«Турецкий поток»: изменит ли газопровод энергетический рынок в Европе?

8 января 2020 года президент России Владимир Путин и его турецкий коллега Реджеп Тайип Эрдоган официально запустили в эксплуатацию новый российский экспортный газопровод «Турецкий поток». Это событие стало одним из важных компонентов «новогодней газовой чехарды», но его значимость, увы, померкла на фоне приостановки строительства более важного «Северного потока — 2».

Ставка на альтернативные маршруты

«Турецкий поток» представляет собой две параллельные нитки, проложенные по дну Черного моря, с суммарной пропускной способностью до 31,5 млрд кубометров природного газа в год. С одной стороны, это больше текущих потребностей Турции, которые составляют примерно 24 млрд кубометров в год. С другой, одна из двух ниток «Турецкого потока» уже зарезервирована для поставки газа в Болгарию, Сербию, Венгрию и Словакию. Вместе с тем до запуска нового газопровода потребности Турции в газе полностью закрывались через трубопровод «Голубой поток» и по трансбалканскому маршруту — через территорию Украины, Молдавии, Румынии и Болгарии.  То есть новый газопровод не станет средством расширения объемов экспортных поставок российского топлива в ближайшие годы. По большому счету он оказался лишь альтернативным обходным маршрутом, который должен уменьшить зависимость «Газпрома» от некоторых стран-транзитеров, в первую очередь — от Украины.

Аналогичная роль отводилась и «Северному потоку — 2», прокладка которого теперь приостановлена из-за санкций США. Нынешняя ситуация вокруг этого газопровода прекрасно иллюстрирует многолетние проблемы российской газовой монополии на западном экспортном направлении. Не секрет, что вопрос о разделе премиального европейского газового рынка сильно политизирован. И для преодоления соответствующих проблем российские власти выбрали дорогостоящую тактику прокладки ряда альтернативных газотранспортных маршрутов. Однако ее реализация также сталкивается с последовательным политическим противодействием, в том числе и из-за океана.

Нелегкая судьба «Турецкого потока»

К слову, судьба «Турецкого потока» тоже складывалась достаточно непросто. Он вырос из так и не реализованного проекта «Южный поток», первоначальная мощность которого могла составить 30 млрд кубометров в год. Но Россия отказалась от этого трубопровода к концу 2014 года. Формальной причиной стали задержки с предоставлением разрешения на строительство со стороны Болгарии. В более широком смысле речь шла о противодействии со стороны Еврокомиссии. Такой сценарий выглядел вполне логичным на фоне возникших в тот момент внешнеполитических трений.  Одновременно с отказом от реализации «Южного потока» было объявлено о том, что предполагавшийся новый экспортный коридор будет перенаправлен на турецкое побережье Черного моря. В течение 2015 года шли переговоры и согласования. Однако позднее Россия прекратила сотрудничество с Турцией по этому проекту из-за уничтожения российского самолета Су-24 турецкими ВВС в районе сирийско-турецкой границы. Лишь в середине 2016 года страны возобновили партнерство и, как следствие, строительство газопровода. Прокладка его морского участка началась только в мае 2017 года.  При этом надо признать, что Россия и Турция остаются объективными геополитическими соперниками в Черноморском регионе. Но сотрудничество в энергетической сфере все же позволяет надеяться на сглаживание взаимных противоречий. После запуска нового трубопровода Турция оказалась полностью обеспечена прямыми поставками российского газа мимо третьих стран-транзитеров. Это дает ей дополнительную степень свободы в реализации внешней политики. Другим значимым примиряющим фактором представляется серьезное военно-техническое сотрудничество в части поставки в Турцию российских зенитных ракетных систем С-400.

Несработавший козырь в переговорах с Украиной

Вполне очевидно, что по задумке «Газпрома» запуск «Турецкого потока» должен был совпасть по времени с уже отложенным началом работы «Северного потока — 2». Еще одним событием в этом ряду уже стало недавнее начало поставок российского газа в Китай по восточному маршруту — через магистральный трубопровод «Сила Сибири». Все три проекта были призваны усилить позиции российской корпорации в переговорах об условиях продолжения транзита российского газа в Европу через территорию Украины. Это, конечно, не единственная задача столь масштабного и дорогостоящего строительства, тем не менее своевременное завершение должно было принести дополнительные тактические «бонусы».  Но санкции со стороны США против газопроводов «Северный поток – 2» и «Турецкий поток» в значительной степени достигли своей основной цели. Они, конечно, не успели помешать запуску «Турецкого потока», но вот в Балтийском море швейцарская компания-трубоукладчик Allseas не стала дожидаться окончания разрешенного США 30-дневного срока для завершения работ и немедленно отвела свои суда с маршрута «Северного потока — 2». Таким образом, его строительство остановилась на отметке 93% от общей проектной протяженности 2460 км. Точные сроки прокладки оставшихся 160 км газовой трубы пока не называются. Владимир Путин надеется, что трубопровод может заработать до конца 2020 года или в I квартале следующего, то есть с опозданием на целый год. Необходимо понимать, что в мире имеется не так много специализированных судов, способных завершить работу. По-видимому, в условиях внешних санкций России придется рассчитывать только на собственные силы. И несомненно, что срыв сроков запуска «Северного потока — 2» стал очень сильным ударом для «Газпрома».

Газовая монополия не получила в необходимый срок альтернативного канала поставок газа в Европу в обход Украины, а потому ей пришлось пойти на видимые уступки в переговорах по поводу продолжения транзита. Если изначально российское руководство предлагало полный отказ от всех взаимных судебных претензий, то в итоге «Газпром» в срочном порядке выплатил украинскому «Нафтогазу» $2,9 млрд по решению Стокгольмского арбитража. Кроме того, в течение ближайшего года через территорию Украины планируется прокачать в Европу порядка 65 млрд кубометров топлива.

Так что в этом плане США достигли провозглашенных политических целей — помешать Москве оставить Киев без доходов за транзит газа. При этом США не скрывают своего желания со временем полностью заместить поставки в Европу «токсичного» газа из России на «свободный и демократический» газ (СПГ) собственного производства. При этом, несмотря на то, что СПГ из-за океана и позиционируется как политически корректные «молекулы свободы», они пока явно не выдерживают ценовой конкуренции с другими каналами поставок. Фактически внешнеполитические мотивы отлично прикрывают банальную конкуренцию за рынки сбыта. Поэтому не будем забывать, что столь масштабные трубопроводные проекты в принципе не могут быть изолированы от влияния сложной и переменчивой глобальной политики.  Однако решение вопроса о продолжении транзита через Украину вовсе не означает автоматического прекращения внешнего противодействия «Северному потоку — 2». Логика указанного сюжета не позволяет ограничиваться полумерами, поэтому не исключено, что завершение этого проекта опять задержится уже по вновь придуманным поводам.

Работа на перспективу

Возвращаясь к состоявшемуся запуску «Турецкого потока», стоит отметить, что, хотя этот проект не сыграл своей предполагавшейся роли в переговорах о транзите с Украиной, тем не менее можно рассчитывать, что новый прямой канал поставок природного газа в Турцию будет востребован и загружен. Кроме того, в начале января стало известно, что Болгария также начала получать газ через новый трубопровод в ущерб трансбалканскому маршруту.

Что же касается ажиотажа вокруг «Северного потока — 2», то после продления транзитного договора с Украиной у России пропала срочная необходимость в его завершении «любой ценой» — на первый план выходит экономика проекта и необходимость выбрать оптимальное решение по окончанию строительства.

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × 5 =