big_1380_oboi_flag_rossiiГлавный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований Аждар Куртов по просьбе «Ферганы» прокомментировал последние события на Украине, участие в них России и российских вооруженных сил, а также ответил на вопрос, каким образом события вокруг Крыма могут отразиться на интеграционных процессах на пространстве бывшего СССР.

* * *

События на Украине, безусловно, окажут воздействие на интеграционные процессы на постсоветском пространстве. Да уже оказывают. Вопрос только в том, чем эти события закончатся, и в том, оцениваем ли мы их объективно и беспристрастно, или все-таки наши оценки чрезмерно политизированы. Однако быть полностью беспристрастным в ситуации, когда уже пролилась кровь, а может пролиться еще большая, очень и очень трудно. Вероятно, и мне не удастся давать оценки «без гнева и пристрастия».

Итак, во-первых, не могу не отметить, что процесс продолжается, кризис на Украине далек от своего завершения. Можно, конечно, много и долго спорить о том, кто виноват во всем произошедшем, вспоминать грехи президента Януковича. Да, на нем огромная вина, без всякого сомнения. Но ведь нас должно, прежде всего, заботить, чтобы украинский кризис не перерос в еще большую катастрофу. Именно с этой точки зрения и нужно подходить к оценкам.

Сейчас руководство России со всех сторон обвиняют в агрессии, в нарушении суверенитета Украины, в попытке аннексии Крыма и в других грехах. Но разве всегда справедливы и обоснованы эти обвинения?

С точки зрения Кремля в столице Украины произошел вооруженный мятеж и государственный переворот. Поэтому Москва не признает легитимной и законной ни новое правительство Украины, ни и.о. президента, ни их последующие действия.

С точки зрения права — эта позиция безупречна. Переворот был, конституция и законы Украины грубо нарушены. Можно ли это оправдать только лишь тем, что прежняя власть тоже была не без греха, равно как и тем, что революции всегда не считаются с правом?

С моей точки зрения — нельзя оправдать. Если революционеры майдана апеллируют к демократии, то пусть сами ее не нарушают. Легитимные органы власти не формируются под давлением толпы, голосования в парламенте не проводятся под страхом избиения депутатов. Революционеры сами объявили конституционную реформу, а затем нарушили свои обещания, навязав явочным порядком конституцию 2004 года.

Между прочим, специально обращу внимание: эта конституция конструирует форму правления в виде парламентско-президентской республики. А как решаются кризисы при такой системе правления?

Возникает кризис — власть ставит перед народом «вопрос о доверии» к себе, то есть происходят легитимные выборы. И тогда народ страны решает, кто прав, а кто нет. А как поступили майдановские революционеры: они узурпировали власть, назначили своих комиссаров, силой устранили политических оппонентов. Ну и где здесь демократия? О каких свободных президентских выборах, назначенных ими на май, можно говорить, когда в регионах поджигают офисы политических партий и дома их активистов, когда вводится цензура в СМИ, когда насилие над теми, кто придерживается иной точки зрения, становится нормой, освященной демагогией о «революционной целесообразности»? Не может быть выборов в таких условиях!

И вот против этого, прежде всего, выступает руководство России. Силу революционеров может обуздать только ответная сила, раз уж они не признают собственных законов Украины.

Ударит ли все происходящее по интеграционным замыслам? Конечно, ударит! Но разве по тем же замыслам не ударило уже давно то, что на Украине, да и во многих других странах постсоветского пространства уже четверть века часть молодого поколения в открытую воспитывалась в духе откровенного национализма, когда в учебниках истории образ России представал как образ исторического врага?!

В далеком 1996 году я в «Независимой газете» опубликовал статью к пятилетию СНГ, в которой прогнозировал, что если так и дальше пойдет, то спустя поколение эти молодые люди войдут во взрослую жизнь с такими вот навязанными им взглядами, и одно лишь это нанесет колоссальный удар по интеграционным планам. Собственно, так и произошло на Украине.

Я никогда не придерживался расхожей интеллигентской сентенции о том, что после распада Союза надо, мол, просто подождать, что бывшие союзные республики никуда не денутся, что они связаны с Россией «нерушимыми узами дружбы» и что скоро, мол, все вернется на круги своя. Есть мощные силы, которые работали и работают «на разрыв». И мы это прекрасно видели только что в Киеве.

Поэтому я за то, чтобы в наших оценках «каждый бы отвечал за свои грехи».

Не могу не затронуть в этой связи еще один важный аспект. Сегодня часть экспертов и политиков, критикующих позицию России по Крыму и Украине, делает из действий Москвы негативный вывод в смысле последствий для интеграции: мол, теперь все испугаются агрессивных поползновений Кремля и с Россией никто не захочет сотрудничать. Да только так ли это? Покажу на практике.

Август 2008 года: грузинские войска нападают на Южную Осетию и российский миротворческий контингент. Все ждут реакции Москвы. Она медлит (напомню — президентом тогда являлся Д.Медведев). Как эта медлительность воспринимается всеми, в том числе и российскими гражданами? Она воспринимается как слабость власти, как ее неспособность и нежелание защитить слабого, защитить своих граждан, защитить свои интересы. Следствием той медлительности неизбежно становятся разговоры, а затем и выступления в субъектах Российской Федерации, особенно на Северном Кавказе с требованием к властям в Москве сделать хоть что-то. Люди прямо говорили: «Зачем нам такая власть, которая не в состоянии защитить жизни наших братьев?»

Сегодня происходит нечто подобное. То есть, имеется и другая логика, другая позиция, которая состоит в том, что значительная часть людей и стран смотрит на российскую власть и оценивает ее решимость по защите своих интересов. Никто, чаще всего, не хочет оказаться на стороне слабого, все хотят быть с победителями. Поэтому с этой точки зрения действия России как раз можно трактовать не как угрозу интеграционным проектам, а как их защиту! Тем более что есть и другой аргумент в пользу такой позиции. Разве революционеры майдана выступают за евразийскую интеграцию? Нет, они ее ярые противники! То есть, нейтрализуя их влияние и агрессию, тем самым процесс интеграции только укрепляется, а вовсе не наоборот.

Ну и, наконец, следующее соображение: в период кризиса на Украине мы четко увидели, кто чего стоит. «Главный интегратор» — президент Казахстана предпочитает отмалчиваться. Остальные тоже не проявляют активности. Оно и понятно: хорошо пиарить себя и свои инициативы в периоды благополучия. Но во времена, когда надо брать на себя ответственность за свои действия, подобная смелость и решимость наличествует далеко не у всех. Между тем настоящие политики, как и друзья, проверяются именно во время беды. Напомню слова поэта, известного всему Востоку:

«Там, где нам дерево жизни дарует плоды,

Где жемчуга и алмазы чистейшей воды,

Там ты немало хороших друзей повстречаешь,

А настоящего встретишь в годину беды».

Россия стремится защитить своих друзей, а не прибрать что-то к своим рукам. Можно, конечно, и проиграть эту «битву». Но эта битва справедливая, хотя и неравная, кто бы что ни говорил. История рассудит, были ли действия Москвы трагической ошибкой или лишь той единственной возможностью с честью принять бой с превосходящими силами противника.

Аждар Куртов, главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии»

Международное информационное агентство «Фергана»

ИСТОЧНИК:  centrasia.ru

См. также: