Сближение Молдовы с НАТО поставит крест на Приднестровском вопросе

В конце марта – начале апреля 2020 г., несмотря на пандемию коронавируса, НАТО провели масштабные учения в Черном море. В ходе них, в том числе, была отработана борьба с ПВО и подводными лодками.

По мнению молдавских аналитиков, накаление обстановки в регионе может «напрямую отразиться на евроатлантической интеграции» Молдовы, а именно – спровоцировать США усилить нажим на республику с целью ее удержания в своей зоне влияния. Удастся ли Кишиневу сохранить баланс в отношениях с Вашингтоном и Москвой, в интервью «Евразия.Эксперт» спрогнозировал доктор политических наук, доцент Государственного института международных отношений Молдовы Сергей Назария

– Как вы сегодня оцениваете влияние НАТО в Черноморском регионе, в самой Молдове? Оно усиливается с каждым годом?

– В Черноморском регионе восстановлено равновесие сил между Россией и НАТО. Я думаю, что оно сохранится на ближайшее время. Влияние НАТО не растет, особенно после того, как Крым стал российским. Усилились позиции России, ослабли позиции НАТО. Поэтому усиление влияния Альянса не реалистично.

Что касается Молдовы, большинство молдаван против усиления НАТО в стране. Наша страна пытается сохранить баланс между НАТО и Россией.

– В Черном море опять неспокойно – невзирая на коронавирус, проводятся масштабные морские учения НАТО. Чем вы можете объяснить такую активность НАТО?

– В данном случае коронавирус не имеет никакого отношения, эти учения были запланированы заранее. Они являются своеобразным средством давления, попыткой давления на Россию. Ничего такого из ряда вон выходящего не происходит. Это плановые учения. И это будет происходить и в будущем.

– Уже несколько лет молдавских военных обучают по стандартам НАТО, вся военная инфраструктура модернизируется по натовским стандартам, в Кишиневе открыто представительство организации. К чему все это? США постепенно готовят Молдавию к интеграции в НАТО?

– Во-первых, вся техника и вооружение, что мы получаем от США, устаревшие и неэффективные. Во-вторых, да, американцы стремятся полностью оторвать Молдову от России.

Что касается перевооружения молдавской армии по стандартам НАТО, у нас три бригады не укомплектованы, и говорить о военном значении Молдовы для Альянса, наверное, не очень приходится: оно близко к нулю.

Главное для НАТО – чтобы не было российского влияния в Молдове. Но я не думаю, что это как-то может изменить ситуацию в пользу НАТО: равновесие сил не изменится, а российское присутствие имеет место быть. Есть Приднестровье и там есть влияние России.

Я не знаю, насколько США заинтересованы в присоединении Молдовы: американцев беспокоит только то, чтобы не было российского присутствия на молдавской территории. Другого значения Молдова не имеет.

–Однако, США все же затянули в НАТО Черногорию и Северную Македонию. Где гарантия, что американцы не поступят также и с Молдовой?

– У нас другая ситуация. Дело в том, что значительная часть населения Черногории и Северной Македонии – по крайней мере, большинство их политической элиты – поддерживали вступление в НАТО.

Однако подавляющее большинство населения Молдовы против вступления в НАТО. Присоединение к Альянсу означает нерешенность приднестровского вопроса.

К тому же, принятие Молдовы в состав НАТО, когда не решен вопрос ее территориальной целостности, никак не вписывается в политику Альянса. В этом случае НАТО должно будет взять на себя всю ответственность за разрешение приднестровского вопроса. При этом усилится конфронтация с Россией, хотя отношения и сейчас не сахар. В общем, Молдове членство в НАТО в обозримом будущем не светит.

– Президент Молдовы Игорь Додон выступает за сотрудничество со всеми странами, сбалансированный внешнеполитический курс. Однако парламент отклонил законопроект о нейтралитете. Как вы считаете, удастся ли Кишиневу реализовать концепцию нейтральной внешней политики на практике?

– Нет, не удастся, потому что мы не могли это сделать 30 лет. Кто гарантирует, что это будет возможным сегодня? Вначале надо решать приднестровский вопрос, вопрос о территориальной целостности – лишь после этого можно говорить о каком-то нейтралитете. А решение приднестровского вопроса сейчас приобрело более проблематичный характер, что 30 лет назад. Так что никаких перспектив нет.

– Если нейтральность и многовекторность не работают, то какой должна быть политика Молдовы?

– Без восстановления территориального единства республики любая политика не сможет осуществляться в полном объеме и быть эффективной. По причине неурегулированности Приднестровского вопроса, который является жизненно важным для существования Молдавского государства, на определенном этапе оно может исчезнуть.

Без решения этого вопроса не может быть долгосрочной, эффективной и надежной молдавской государственности. Оно требует теснейшего сотрудничества с Россией, поэтому на данном этапе для Молдовы необходимы максимально тесные отношения с ней.

– В Евросоюзе появился новый проект – V4EastSolidarity program, конечная цель которого – присоединение к ЕС Украины, Молдовы и Грузии. На ваш взгляд, может ли Молдова, потерять равновесие между Россией и Западом, если президент Додон проиграет предстоящие выборы?

– С этим проектом и без него, Запад всегда будет стараться оторвать Молдову от России. С приходом к власти Додона во внешней политике республики ничего не поменялось, за исключением, конечно, некоторых жестов. Да, он немного подправил, подкорректировал политику по отношению к России, но больше на словах, чем на деле.

По отношению к ЕС продолжается та же политика, что и до Додона. Если сменится власть, Молдова продолжит свою нынешнюю политику в отношении России и Запада.

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

11 − 4 =