воспетые М.Эминеску, изученные Б.П.Хашдеу, продолжают оставаться выброшенными с пренебрежением в запыленные углы румынской историографии и этнологии. Как утверждал Б.П.Хашдеу, самый пламенный трубадур этнической общности басарабов, они, эти басарабы, дали «имя стране басарабов» (numele ţării basarabilor), «имя, которое она носила уже в XIII в. …). Он приводит «многие тексты XIV XV вв.», в которых южнокарпатская страна «названа «басарабов» или «Basarabie»: у сербского царя Стефана Душана (1330 1356), у папы Григория XI (1370 1378), у короля Сигизмунда (1366 1437), у короля Владислава Ягелло (1350 1434), у историка Длугоша (1415 1480), у польского хрониста Меховского (1450 1523), у венгерского хрониста Туроци (1450 1490)… Здесь могут быть упомянуты и другие источники… В 1424 г. великий герцог литовский Витольд писал о «differencias inter basarabitas et moldavanos»… В 1430 г. польские послы писали о «woywoda Dan Basarabie adunatis gencium bessarabicorum (бессарабское племя). Сам Мирчя Великий (Старый) в 1403 г. титуловал себя «воевода и господин всей страны басарабов». Александр Добрый и Стефан III Великий «назвали южнокарпатскую страну Басарабие, или лучше во множественном числе: басарабы (до басараб, от басараб), как будто басарабы были все жители» (B.P.Haşdeu. Etymologicum Magnum Romaniae, II. P. 280 281; M.Costăchescu, II.P. 631; I.Bogdan, II. P. 274, 292, 398, 432, 439).

Любопытно, почему стыдятся трансалпины/угровлахи/валахи/мунтяне, ныне румыны, названия своей страны Басарабия?! Почему они стыдятся своих основателей басарабов?!

Из каких интересов экспансионистских?! наследники басарабов, ныне румыны, растягивают басарабскую идеологическую простынь, тюрко-татарского происхождения, на Пруто-Днестровскую Молдову от Ниспорень до Буджака, от «Basarabia Nord» до Филармонии, с ее фальшивым Dorul de Basarabia!?

7. Почему басарабы/трансалпины/угровлахи перекрасились в «румыны»

Наряду с «центральной проблемой самого имени «român», П.Панаитеску считает «почти такими же интересными и поучительными и другие имена племени, используемые чужими: vlahi» (P.Panaitescu. Op. cit. P. 66).

Как и в других главах, так и в последующих, будем базироваться только на документах, прежде всего, на информациях из зарубежных источников.

Разумеется, в соответствующих случаях, по необходимости, будут привлечены и некоторые декларации, и комментарии румынских авторов в корреляции с документальными данными.

Заметив употребление термина «România» в некоторых публикациях Угровлахии/Мунтении в 1837 1839 гг., Е.Стэнеску полагает, что «терминологическое обобщение понятия «România» в данный период, с точки зрения внутренних названий, отражает, как зеркало, процесс развития сознания территориального единства румынского народа» (E.Stănescu. Unitatea teritoriului românesc în lumina menţiunilor externe. «Valahia» şi sensurile ei. 1968. P. 1105).

Е.Стэнеску считает, что «тот же процесс может отражаться таким же образом и с точки зрения внешних упоминаний…, относительно стабильных, на протяжении периода XIV XVIII вв.» (Ibidem).

С завидной уверенностью академик Е.Стэнеску заявляет: «Анализ источников показывает, что в терминологической системе внешних названий территории, заселённой румынами, фундаментальное понятие это «Валахия» (Ibidem).

Оригинальность и пикантность этого румынского академического анекдота состоит в том, что во внешних (внешнего предназначения) актах с 1222 по 1456 гг., фактически за более чем 100 лет существования южнокарпатской страны (1330 1456 гг.), ее территория названа «Валахия» только 3 раза в своих документах внешнего предназначения в 1413 г. (в грамоте, в которой Мирчя Старый именуется

«waiwoda transalpinus», одновременно и «terre nostre Walachie» (DRH D. I. P. 198 199), в последний раз в 1456 г. в акте Влада Цепеша.

Во время своего правления Мирчя Старый (1386 1418 гг.) титуловал себя господином и воеводой Угровлахии 22 раза, Трансалпинии 5 раз, Угровлашской Земли дважды, Влашской Земли 1 раз… Южнокарпатская страна за 1330 1456 гг. 8 раз названа «Валахией» в документах, выпущенных королевской канцелярией Венгрии.

Первый известный акт южнокарпатской страны датирован 25 ноября 1369 г. и подписан Владиславом «woyoda transalpinus» (DRH D. I. P. 12 13).

Вообще, понятие «Валахия» для южнокарпатской страны впервые употреблено в 1399 г. Сигизмундом, королем Венгрии.

Судя по документальным сведениям, выявленных и собранных румынскими исследователями и включенных в академическую коллекцию Documenta Romaniae Historica D. Relaţiile între ţările române (1222 1456), изданную в Бухаресте в 1977 г., «фундаментальное понятие для территории, заселенной румынами» в XIV XV вв.было Terra Transalpina 155 аттестаций! «Валахия» во внутренних актах внешнего предназначения отмечена только 3 раза; «Власка», «Влашкя» 10 раз.

Названия южнокарпатской страны, внешние акты

DRH D., Relaţiile…, vol.I (1222 – 1456)

Названия

Упоминания

Язык

Перевод

1.

2.

3.

4.

5.

6.

7.

8.

9.

10.

11.

12.

Terra Transalpina

Угровлахийская Земля

Власка, Влашкя Земля

Volahia, Wallachey (externe)

Wallachia (interne)

Valahie Transalpine

Ungroromînă

Запланина

terra basarab, Bessarabie

Бессарабское, Бессарабия

Басарабска

от, до, из бесараб

155

26

10

8

3

1

1

1

2

2

1

5

lat.

slavă

slavă

lat., germ.

lat.

lat.

valahă

slavă

lat.

slavă

slavă

slavă

*Политизированный перевод XIX – XX вв.

Названия жителей южнокарпатской страны, внешние акты

1.

2.

3.

4.

5.

6.

7.

