Тупики ассоциации Украины и Евросоюза /АНАЛИТИКА/

n2943112 сентября в Брюсселе пройдёт вторая встреча министерского уровня в формате консультаций Украина – ЕС – РФ по вопросу введения в действие Соглашения об ассоциации Украины с ЕС. А тем временем МИД Украины 1 сентября передал в Администрацию Президента пакет документов о ратификации указанного соглашения.

Ратификация должна была состояться в Верховной раде немедленно после подписания соглашения, ещё до летних каникул, но была отложена до осени. И Украина, и ЕС прислушались к просьбе российской стороны провести трёхсторонние консультации по всем пунктам данного соглашения, вызывающим беспокойство у Москвы. В свою очередь Москва представила подробные поправки к соглашению об ассоциации, особенно в части ЗСТ Украины с ЕС. Заметим, что ещё в ноябре 2013 г.–феврале 2014 г. в Брюсселе вообще категорически отказывались даже обсуждать риски ассоциации Украины и ЕС для России. Что же изменилось?

Внимательное изучение экономических последствий соглашения показывало, что для Киева оно оборачивается прямым ударом по экономике и является формой геополитического выбора в ущерб экономической целесообразности. Отсюда и привязка введения ЗСТ к трёхсторонним консультациям в формате Украина – ЕС – РФ, и симптоматичное затягивание Петром Порошенко процедуры ратификации соглашения в Верховной раде.

Зона свободной торговли с ЕС, вводимая соглашением об ассоциации, имела бы для Украины своим следствием разорение важнейших секторов украинской экономики под наплывом более конкурентоспособной продукции из Евросоюза. Ситуация для украинских производителей ещё более усугубляется понижением до минимума или полным обнулением таможенных пошлин для товаров из ЕС. Воспользоваться преимуществами ЗСТ с ЕС и выйти на европейский рынок украинские производители не смогли бы. Принятие техрегламентов Евросоюза, что необходимо для выхода на рынок ЕС, требует огромных затрат и фактически сопряжено с новой индустриализацией Украины, для чего нужны колоссальные вложения и длительное время. Украине сегодня это абсолютно не под силу.

Поэтому неизбежные потери украинской экономики от ассоциации с ЕС Киев и Брюссель намеревались компенсировать за счёт использования Украиной ЗСТ в СНГ. Ещё в 2013 году из заявлений официального Киева и Брюсселя следовало, что украинская продукция, вытесняемая европейскими товарами с собственно украинского рынка, должна была свободно, пользуясь пребыванием Украины в ЗСТ СНГ, выйти на рынок РФ и ТС в целом. Выстраивалась следующая цепочка торговой экспансии Брюсселя и Киева: ЕС, пользуясь ЗСТ с Украиной, заходит на украинский рынок и решает свои кризисные проблемы; Украина, пользуясь ЗСТ СНГ, сбрасывает свои товары на рынок ТС; Россия и ТС в целом, став в этой цепочке крайними, должны профинансировать риски Украины и Евросоюза.

Длительный финансово-экономический кризис западного капитализма показывает отсутствие у Запада внутренних ресурсов для его преодоления. В этой ситуации идея захвата развивающихся рынков и ресурсов постсоветских стран с помощью принуждения последних к ЗСТ с более конкурентоспособным Евросоюзом стала, видимо, рабочим пунктом внешнеполитической повестки дня ЕС.

Откуда была уверенность в том, что Москва не пойдёт на ответные действия? Расчёт делался на то, что теснейшие кооперационные связи в ряде критически важных для Украины и России отраслей не позволят последней применить необходимые защитные меры в отношении украинской продукции, вытесняемой с украинского же рынка европейскими товарами. Была надежда и на то, что Россия не решится на затратное импортозамещение. Более того, очевидно, был расчёт Брюсселя на постепенное проникновение европейских товаров через Украину в СНГ. Поэтому и в 2013 году, и сразу после смены власти в Киеве никто в Брюсселе с Москвой не хотел разговаривать.

Пребывание Украины в ЗСТ СНГ и сохранение кооперации с производителями ТС при введении в действие ЗСТ с Евросоюзом является ключевым условием не только выживания украинской экономики в ситуации негативных последствий для Украины от ассоциации с ЕС, но и косвенно важным условием для выхода самого ЕС из кризиса.

