Стратегия «шести стабильностей»: торговля Китая и России после пандемии

После преодоления основной волны пандемии Китай активно взялся за восстановление экономики, приняв ряд мер, направленных на ее поддержку. Согласно докладу Всекитайского собрания народных представителей, представленному в конце мая, Пекин намерен облегчить условия для внешних инвестиций, снизить налоговую нагрузку на бизнес и усилить финансовую поддержку предприятий. Китай также собирался соблюдать условия торговой сделки с США, однако обострение отношений поставило ее судьбу под вопрос.

Пока китайские официальные лица говорят о переломе в борьбе с коронавирусом, Пекин начинает задумываться о рисках вирусной угрозы извне. Китай опасается второй волны эпидемии, которая может прийти из других стран. Пекин уже продемонстрировал готовность запретить въезд в КНР для иностранцев, сначала прекратив выдачу новых виз, но затем обозначив круг иностранных граждан, сохранивших возможность въехать в Китай.

Несмотря на новую угрозу, в Китае задумываются над быстрым перезапуском экономики, который должен решить внутриполитические вызовы и нивелировать последствия для внешней торговли. При этом для качественного перезапуска российско-китайских торгово-экономических отношений важно добиться не только окончания пандемии, но и готовности правительства России использовать все возможности для восстановления торговли.

Преодоление последствий коронавируса


В Пекине начинают предпринимать усилия для стабилизации экономического развития. Главным условием успеха должно стать усиление координации между макрорегулированием, внешней торговлей, инвестиционной деятельностью и сохранением финансовой стабильности. В частности, в Китае подчеркивают, что восстановление экономики должно нести комплексный характер, когда действия одних регулирующих органов опираются на действия других.

Государственные СМИ Китая напоминают, что страна в состоянии быстро восстановить экономику, а иностранные компании и инвесторы должны сохранять спокойствие и уверенность в действиях Пекина. Информационное агентство «Синьхуа» в конце февраля назвало компанию Tesla символом доверия иностранного бизнеса к политике Китая после того, как автопроизводитель возобновил работы на заводе в Шанхае и объявил о планах расширения производственных мощностей. С другой стороны, планы КНР инвестировать в инфраструктурные проекты и систему здравоохранения наряду с сокращением налогов позволят перезапустить экономику и стимулировать спрос.

Меры по перезапуску китайской экономики строятся вокруг «шести стабильностей»: в трудоустройстве, финансовой сфере, торговле, инвестировании как на внешних рынках, так и внутри страны, а также доверии граждан к проводимой политике.

Эти меры, как ожидается, уменьшат нагрузку на бизнес на $73,1 млрд в 2020 г. Вводимые правила субсидирования затрагивают как крупные предприятия и государственный сектор, так и малые и средние фирмы. Подобная политика позволит предоставить адресную помощь и дает возможность при необходимости пролонгировать принимаемые меры.

В этой связи провинциальные органы власти вынуждены увеличивать расходы на инфраструктурные проекты для поддержки экономического роста, поскольку ранее Пекин ставил задачу к 2020 г. удвоить объем реального ВВП от уровня 2010 г. В связи с этим в январе-феврале 2020 г. провинциальные органы власти продали облигации на сумму 1,2 трлн юаней, что на 56,4% больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Давление Пекина связано с необходимостью выполнить долгосрочный план развития страны. Политическая программа Си Цзиньпина предполагает выполнение «Двух столетних целей»: построения процветающего общества к 2021 г. – столетию КПК – и создания современной социалистической страны к 2049 г. – столетию со дня основания КНР.

Замедление экономического роста Китая, вызванное «торговой войной», и последствия эпидемии коронавируса поставили под угрозу выполнение первой цели. Учитывая, что реализация «столетних целей» лежит в лоне идей Си Цзиньпина, скорейшее восстановление экономики важно для Пекина не только с точки зрения обеспечения экономического роста и поддержания глобальной конкурентоспособности, но и в отношении легитимности политики Коммунистической партии Китая.

Тем не менее, даже если предпринятые меры окажутся действенными, это не приведет к сиюминутной стабилизации российско-китайского торгового сотрудничества, поскольку оно находится под давлением целого ряда негативных факторов.

Влияние на российско-китайскую торговлю


Длинные каникулы на китайских производственных предприятиях, вызванные эпидемией, уже привели к ухудшению прогнозов относительно экономического роста КНР в 2020 г. По разным оценкам, эпидемия коронавируса может сократить рост ВВП КНР в 2020 г. на 0,2% – 1%. Рост ВВП в текущем году может составить 5% и даже меньше. Консалтинговая компания «Oxford Economics» прогнозирует замедление мировых темпов роста экономики примерно на 0,2%. Однако даже такой прогноз основывается на том, что худшего сценария пандемии удастся избежать.

Замедление мировой экономики не могло не задеть российско-китайское торгово-экономическое сотрудничество.