8.

olati, olacum, olachi

volachi, valachi, влашки

blachorum, balachorum

власи

walachi transalpini

olachos transalpinis

до, от, из басараб

basarabitas, basarabicorum

22

29

3

3

1

1

5

2

lat.

lat., slavă

lat.

slavă

lat.

lat.

slavă

lat.

rumîni*

rumîni*

rumîni*

rumîni*

rumîni* (rumîneşti)

rumîni* (rumîneşti)

rumîni*

rumîni*

*Политизированный перевод XIX – XX вв.

Заголовок серии представляется очень забавным: Relaţiile între ţările române (Отношения между румынскими странами)… Какие «отношения»? С какими «странами румынскими», когда в 1456 г., да и гораздо позже, не существовало ни одной!? Неужели Венгрия «румынская страна»?! Если нет, то на каком основании более трети из 281 акта, выпущенного королевской канцелярией Венгрии до 1456 г., включена в том Отношения между румынскими странами (Relaţiile între ţările române)? А некоторые акты повторяются: включены в DRH B. и в DRH D., например, грамота от 27.12.1391 г.

Или, может быть, «ţara transalpină» (трансалпинская страна) так южнокарпатская земля называлась в большинстве своих актов не была самостоятельной?! Примечательно, что в своей грамоте от 20.01.1386 г. южнокарпатский воевода титуловал себя «Владислав милостию Божией и его величества Людовика, короля Венгрии, воевода Трансалпинии…» (DRH D. I. P. 86 87). Такой же титул носит «Владислав трансалпинус» и в акте от 25.11.1369 г.

Вполне возможно, что в других дальних странах разные суверены, иерархи, путешественники-миссионеры писали о южнокарпатской стране то, что думали, что слышали от других, растягивая, как увидим, понятие «Валахия» не только на бывшую восточную римскую колонию, но и на восточнокарпатские земли. Здесь и далее основываемся на документальных сведениях, выявленных, систематизированных и удостоверенных румынскими научными инстанциями.

8. Когда возник термин «limba romînească»?

«Со временем термин валашский, валахский язык стали соотносить лишь с языком Валахии, то есть Мунтении. Для названия же языка Молдавии стало употребляться прилагательное молдовеняскэ, лимба молдовеняскэ. Термин ромынэ, ромыняскэ (limba romînească), по отношению к языку, стал употребляться параллельно с валашским, но позднее. Ещё в 30-е годы XIX в. Фр.Диц (Fr. Diez) в своей Сравнительной грамматике романских языков употреблял термин валашский язык. В первой половине XIX в. Яков Гинкулов отнёс этот термин «валашский» только к мунтянскому типу речи… Термин rumînească румынский, по отношению к языку, получает широкое распространение, главным образом, после объединения Валахии и Запрутской Молдовы (без Буковины) в 1862 г. и, особенно, после утверждения имени нового государства «Румыния» (Al.Dîrul, I.Eţco, N.Raevskii, 1985. P. 220).

«В 1838 г. появляется в Валахии выражение «limba romînească…» (V.Arvinte. Romîn, romînesc… 1983).

Наречие молдовенеште отмечено в молдавском народном творчестве в XIV XV вв. Глоттоним/лингвоним лимба молдовеняскэ фиксирован в разных зарубежных письменных источниках: moldauische Sprache (Тироль, 1591 г.), lingua moldavorumHistoires… J.-A. Thou, Франция, 1591 г.)… Позже в Путешествие в Италию И.В.Гёте: moldauishe Sprache (1787 г.)…

О молдавском языке уже в XVII в. были написаны первые исследования: Деспре лимба ноастрэ молдовеняскэ Гр.Уреке (1635 г.), Деспре лимба молдовеняскэ Мирона Костина (1677 г.), Деспре лимба молдовенилор и Деспре букиле молдовенилор Д.Кантемира (1716 г.).

Первый официальный документ на молдавском языке известен с 1571 г. В 1581 г. был составлен первый молдавский лексикон Катастих монастыря Галата. Первый молдавский словарь был составлен Н.Милеску Спатару ещё в 1672 г. : Дикционарул греческ славон молдовенеск латин. В 1719 г. итальянец Сильвестро Амелио составил Vocabulario italiano moldavo (Итальянско-молдавский словарь)…

В Угровлахии в этот период XV XVIII вв. не существует ничего о некоем валашском языке. А о воображаемом «румынском языке» и того меньше.

Молдаване не могли 500 лет оставаться немыми, ожидая когда проснутся «румыны», чтобы указать нам как назвать родной язык.

9. Откуда упали «румыны», если здесь даже римлян не было

Почему, все-таки, молдаване не румыны?!

Потому что не хотели и не хотят!

Это самое простое и решающее объяснение!

«В любой национальной конструкции значение имеет, прежде всего, воля быть. Или не быть» (L.Boia. România ţară de frontieră. Bucureşti, 2005. P. 145).

Например, фламандцы хотят быть фламандцами, независимо от того, что думают бельгийцы. Влахи северо-запада Болгарии хотят быть влахами, независимо от того, что воображают валахи, ныне румыны. Македонцы хотят быть македонцами,

независимо от претензий эллинов/греков или болгар. Каталонцы хотят быть каталонцами, независимо от амбиций испанцев/кастильянцев. Угровлахи Левобережья Дуная со второй половины XIX в. захотели быть румынами, независимо от того, что знают о них ромы/цыгане и венгры/мадьяры…

Молдаване не только не хотели, но и не могли быть румынами. Потому, что они, молдаване единственные носители неолатинского языка, которые не были покорены римлянами. Напомним некоторые истины, давно ставшие трюизмами, но, которые, до сих пор не усвоены румынами.

«Континуитет романского элемента в Дакии может быть поддержан лишь в области между Олтом и Тимишем, то есть западнее Олта, с западной частью Ардяла, где ромынизм глубоко укоренился…» (D.Onciul. Teoria lui Roesler, 1885).

Как известно, римляне не дошли до Восточных Карпат. Легионеры из областей, покоренных римлянами, не только не вступали на территорию будущей Молдовы, они её даже не увидели. «Севернее Дуная римляне обладали лишь половиной Дакии… Неаннексированная половина Дакии (Западное Прикарпатье и север Ардяла) логически не могла быть романизирована, даже если некоторые историки заявляют обратное. В самом деле, трудно понять, независимо от того, что предполагают иные историки: как могли быть романизированы области, неколонизированные римлянами» (L.Boia. România ţară de frontieră… P. 46, 50).