На фоне разрыва кооперационных связей с РФ и ухода Украины с российского рынка, в условиях сжигания и без того скудных украинских ресурсов в войне на Донбассе ситуация с Соглашением об ассоциации Украины с ЕС выглядит сейчас иначе, чем несколько месяцев назад. Пришло осознание того, что действовать без учёта интересов Москвы не удастся. Однако и при этом позиция Брюсселя и Киева пока сводится к тому, чтобы уговорить Москву профинансировать за счёт российских производителей риски образования зоны свободной торговли Украины с Евросоюзом. Российские предложения по оптимизации соглашения об ассоциации с учётом российских экономических интересов пока отвергаются.

Симптоматично, что руководство Национального банка Украины ещё в июне-июле рассчитывало на рост к концу года внешнего спроса, в результате чего должны улучшиться финансовые результаты предприятий, оживиться инвестиционная активность и увеличиться золотовалютные поступления от экспорта украинской продукции. Под ростом внешнего спроса, вероятно, подразумевался рост спроса со стороны России, потому что нет никаких оснований ожидать серьезного спроса на украинскую продукцию в ЕС.

Вероятно, в Киеве считают, что в ходе трехсторонних консультаций Украины, ЕС и России удастся найти компромиссное решение, которое не потребует от Москвы введения защитных мер от угроз ЗСТ Украины с Евросоюзом – не потребует перекрытия экспорта с Украины повышением пошлин для защиты рынка Таможенного союза от наплыва беспошлинных товаров из ЕС. Москва, однако, ещё в июле твёрдо заявила, что, в случае если парламенты Украины и Грузии также ратифицируют соглашения об ассоциации с ЕС, как это сделал парламент Молдавии, в торговле с этими странами могут быть приняты аналогичные защитные меры.

Готовность Москвы применить все необходимые меры для защиты рынка Таможенного союза влекут для Украины следующие последствия:

1. Почти полную потерю украинскими товарами основного для них рынка готовой продукции ТС, поскольку в результате российских защитных мер Украина фактически окажется исключённой из ЗСТ СНГ.

2. Принятие Киевом еэсовских техрегламентов предопределит выход из совместных с РФ производственно-технологических цепочек и разрыв производственной кооперации, без которых Украина не сможет произвести почти ничего из сложной, высокотехнологичной и конкурентоспособной продукции. Это приведёт к потере украинскими производителями и российского рынка комплектующих для сборки технически сложной продукции – машин, автоматики и механизмов.

3. Принятие еэсовских техрегламентов в сельхозпроизводстве закроет для украинских аграриев основной для них российский рынок, поскольку европейские стандарты в данной отрасли во многом не совпадают с российскими (в РФ они зачастую даже жёстче).

Для Евросоюза весь смысл соглашения и в особенности ЗСТ с Украиной состоял в выходе на сравнительно платежеспособный украинский оптовый и потребительский рынок для преодоления кризиса сбыта европейской продукции, оживления промышленности в Европе и выхода из долгового кризиса. Однако в условиях готовности России к ответным мерам и на фоне колоссальных экономических потерь от карательной операции в Новороссии соглашение об ассоциации с Украиной теряет для Евросоюза свой, по крайней мере, экономический смысл.

Главный вопрос для Брюсселя сейчас таков: зачем Евросоюзу нынешняя Украина с её резким падением покупательной способности населения и снижением финансовых возможностей бизнеса? Ведь и «Восточное партнёрство», и соглашения об ассоциации с рядом бывших республик СССР затевались Евросоюзом как способ расширения сбыта продукции самого ЕС за счёт выхода на новые рынки, а не для благотворительной помощи терпящей крушение украинской экономике.

Ассоциация Евросоюза с Украиной всё больше выглядит движением в тупик. Брюссель и Киев стали заложниками собственных политических заявлений о безальтернативности евроинтеграции Украины, теперь это мешает отменить глубоко ошибочное решение. А учёт интересов России, столь важный для экономик Украины и Евросоюза в условиях их совместной ЗСТ, фактически отменяет все принципиальные для Евросоюза положения этого документа.

И в свою очередь готовность украинских властей пожертвовать экономическими интересами Украины ради политических обязательств перед Западом создаёт для Киева совершенно неразрешимые проблемы.

Павел Дмитриев

ИСТОЧНИК: fondsk.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × 5 =