В 2019 г. товарооборот России и Китая вырос, составив более $110 млрд. Подобный успех стал результатом не только новых договоренностей сторон, но и сокращения торговли США и КНР на фоне продолжавшейся «торговой войны». Товарооборот между Пекином и Вашингтоном в 2019 г. снизился более чем на 14%.

Таким образом, хотя Россия не смогла бы стать полновесной заменой США в торговле с Китаем, она выступала одним из главных бенефициаров «торговой войны».

В 2019 г. главными драйверами роста российско-китайской торговли стали поставки энергоресурсов, а также укрепление российских сельхозпроизводителей на китайском рынке. Тем не менее, продолжительный карантин вызвал снижение спроса на рынке нефти, что обернулось падением цен. Ситуация на нефтяном рынке угрожала крупнейшим обвалом рынка за последние десять лет, а провал нефтяной сделки России и ОПЕК на фоне эпидемии и вовсе привел к его обвалу. Это неудивительно, поскольку в 2019 г. именно Китай обеспечил около 3/4 роста мирового спроса на нефть. В итоге до вспышки коронавируса ожидалось, что КНР будет стимулировать более трети роста потребления нефти в 2020 г. Однако теперь можно говорить, что Пекин обеспечит не более 20% роста рынка.

Дамоклов меч навис и над рынком природного газа. Экономисты рейтингового агентства «Fitch Raitings» опасаются его обвала. Китай выступает третьим по величине потребителем газа в мире после США и России. По этой причине поставки СПГ в КНР стали ключевым фактором для мирового рынка природного газа. На Китай приходились 17% закупок газа в мире в 2018 г. и 50% роста мирового спроса на газ в период между 2016 и 2018 гг.

Другой проблемой стали противоречия России и Китая в сфере поставок сельхозпродуктов. Недавно Китай ограничил поставки российского мяса, а Россия в ответ ограничила поставки китайских цитрусовых. Несмотря на то, что российский экспорт сельскохозяйственной продукции в Китай вырос на 51,3% в период с 2017 по 2018 гг. и достиг $3,2 млрд, нормализация китайско-американских отношений сокращает торговые возможности России на китайском рынке, а фитосанитарные противоречия сторон приводят к ненужным спорам и ухудшению деловых отношений.

Тем не менее, по итогам 2019 г. Россия увеличила поставки продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья в Китай. Их доля составила 5,62% от всего объема экспорта России в КНР (в 2018 г. – 4,5%), что говорит о позитивных перспективах российских сельхозпроизводителей на китайском рынке. Что касается возможной конкуренции России и Беларуси за китайский сельскохозяйственный рынок, пока ни та, ни другая не составляют конкуренцию как другим игрокам, так и друг другу, поскольку их поставки в масштабах китайского рынка не столь значительны.

Несмотря на то, что для отдельных российских и белорусских предприятий есть перспективы наращивания поставок, в целом объемы экспорта российской и белорусской продукции вряд ли вырастут в разы в ближайшее время. Более того, для конкуренции с глобальными игроками как России, так и Беларуси еще предстоит значительный объем работы.

Преодоление трудностей


Прогноз по ухудшению экономических показателей в начале 2020 г. появился еще в самом начале эпидемии коронавируса. Однако остается вопросом, удастся ли Москве и Пекину сохранить высокий уровень сотрудничества, несмотря на экономические вызовы.

Хотя Россия была одной из первых стран, закрывших свою границу, в Китае уверены, что высокий уровень двустороннего сотрудничества удастся сохранить. Важно, что в КНР закрытие границ было расценено как проблема коммуникации Пекина и нового правительства России.

В китайской прессе склоняются к мнению, что любые негативные действия сторон на фоне эпидемии коронавируса будут иметь лимитированный характер, а основное влияние ограничений коснется сферы торговли, не затронув политику. Ожидается, что российско-китайская торговля покажет спад во всех сферах за исключением поставок нефти и газа, что увеличит значение энергоресурсов во взаимном товарообороте.

С другой стороны, спад экономической активности в КНР в начале 2020 г. может привести к более серьезным последствиям реализации положений китайско-американского торгового соглашения. Эта реализация заметно укрепит позиции США на китайском рынке при восстановлении китайской экономики после эпидемии, что может дополнительно ослабить позиции России. Как следствие, российско-китайские торгово-экономические отношения зависят не только от эпидемиологической ситуации в КНР и в мире, но и от ряда политических факторов. Однако Россия находится в сильной позиции.

Анализ китайской прессы показывает, что за последние годы отношения Москвы и Пекина накопили достаточный запас прочности. Сегодня эта прочность стала важным ресурсом.

Быстрый переход российско-китайских торговых отношений к росту после окончания эпидемии коронавируса и нивелирование последствий торгового соглашения КНР и США полностью зависят от способности нового правительства России воспользоваться запасом прочности двусторонних отношений. Однако наибольший успех будет заключаться в том, чтобы диалог России и Китая впредь не останавливался в случае смены элит как в Москве, так и в Пекине.

Эксперт Центра изучения перспектив интеграции Владимир Нежданов

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × два =