Действительно, трудно понять и невозможно объяснить, как могли быть романизированы предки молдаван, если восточнокарпатское пространство и северная часть Ардяла не были колонизированы римлянами. Необъяснимо, как мог пренебречь этой действительностью Мирон Костин. Откуда он взял «румын» к востоку от Карпат, когда здесь даже «римлян» не было?!

Молдаване не были, да и не могли быть, «румынами», потому что они зародились и состоялись давно и окончательно в совсем других этнодемографических условиях, в другом геополитическом контексте.

10. Сущность молдаван

Молдаване прошли совсем другой путь развития, усвоив определенные навыки, характерные черты, убеждения то, что сформировалось и утвердилось как фиря молдовенилор (сущность молдаван) сумма особенностей, которая их индивидуализировала в семье европейских народов. Физические, этнопсихологические отличительные характеристики молдаван фиря молдовенилор были замечены и комментируемы уже средневековыми авторами. «Волохи, о молдаванах говоря, отмечал Станислав Ориховий, «польский историк, достойный доверия» (Annales… 1552), люди мужественные и грозные…».

Суждения С.Ориховия представлены и в Описании Молдовы: «Их мужество молдаван так велико, потому что они постоянно должны были противостоять всем соседям, и побеждать. Действительно, Стефан, который во времена наших предков обладал Дакией, в одно лето победил в крупных битвах турка Баязета, Матеяша венгра и поляка Иоана Альберта» (Descrierea Moldovei, 1973. P. 61).

«Мужество молдаван» было отмечено многими иностранцами, которые посетили Молдову. В 1564 г. А.Грациани писал, что молдаване «вступают в бой с такой яростью, с таким презрением к врагу и уверенностью в себя, что часто малыми силами побеждали даже крупные армии соседей» (Călători străini, II. P. 383).

О «фиря молдовенилор», готовых к новым деяниям» писал и молдавский историк Аксинте Урикарюл (Cronica paralelă… 1722. P. 55).

Михаил Садовяну прославил в своем творчестве героические подвиги молдаван, многосторонне и непревзойдённо описывая характер и молдавское национальное самосознание. Например, в Нямул Шоймэрештилор.

«Бэрбой старый воодушевленно смотрел на всадников, которые славно шли вперед с его Никулэешем: лишь в этом была его надежда, потому что были мужественны и быстры в схватках, как велит фиря молдовенилор. Поглаживал седую бороду и, улыбаясь, смотрел вокруг.

‒ Там сила! воскликнул он, поднимая руку и указывая вперёд».

«Проявления национального духа, фиря молдовенилор это любимая тема М.Садовяну. И само соседство этих терминов отправляет нас к мысли о летописном наследии» (M.Tomuş. Mihail Sadoveanu. 1978. P. 183).

Фиря молдовенилор сущность молдаван тема глубоких философских и общественно-нравственных размышлений М.Садовяну в знаменитых произведениях Demonul tinereţii, Nunta domniţei Ruxanda, Fraţii Jderi, Zodia Cancerului, Neamul Şoimăreştilor, La MoldovaЭти и другие страницы освещают углубление корней фиря молдовенилор мужественного возвышения молдаван, сущность молдаван от начала

и до конца:

Какими были, такими остались молдовень.

11. Страна с заимствованным названием

В году, допустим, 1521, когда кто-то южнее Карпат случайно написал слово «rumînească» (чтобы забыть о нёмдо начала XVII в.), молдаване имели 300 летстажа постоянного этнического самосознания и минимум 200-летнийстаж постоянного политико-географического, государственного существования с гордым именем Молдова.

Когда наши предки прочно и массировано селились в восточнокарпатских пределах, во внутрикарпатских зонах, в бывшей Траяновой Дакии, никто не знал о каких-либо «rumîni». Как показывают молдавско-славянские летописи, первые молдавские хроники и молдавские исследования на молдавском языке, молдаване пришли с севера Ардяла молдаванами и молдаванами остались.

«Извод летописи о Молдавской стране и кто был им первым господарем или воеводой от первого года сотворения мира 6830, от рождества Господня 1352» известен как Молдавско-польская хроника. В ней сообщается: «По воле господа первый воевода Драгош пришёл из Угорской Земли, из города и реки Марамуреша, как охотник на охоту за туром, которого убил на той реке Молдаве и там же вселился со своими панами. Ему та земля понравилась и остался там и на земле поселил тех же угорских молдаван, и был господарем два года».

Мирон Костин в 1675 г. писал: «…Драгош водэ, который пришёл из Марамуреша и основал (descălecat) эту страну второй раз, после того как она была опустошена татарами и убежали все жители Земли Молдавской и Мунтянской Земли в Ардял» (M.Costin. Opere. Bucureşti, 1958. P. 43).

В 1677 г.вПольской хронике М.Костин утверждал: «Немного позже после этого молдаване вышли из Марамуреша с Драгошем, своим первым господарем и основали здесь Страну Молдавскую, прежде всего земли у подножья гор» (M.Costin. Opere. Chişinău, 1989. P. 215).

Д.Кантемир (в Hronicul…, 1717) комментирует этнодемографическую ситуацию к востоку от Карпат «до возвращения молдаван из Ардяла» (Р. 471).

Молдаване никогда не страдали из-за необходимости объяснения

«разграничения», «различия» их страны с именем Молдова от страны, называемой басарабов/Трансалпиния/Угровлахия/Мунтения… Странно, что «необходимость» подобного «разграничения» остро мучает румынских румынологов А.Армбрустера, Е.Стэнеску, В.Спинея и др. Молдаван эти мучения никак не трогали, хотя бы потому, что с XIII в. Молдова незыблемо сохраняла свое название, а басарабы/трансалпины/угровлахи/мунтяне более 500 лет мучились в поисках названия своей страны: Страна басарабов?, Трансалпиния?, Угровлахия?, Мунтения?

Восточнокарпатская страна с XIII в. называется стабильно: Земля Молдавская, Moldavia, Молдова.Таким образом, молдаване не имели никакого интереса, никакого мотива, никакой «необходимости» «приспосабливать», согласовывать имя своей страны с южнокарпатцами, которые так и не разобрались, как же назвать собственную страну.

Смехотворно, что в ситуации, когда южнокарпатская территория в актах той страны не называлась «Валахия», разные историки XX в. пытаются распространить это и другие случайные названия на Молдову. Еще в 1933 г. П.Панаитеску доказал, что южнокарпатская страна не называлась «Валахия», она имела другое, заимствованное, созданное иностранцами название.

Эта южнокарпатская страна «в славянских актах называлась по-славянски Угровлахия, а более коротко, её название внутри славянских текстов Влашка Земля.

Название Угровлахия это давно известно было придумано греческой Константинопольской Патриархией. Когда в 1359 г. основалась Митрополия в Арджеше, глава Византийской православной церкви, который знал о другой Влахии, той, что на Балканском полуострове, назвал новую епархию, чтобы сделать чёткоеразличие Угровлахией, то есть Угорской/Венгерской Валахией.

Доказательством, что именно так было дело, служит тот факт, что когда Патриархия образовала еще и митрополию в Сучаве, её назвали Русовлахией, то есть Влахия, что к русской стороне. Но это последнее имя Русовлахия не прижилось, поскольку Карпатско-Днестровское Княжество имело своё имя, которое не допускало никакой путаницы: МОЛДОВА, тогда как южнокарпатскую страну с именем «Vlahia» могли спутать с остальными Влахиями» (P.Panaitescu. Numele neamului şi al ţării noastre//Interpretări româneşti, 1994. P. 77).

Таким образом, нравится это или нет румынским историкам, их страна почти 300 лет пользовалась заимствованным названием. С 1359 г. «от церкви, от митрополии, имя Угровлахия, придуманное Константинопольской Патриархией, перешло в славянскую канцелярию (южнокарпатской страны) как название государства».

Эта реальность подтверждает лишний раз констатацию румынского историка Лучиана Боя: «Независимо от их латинского происхождения, румыны (корректно: басарабы/трансалпины/угровлахи/мунтяне) развиваются и после 1600 г. в господствующей славянской культурной среде» (L.Boia. Istorie şi mit… 2011. P. 145).

12. «Никогда молдаванин не произносил «Цара ромыняскэ»

Вопреки тщательно документированным реальностям, Е.Стэнеску, имея в виду период, когда о «румунах» речь не шла и в помине, заявляет, что «в отношениях с другими народами молдаване разграничились, называя себя просто: молдовень, называя южнокарпатцев «мунтень»…, потому что не могли разграничиться от мунтень, называя их «rumîni», так как, утверждает он совсем смешно, и одни молдаване, и другие мунтяне были «rumîni»… Хоть стой, хоть падай!

Все выдумки румынских румынологов о смехотворной необходимости объяснения «разграничения» имени Молдова от названия южнокарпатской страны, «потребности дифференциации» постоянного, стабильного этнического имени молдовень от «басарабов», «трансалпинов», «угровлахов», «мунтян» всего лишь наукообразная словесная шелуха, призванная скрыть отсутствие терминов «rоmîn», «romînească».

У молдаван не было никакой потребности объяснять своё отличие от других, в том числе от «басарабов», с которыми даже не имели общей границы. «Никогда молдаванин не соглашался употреблять официальное имя Ţara românească (с каких это пор этот термин стал «официальным названием»?! В.С.) для этой другой земли и племени» констатировал Н.Йорга. И он же, характеризуя период становления восточнокарпатской и южнокарпатской стран, заключал: «Все различно между этими двумя странами, Молдовой и Валахией которые вначале даже не соприкасаются» (Istoria românilor, III). Господство татар на юге Молдовы до конца XIV в., затем «венгерский коридор» от «цара Бырсей» до Килии держали на расстоянии Молдову и Валахию. Видимо, и этим объясняется то, что во внутренних актах страны басарабов/трансалпинов/угровлахов до 1500 г. Земля Молдавская ни разу не упоминается.

Возмутившись, что молдаване, и не только они, не ведали, не слышали о таких словах, как «rоmîn», «romînească», Е.Стэнеску квалифицирует их отсутствие в молдавских текстах, как «отказ признать за словами «rоmînromînesc» другое значение».

Молдаване никак не могли отказать басарабам/трансалпинам/угровлахам/ мунтянам в том, о чем сами южнокарпатцы не знали.

Поразительно, но в условиях очень редкого письменного упоминания терминов «rоmînromînesc», которые появляются с конца XVII с начала XVIII вв. в отдельных мунтянских хрониках, некоторые историки приписывают этим словам разные значения: «частно-этнические» и «общеэтнические»…

Академик Е.Стэнеску предполагает, что употребление отдельными мунтянскими хронистами «romînesc» в этническом значении и «romînească» в «политико-юридическом значении» является, якобы, причиной того, что молдавские внутренние акты категорически отказываются называть соседнюю южнокарпатскую страну и ее жителей по-другому («ţară romînească», «rumîni»), а только в форме «Ţara Muntenească» и «munteni».

Непонятно, почему молдаване должны были называть южнокарпатцев «rumîni», если жители этой страны с XIV до XIX вв. назывались как угодно, только не «rоmîni» (См. DRH B. Ţara romînească, vol. I, … XXIII XXIV…).

Сопоставление «этнического» и «политико-юридического» значений прилагательного «румыняскэ/румынеск» искусственное. Е.Стэнеску придумал его в попытке объяснить: почему валашские авторы пишут только «молдовень» и «Молдова», а молдаване не упоминают о «румынь» и «румыняскэ». Объяснение очевидно. Южнокарпатцы именовали северную соседнюю страну Молдова и ее жителей молдовень, потому что так назвались они сами, потому что термины Молдова и молдовень были известны всей Европе.

Молдаване же не употребляли «румыняскэ/румынеск», потому что эти термины никому не были известны, даже самим угровлахам.Угровлахи/мунтяне могли называть Карпатско-Днестровскую страну и её основателей только так, как назвались они сами, и назвали их суверены и народы Европы: молдовень, Молдова. Другое дело, что басарабы/ трансалпины/угровлахи/мунтяне в течение 500 лет так и не разобрались, как называется их страна и как называются они сами

Напомним, еще раз известный вывод из общеизвестной реальности: «Бесспорно, что Ţara românească и МОЛДОВА были разными странами. До XIX в. (корректно: до 1862 г. и позже В.С.) они молдаванене только имели (и имеют В.С.) СВОЕ ГОСУДАРСТВО И СВОЮ ОТДЕЛЬНУЮ ИСТОРИЮ, но и НЕ НАЗЫВАЛИСЬ «RUMÎNI», А МОЛДОВЕНЬ…» (L.Boia. România ţară de frontieră… P. 25, 64).

«Еще в 1856 г. мужественный антиунионист Николай Истрати, по сей день порицаемый мунтянами, подчеркивая в своей знаменитой брошюре Despre cvestia în Moldova(О молдавском вопросе), что идея «унире» (объединения) чужда молдаванам, напоминал о некоторых жёстоких истинах, о том, что: «румынскую «национальность» не все считают убеждением, ещё несколько лет назад имя «romîn» было оскорблением для самих «румын»; до того момента (1856 г.!) «romînii» не имели ни истории, ни языка, ни развитой литературы». Apud Adrian Cioflâncă, 2001

Молдаване, в свою очередь, не могли называть южнокарпатскую страну «rumînească», потому что она до XIX в. официально так не называлась. (Не говорим здесь об экзерсисах некоторых угровлашских/мунтянских хронистов, одурманенных претензиями на «чисто романскую кровь»).

В частных записях, во многих своих письменных историях и официальных документах (См. DRH A., vol. I, II, III) молдаване называют южнокарпатскую страну и её жителейтак, как они сами себя называли: «басарабы», «трансалпины», «угровлахи», «мунтяне», а их страну то Басарабской (до басараб, от басараб), то Трансалпийской, то Угровлахией и Мунтенией, то есть так, как она сама себя именовала в своих официальных документах

13. «Молдаване веками подряд называют себя МОЛДОВЕНЬ, а не «румынь»

Вся околонаучная возня на тему «молдаване это румыны» с 1918 г. и по сей день это утомительное, бесконечное, бестолковое повторение одних и тех же мифов, басней и даже бредней, которые, насколько позволил объём книги,автор старательно систематизировал строго документально на предыдущих страницах.

И сегодня, как и во всей своей 700-летней истории, «Молдаване знали и знают! что говорят примерно (cam) как мунтяне (…), что, однако, не помешало им называться веками подряд молдовень, а не «rumîni», так, как и сегодня, называют себя молдаване из Республики Молдова» (L.Boia. Istorie şi mit… 2011. P. 215). Цитируемый историк употребляет слова «românii» и «Basarabia»,что позволяет судить о том, что он тоже «rromîn».Может, более рафинированный.

В наши дни, например, австрийцы говорят примерно как немцы, что не мешает им называться австрийцами из Австрийской Республики, а не «немцами».

Пытаясь, видимо, ликвидировать безграмотность определённыхрумыноисториков и румынополитиков, Л.Боя напоминает им и другим, особо одарённым румынологам: «Общий термин «român» познает прогрессивное распространение в первой половине XIX в., а дальше, до конца этого века, не удаётся (в Западной Молдове, что находится в составе Румынии сегодня) отодвинуть на второй план этноним молдаван» (L.Boia. Op.cit.).

Другой, в этом плане, общепризнанный факт: «Термин «rumînească» по отношению к языку получает широкое распространение, главным образом, после объединения Валахии с Запрутской Молдовой и появления нового государства Румыния, в 1862 г.» (Al.Dîrul, I.Eţco, N.Raevskii, 1978. P. 219 220).

В Пруто-Днестровской Молдове основатели и хранители Молдавского Государства и сегодня заявляют с непоколебимой убеждённостью: «Какими были, такими остались молдовень, носителями лимба молдовеняскэ!»

Здесь, между Прутом и Днестром, впервые в истории, 29 апреля 1818 г. был официально утвержден императорским рескриптом Устав, по которому Пруто-Днестровская Молдова «сохраняла свой статус народа, потому получает особое управление; молдавский язык получил, наряду с русским языком, статус официального языка» (P.Mihail, Z.Mihail. Acte în limba română tipărite în Basarabia, vol. I, 1812 1830. Bucureşti, 1993. P. 27, 31).

Любопытно, что помешало В.Спинею, профессору, доктору археологии из города Яссы, ознакомиться с этим сборником исторических актов или с монографией академика Штефана Чобану Cultura moldovenească sub stăpînirea rusă, или хотя бы с исследованием того же П.Панаитеску о началах письменности, прежде чем безоглядно присоединиться к клике невежественных хулителей глоттонима лимба молдовеняскэ. Публично афишируя свою поразительную некомпетентность и недобропорядочность, чванливый профессор, доктор археологии В.Спиней в своей толстой, абсолютно неязыковой книге с планетарно-претенциозным заглавием Universa valachica (2006 г.) декретирует без доли стыда: «Что же касается так называемого молдавского языка, объявленного отличным от румынского, это чистая фикция, без опоры в лингвистических реалиях, распространённая псевдоучёными Москвы и Кишинева, для того, чтобы предоставить «научные» (кавычки ясского археолога В.С.) оправдания захвата Бессарабии Россией и для сохранения статуса независимости Республики Молдова».

Упаси нас, Боже, от этаких профессоров, докторов археологии в мантии языковедов! Упаси, Боже, от подобной, чисто румынской, науки!

По прихоти ясского археолога В.Спинея, в группу «псевдоучёных» попали академики языковеды-романисты В.Шишмарев, Г.Степанов, Н.Корлэтяну, заодно Ал.Граур, Й.Йордан, Ал.Филиппиде, М.Садовяну, доктора филологи Д.Михальчи, Д.Макря, Жак Бик, Н.Раевский, М.Габинский и многие другие подлинные учёные языковеды-романисты, в том числе, Карло Тальявини, интересующиеся языковыми проблемами, а не прочностью «молдавской независимости» или археологическими галлюцинациями о «захвате Бессарабии» имперской Россией…

«В то время, как другие восточные страны, благодаря религиозным или историческим традициям, могут иногда допустить иллюзию западного родства, особенно тогда, когда талантливые интеллектуалы устанавливают свои аргументы в рамках космополитической культуры», «случай Румынии остаётся самым поразительным из-за чрезмерной пропаганды, развёрнутой в связи с латинством языка, как будто логическое следствие общей грамматической структуры может быть сходством между народами с отдаленными, если даже не чужими, культурными, религиозными и политическими опытами» (Claude Karnoouh, 1994).

В 1908 г. Н.Йорга в Istoria românilor (для просвещения румынского народа) заключал: «Между Прутом и Днестром простирается страна, которую русские назвали «Бессарабия», когда завоевали её в 1812 г. Подавляющее большинство сельских жителей этого большого и богатого края назывались и называются молдовень, и они говорят на нашем языке, который называют молдовеняскэ».

Прошло 105 лет. Невероятно, но румынские политики и их интеллектуальная обслуга академическая, публицистическая, историко-языковедческая до сих пор не усвоили эту простую общеизвестную истину.

Неужели они такие тугодумы?…

14. Почему «МОЛДАВАНЕ удирают от слова «romîn», как черт от ладана»

К сожалению, молдаване никогда не проявляли никакого интереса, никакого желания породниться с басарабами/трансалпинами/угровлахами/мунтянами, ныне «румынами». Молдаване, основатели и хранители Молдовы, ни одного из своих исторических соседей не характеризовали столь красочно, конкретно и постоянно, как басарабов/трансалпинов/угровлахов/мунтян, ныне «румын». К сожалению, соседи молдаван с той стороны Милкова (река, отделяющая Молдову от южнокарпатской страны), то есть басарабы/трансалпины/угровлахи/мунтяне, ныне «румыны» делали всё возможное, для того, чтобы молдаване называли их по их врожденным повадкам и нравам.

В 1400 г. Угровлахия впервые напала на Молдову: Мирчя Старый, «господинвсей Земли Угровлахии», вмешался как и в наши дни во внутренние дела Молдовы и изгнал воеводу Югу с престола Страны Молдавской. С 1400 по 1661 гг. произошли «40 конфликтных ситуаций» между Страной басарабов/Угровлахией/Мунтенией и Молдовой, поподсчетам румынского историка К.Михэеску Грую (1998 г.).

1 апреля 1457 г. Петр (Арон), господарь и воевода Молдовы, обращается к полякам «учинити на мир и покои от басараб, угор и турок»…

Необходимо особо подчеркнуть: османы всегда нападали на Молдову вместе, плечо к плечу с угровлахами/валахами, ныне «români». В том числе в антимолдавской валахо-турецкой кампании 1475 г.

Несколько месяцев спустя, после победоносной для молдаван Битвы у Васлуя (10.01.1475 г.), Стефан III Великий информировал венгерского короля Матея Корвина, что «валахи для нас как и турки» (quia valacchi sunt nobis veluti turci). (См. сборник документов Războieni. Bucureşti, 1977. P. 138, 139).

В мае 1476 г. султан Магомет II сообщал польскому послу Мартину Хорачичу, что «воевода Мунтении и татарский император толкали и науськивали его посольствами и просьбами начать эту войну» против Молдовы в 1476 г.

Польский историк Ян Длугош уточнял: «Единственным утешением султана было то, что Басараб (Лайотэ), воевода Мунтении, благодаря которому турки начали эту войну, помогал ему со всеми своими валахами, удовлетворяя любую потребность турок, которые губили Молдову огнем и мечом».

Сообщается в Летописи Земли Молдавской:

«В лето 6984 месяца юля 26 въ пяток прииде сам царь турский, нарицаеми Мехмет бек, съ въсеми своими силами и Бъсъраба воевода съ ними и съ въсея войскоя своеж на Стефана воевода, сътвори съ ними бой у Белом Потоци, и възмогоша тогда клетии турции и съ хикленими мунтане… И бысть тогда скръбь велиа въ Молдавстей земли и въсем околним землем и господам//и православним христианом, вънегда слышаша, яко падоша добрии и храбрии витяжи… под руки неверных и поганских язык и под руки поганих мунтян яко причастници биша поганом и биша в участие их на христианство».

Валахи/мунтяне, ныне «români», которые для молдаван «были как турки», в актах Молдовы названы, наряду с османами, «врэжмашь» (вражинами). 9 июля 1480 г. Стефан III Великий пишет сановникам Брашова: «турци и мунтени пленише земле господина на крале сакуле… Того ради ваша милость будете готовы… да стоимо за едино против тим вражмашем» (I.Bogdan, II. P. 356).

Валахи хиклени и погане были первые, кто плечом к плечу с турками расчленили молдавскую национальную территорию. В 1484 г. 27 июня мощная турецкая армия с соединившимися с ней войсками Угровлахии/Мунтении под командованием Влада Кэлугэра вторгаются в Молдавию, и после нескольких дней осады захватывают крепость Килию, защищаемую молдаванами под командованием пыркэлабов Иванко и Максима. 5 августа турко-валахи захватывают крепость Четатя Албэ (Белгород Днестровский), защищаемую молдаванами под командованием пыркэлабов Германа и Оанэ.Таким образом, первый захват и первое отторжение молдавской национальной территории было осуществлено валахами и турками.

Май 1600 г. Турки помогают молдаванам в борьбе против Михая Витязу. Валахи вместе с арделянами (трансильванцами) и с другими «поганскими языками» нападают на Молдавию двумя колоннами: через перевал Ойтуз и со стороны реки Милков. По просьбе молдавского господаря Еремия Мовилэ, турки оказывают

помощь молдаванам в их защите против «бандита Михая водэ» (Витязу): «… благочестивый император (султан) послал нам 40000 золотых в помощь, когда пошёл

на нас бандит Михай водэ (Витязу) с венграми и многими другими поганскими языками… и грабил и опустошил святые монастыри…» (Этот официальный документ впервые полностью печатается в молдавском издании данной работы). Gh.Ghibănescu. Ispisoace şi zapise. Iaşi, 1907. Doc. 8.)…

7 декабря 1917 г. «В Леово вступают два полка румынской армии. Пулемётным огнём убиты пять местных граждан… Продолжаются аресты. В Кагуле спокойно» (Şt.Ciobanu. Unirea…). Это было первое нападение войск Румынии на свою союзницу Россию.

21 декабря 1917 г. Телеграммы из сёл Минжир и Кэрпинень Леовского уезда в адрес Сфатул Цэрий: «Сёла Погэнешть, Сарата-Рэзешь, Топор, Войнешть окружены румынскими войсками. Власти забираются в плен. Расстреливается население. Просим неотложной помощи» (Бессарабская жизнь, 21.12.1917 г.). Это было второе нападение войск Румынии на свою союзницу Россию.

В начале января 1918 г. четыре румынские дивизии вторгаются в беззащитную Молдавскую Демократическую Республику; 14 января румыны оккупировали Кишинев, на второй день генерал-захватчик Е.Броштяну объявил город на осадном положении. Это третье нападение Румынии на Молдову и на Россию.

Назначенный румынами позже «премьер-министром» захваченной «провинции» П.Казаку писал: «При вступлении румынской армии в Бессарабию… отношения быстро установились, потому что и язык был общим. Более культурные (culte) элементы из армии начали пропаганду беседами, конференциями, представлениями» (P.Cazacu. Moldova dintre Prut şi Nistru. 1812 1918. Chişinău, 1992. P. 376).

Депутат парламента Румынии от г.Бэлць Ал.Мыцэ уточнил, какую пропаганду вели и какие представления давали «культурные элементы» из румынской оккупационной армии. Он писал премьер-министру Румынии А.Вайда-Воеводу:

«Господин премьер-министр!

Я, нижеподписавшийся Александру Мыцэ, депутат от Бэлць, имею честь сообщить Вам следующее:

После прибытия румынских войск, Бессарабия подверглась режимучрезвычайного произвола, который, по моему мнению, не поддаётся никакому сравнению. Думаю, что лишь в каком-нибудь уголке Африки может случиться что-либо подобное… Без сомнения, во время русского абсолютизма бессарабский народ не мог себе представить что-либо подобное.

Убийства. Население, узнав о прибытии румынских войск, попыталось организовать кое-какое сопротивление… На мои вопросы, почему не принимают их как братьев, которые являются той же крови, мне отвечали, что бывали на румынском фронте, а потому знают, какой режим господствует там… До прибытия (румынских) войск, я побывал в сёлах Барабой жудеца Бэлць и Фрасин жудеца Сорока, успокаивал население и просил его провести мирную встречу братьев. Нелегко было убеждать, а в селе Фрасин начали кричать, что собаки привели румын… Прибыли войска. Началось неслыханное кровопролитие… Один молодой человек, лейтенант 18 19 лет, из эскадрона г-на капитана Думитру, 4-го кавалерийского полка, хвастая, рассказал мне, как в селе Анфисовка он расстрелял шесть человек… только потому, что они были членами сельского комитета. Член комиссии по экспроприации был избит до смерти… Упоминаю только о таких жертвах, по которым возбуждены судебные процессы.

Избиения. Если в каком-нибудь селе найдётся 5 10 человек, которые были избиты русскими урядниками и стражниками в течение 100 лет, пока русские владели Бессарабией, то, уверяю Вас, что найдёте 50 100 избитых румынскими солдатами и жандармами, так сказать, братьями.

До самой смерти и в землю с собой унесёт это поколение ненависть к «цыганам» (выделено А.Мыцэ) из-за Прута, как у нас говорят. … Бьют, чтобы выкачать побольше рублей и леев, придумывая всевозможные нарушения.

Грабежи. В 1918 году, в особенности солдаты ежедневно ходили и собирали у населения зерно, конфискуя и реквизируя его, однако никто так и не знает, куда делся этот хлеб. Удовлетворюсь несколькими фактами. Някшу, шеф жандармской секции из Зэбричень, был пойман на грабежах и взятках в 100 000 рублей… В Анфисовке было забрано более 10 лошадей младшим лейтенантом Новаком, а две коровы лично мною были отобраны у жандармов. Не знаю, стоит ли говорить о гусях и курах, забираемых у населения ими из крестьянских подворий и даже на базаре среди белого дня, притом без уплаты… Отсюда и пошло ихпрозвище гэинарь (курокрады).

Капитан Думитру, комендант сектора Единец, издал приказ, в котором предписывалось, чтобы каждый гражданин, встретив румынского офицера, остановился, повернулся к нему лицом, снял головной убор и с улыбкой поклонился до земли… То же в жудеце Бэлць и в других жудецах был издан приказ, согласно которому все граждане, одетые в русскую военную форму, должны носить знак триколора… Один извозчик спросил меня, не румын ли я, поскольку хорошо говорю по-румынски. Сказал ему, что я бессарабец. Тогда он пожаловался мне, что его лошадь заболела чесоткой, и что эту чесотку занесли (румыны) из-за Прута.

Прошу Вас держать всё это в строжайшем секрете, поскольку не хочу, чтобы кто-нибудь узнал об этом, в особенности те, кто может использовать содержание данного письма против нации.Депутат А.Мыцэ. Бухарест, 25 декабря 1919 г.»

31 декабря 1919 г. Румынский король промульгирует «Закон об объединении Бессарабии со Старым Королевством Румынии» (Бухарест).

20 февраля 1920 г. Правительство Советской России предлагает Румынии возобновить переговоры по Бессарабии.

26 сентября 1920 г. «У них была свободная страна!»

«Имеем ли мы право требовать от бессарабцев, русских, евреев и даже бессарабских молдаван, чтобы они любили румын и предпочитали их русским? Что мы сделали за эти два года румынского правления, чтобы завоевать симпатии бессарабцев? У них была свободная страна, русская революция предоставила им все права и свободы. А что мы дали взамен? Жандармов! Агентов сигуранцы! Жадных сборщиков податей! Всех бандитов из старой Румынии! И теперь вы хотите быть любимыми? Желаете, чтобы бессарабец любил кулак и каблук жандарма?…»

Н.Коча, адвокат. Из выступления на Процессе 39, 26 сентября 1920 г.

Вот как выглядели «культурные элементы» из румынской оккупационной армии и какую, сугубо румынскую, культуру они несли. «Вдруг появились эти români. Говорили, примерно, как молдаване понимали друг друга… Были в лохмотьях и почти босые. Офицеры этих солдат реквизировали (брали силой) много и часто… Другие офицеры бросали слово «bolşevic» как пощечину, налево и направо, вели себя как во вражеской стране». «А эти, господин, цыгане, убеждал меня один мазыл. Во-первых, ругаются так, что земля краснеет. Во-вторых, хвалятся, что у всех поместья…». Безграмотный сброд из остатков регата (королевства), издыхающие от голода оборванцы из «треугольника смерти» (окруженный немцами остаток регата), назначенные жандармами и функционерами в «Бессарабию», «были уверены, что бывшая московская администрация это темнота, ужас, цепи, Сибирь, считали себя пионерами цивилизации в варварской стране…» (M.Sadoveanu. Drumuri basarabene.).

Именно так себя ведут и таковыми себя считают и сегодня румыны, которые наводняют «Бессарабию» агенты, главным образом, в штатском стряпатели всякого рода «деклараций» о чем угодно, даже о «независимости», идеологические бишницары, мелкие политиканы, распространяющие несусветную румынскую чушь дунгачии, корлэцении, дамиении, очень много других подобных румынских невежд политических лицемеров, воображающих себя «цивилизаторами в варварской «Бессарабии». Нынешние продажные времена «привозят много таких в нашу Молдову, и мы совсем не рады им» (Ржавый молдаван из Drumuri basarabene М.Садовяну).

Следует отметить, что «благотворные» действия румынской пропаганды: убийства, избиения, насилия, грабежи и др. представлены П.Казаку как «румынизаторские действия румынской армии, которым помогала специальным образом группа мобилизованных профессоров и учителей (30)» с целью румынизовать, то есть, превратить «темных бессарабцев» в румын.

15 сентября 1919 г. В информации французского военного атташе в Румынии генерала Петена О румынской политике по отношению к меньшинствам отмечалось: «Оккупация Бессарабии была осуществлена румынами, чтобы румынизировать эту страну, как понимали это оккупанты. Но, судя по их действиям, можем считать,

что Бессарабия это вражеская завоёванная территория» (Vincent Boulet, Sorbona, Paris).

Таким образом, одни штыками и пулеметами, другие фальшивой румынской писаниной и лживыми речами как и сегодня! работают, не покладая рук, на оккупированной территории по осуществлению «великой румынской идеи» Бессарабия без бессарабцев.

Задача была и есть! за пределами возможностей всего румынства. Однако, химера «România Mare» (Великая Румыния) толкала румынский политический класс на кровавые преступления. С начала января 1918 г. до конца июня 1941 г. румыны четырежды нападали на Республику Молдова. Следы румынских пуль 1992 г. и сегодня видны на стенах зданий города Бендеры…

Расовое презрение к молдаванам прослеживается на всех этапах сколачивания «Великой Румынии». 21 января 1944 г., при осуществлении «румыно-победоносной» кампании «излучина Дона Бухарест», Совет внутренней безопасности при «кондукаторе» И.Антонеску категорически запретил эвакуацию в регат (королевство) «братьев», которые обслуживали захватчиков во время оккупации Республики Молдова в 1941 1944 гг. 18 февраля 1944 г. «губернатор Бессарабии» Олимпий Ставрат приказал не пропускать ни одного «бессарабского брата» в Румынию.

… С 1896 г. (выход первого издания словаря Л.Шэйняну) до 1998 г. (выход Dicţionarul explicativ al limbii române) глагол a româniza означает «румынизировать, т.е. превратить в румын, ассимилировать определенное население»; românizat «перешедший в румынскую нацию, ставший румыном». Те же значения отмечают и молдавские лексиконы. Например, Дикционарул експликатив ал лимбий молдовенешть (ДЕЛМ, II, 1985) подтверждает: a ромыниза «румынизироваться»; а се ромыниза «перенять язык, культуру и обычаи румынов»; «стать похожим на румынов».

Согласно румынским словарям, românism означает «национальное чувство румын»; «румынский дух».

До 1944 г. румынизация предполагала предварительное условие «унире», то есть, оккупацию, колонизацию определенной территории, потом насильственная «румынизация» населения, подобно попыткам в уездах Болград, Кагул, Измаил в 1857 1877 гг., как поступали в болгарской Добрудже после 1878 г., как поступают в венгерском Ардяле с 1920 г. по сей день…

Сегодня колонизируют-«румынизируют» «гуманно»: через учебники, газеты, телерадиопередачи, через псевдонаучную писанину, одним словом посредством тотальной румынизаторской политики, проводимой настойчиво,последовательно «алиянцистским» руководством Молдовы, до того невежественным, что не ведает, что пилит сук, на котором сидит: без «бессарабцев» исчезнет «Бессарабия»!

Своей преступно-реваншистской политикой румынский политический класс, его «бессарабские» прислужники полагают, что уроки истории поучительны для кого угодно, только не для ущербно-территориальных правителей Румынии и не для их пресмыкающихся временщиков из «Бессарабии».

Было бы нормально ожидать, что государственные мужи Румынии учтут плачевный румынский опыт предшественников, которые бездумными усилиями за период 1918 1940 гг. сделали всё возможное, чтобы молдаванеудирали от слова «român», как черт от ладана. В одной статье спрашивали: «Изменилась ли, хотя бы немного, оптика румынских братьев в отношении «Бессарабии» с 1917 г. и по сей день. «Ни на йоту» отвечали мы. Лозунг Александра Авереску «Бессарабия без бессарабцев» недавно, в другой форме, повторил председатель румынского сената профессор Бырлэдяну: «Нас не интересует, кто живет в Бессарабии, мы знаем, что это румынские земли». Позже придумали тезис: «două state româneşti» (два румынских государства): Республика Молдова и Румыния… Таким образом, бухарестская политическая элита, подталкиваемая родовым инстинктом, разоблачила себя: пагубный тезис «Бессарабия без бессарабцев», из-за которого не произошло объединение молдаван с румынами, остается в силе! «Жажда территорий и никакой любви к людям» (Viorel Mihail, 2001).

Вот почему молдаване удирают от слова «румын», как черт от ладана.

Вот как собираются «осчастливить» нас румыны: «В случае нового «унире», молдаване в Румынской стране даже в свинопасы не пригодятся» (D.Crihan. Ţara, 15.12.1995).

Вот почему «молдаване удирают, как черт от ладана, от слова «румын» и от «унире» с их матерью…

Василе Стати

ИСТОЧНИК:  enews.md

См. также: