Уход американских компаний на фоне коронавируса ударит по экономике Китая

11 марта Всемирная организация здравоохранения официально признала коронавирус пандемией. На фоне этих новостей и карантинных мер, предпринимаемых затронутыми вирусом странами, в очередной раз просели индексы на мировых фондовых рынках.

Как страна-источник эпидемии с более чем 80 тыс. заболевших, Китай ощутил на своей экономике наибольший удар от вспышки инфекции. Не помогает Пекину в этой ситуации и недавно заключенная торговая сделка с Вашингтоном. О том, как долго и какие последствия коронавируса придется расхлебывать Китаю, корреспонденту «Евразия.Эксперт» рассказал заместитель генсекретаря исследовательского центра «Один пояс, один путь» при Академии общественных наук КНР Сюй Вэньхун.

– Как эпидемия коронавируса успела сказаться на экономике Китая к настоящему времени? Затронула ли ситуация инфраструктурные проекты в рамках инициативы «Один пояс, один путь»?

– Серьезных задержек в реализации проектов «Пояса и пути» в самом Китае и других странах нет. Конечно, ход реализации ряда проектов не идет такими темпами, как нам хотелось бы, что вызвано вспышкой эпидемии коронавируса. Но все эти проекты будут доведены до конца, так как их финансирование полностью обеспечено.

Добавлю, что заведения общепита, отельный бизнес и другие сектора туризма, транспорт, кинопрокат – то есть весь сектор услуг, на который приходится 53% общего объема нашей экономики – в наибольшей степени затронут эпидемией. Последствия для производственного сектора также очевидны. В период с конца января по середину февраля рабочий процесс в большей степени пострадал от эпидемии из-за увеличения продолжительности отпусков, в последующий период же наблюдалось постепенное восстановление рабочих мест и производственных мощностей, постепенное увеличение коэффициента восстановления промышленных предприятий.

Эпидемия наступила зимой, и ее воздействие на сельское хозяйство, животноводство и рыболовство было ограниченным. Учитывая, что эпидемия коронавируса является стихийной и имеет ограничения по продолжительности (ориентировочно – до середины лета) и географии своего развития, меры носят временный характер, а последствия, хотя и носят всекитайский характер, наверняка будут краткосрочными.

То есть эпидемия оказывает в основном краткосрочное воздействие на экономику Китая, долгосрочного эффекта не предвидится. И это не отменяет тенденций развития китайской экономики, не отменяют место и структуру Китая в мировой экономике.

Несмотря на то, что в краткосрочной перспективе темпы роста потребления резко замедлились или даже резко снизились, ожидается, что эта проблема будет эффективно ликвидирована после завершения эпидемии, а тенденция к росту потребления в среднесрочной и долгосрочной перспективе останется неизменной. В конечном счете, баланс спроса и предложения определяет тот факт, что экономический рост должен вернуться к прежней конфигурации развития.

Карантин, ограничение передвижения людей, прекращение деятельности предприятий и так далее могут в краткосрочной перспективе подорвать нашу экономику, отложить график общего спроса и предложения на короткое время, но они способствуют борьбе с эпидемией. Неудовлетворенные потребности в период эпидемии будут в значительной степени преодолены после, что приведет к экономическому подъему и, как ожидается, к постепенному «потеплению» нашей экономики во второй половине года.

Добавлю также, что по данным Администрации гражданской авиации Китая, пассажиропоток в период с 27 января по 12 февраля упал на 70% по сравнению с прошлогодним наплывом весенних праздников. Тридцать два из сорока одного поезда, курсирующего между Пекином и Шанхаем, также были приостановлены.

Воздействие эпидемии коронавируса перешло на цепочки поставок на стороне предложения с начала февраля. Предприятия и фабрики должны были вновь открыться 10 февраля после продолжительного Нового года по лунному календарю. Но из-за того, что многие рабочие и служащие не хотят или не могут вернуться в карантинные регионы, возобновление рутинных операций на многих рабочих местах задерживается. Производители сельскохозяйственной продукции и быстрорастущих потребительских товаров, которых затронула политика сокращения заемных средств, сталкиваются со снижением спроса, поскольку импортеры вводят дополнительные ограничения. Густонаселенные провинции с высокой покупательной способностью, такие как Чжэцзян в дельте реки Янцзы и Гуандун в дельте реки Чжуцзян являются одними из наиболее пострадавших регионов.

В настоящее время экономистов волнует то, как вернуть к работе малые и средние предприятия.

По сравнению с такими многонациональными корпорациями как Tesla, пользующимися преференциальной политикой и лучше подготовленных к возобновлению производства, у небольших компаний, на которые приходится 90% китайских предприятий, меньше финансовой гибкости, чтобы противостоять длительным сбоям. Малые и средние предприятия обеспечивают более 80% рабочих мест в стране, 70% местных инноваций, 60% ВВП и более половины налоговых поступлений. Влияние остановки малых и средних предприятий или банкротства из-за нехватки работников и денежных средств или перебоев в логистике может значительно превысить показатели ВВП Китая.

Некоторые сектора, напротив, открыли для себя новые бизнес-возможности в условиях разворачивающегося кризиса. Например, индустрия здравоохранения и поставщики онлайн-услуг, таких как телекоммуникации, образование и развлечения, расширились. По данным Шанхайской муниципальной комиссии по образованию, поскольку школы закрыты на неопределенный срок, ученики начальных и средних школ в Шанхае посещают онлайн-занятия со 2 марта, так что их учебный процесс не будет существенно затронут.

По сравнению со вспышкой атипичной пневмонии в 2003 г., эпидемия COVID-19 будет иметь гораздо более серьезные экономические последствия для Китая – не только потому, что этот новый вирус является более заразным, но и потому, что экономическая интеграция Китая сегодня находится на гораздо более высоком уровне и, таким образом, более уязвима для сложных внутренних и внешних рисков. Обобщение мнений ведущих экономистов и исследовательских учреждений показывает, что даже в случае эпидемии темпы роста ВВП Китая в 2020 г. снизятся не более чем на полпроцента.

– На ваш взгляд, последствия серьезных сбоев в работе автомобильных заводов и прочих промышленных предприятий будут ощущаться через несколько месяцев в глобальных цепочках поставок автозапчастей, электроники и фармацевтики?

– Приостановка на неопределенный срок производства в эпидемических районах, сбои в цепочке поставок могут иметь далеко идущие последствия. В связи с растущей перспективой полного контроля над вирусом за пределами провинции Хубэй экономическое воздействие как на спрос, так и на предложение, вероятно, будет ограниченным. В то же время, многие китайцы уже вернулись на работу, в свои офисы в Пекине и Шанхае с 17 февраля и даже делятся фотографиями с рабочих мест.

Учитывая, что сотни новых подтвержденных случаев инфицирования в стране в основном поступают из Хубэя, и десятки тысяч пациентов остаются в больнице, никто не может сказать, когда производство и потребление в эпицентре могут быть восстановлены до нормального уровня.

Например, транспортный узел и передовой производственный центр в центральном Китае – Хубэй – произвел 9% автомобилей страны и 13% серной кислоты в 2018 г. Ухань занимает 7 место по ВВП среди крупных городов Китая, выше, чем Ханчжоу, столица провинции Чжэцзин. Благодаря своей долине оптики – высокотехнологичному индустриальному парку – производителю волоконно-оптического оборудования мирового класса, Ухань занимает 13 место в рейтинге Bloomberg среди более чем 2000 городов Китая с точки зрения их важности для цепочек поставок.

Китайские власти оказывают особую поддержку малым, средним предприятиям, функционирующим в наиболее пострадавших эпидемических районах. Предприятия, которые играют важную роль в цепочках поставок, имеют приоритетное значение в государственной политике.

В настоящее время ограничения на поездки и контроль дорожного движения остаются основным препятствием для возобновления бизнеса и производства. Несмотря на это, компания Yangtze Memory Technologies Co., поставщик микросхем памяти в заблокированном Ухане, полностью поддерживается правительством, чтобы обеспечить ее нормальную производительность.

Кроме того, поскольку транспортно-логистические сети вокруг Китая сильно пострадали от эпидемии, китайские предприятия стали уделять больше внимания стабильности и бесперебойности цепочек поставок. В связи с быстрым развитием производства во внутренних провинциях региональные цепочки поставок, вероятно, будут еще более укреплены, поскольку будут приняты дополнительные меры для повышения их стабильности.

– Какова ситуация с прямыми иностранными инвестициями в Китае? Собирается ли китайское правительство как-то использовать этот инструмент для подъема экономики?

– В средне– и долгосрочной перспективе привлечение иностранных инвестиций путем открытия рынка капитала будет способствовать устойчивому росту Китая. Привлечение иностранных инвестиций в научно-технические инновации является важной мерой реформы, принятой в специальной зоне Линьган, в пилотной зоне свободной торговли Шанхая.

До настоящего времени интеграция Китая в мировую экономику обеспечивалась за счет использования иностранного капитала для развития трудоемких отраслей и участия в международном разделении труда. Пришло время для Китая использовать иностранные инвестиции для стимулирования инноваций в науке и технологиях в качестве способа укрепления внутреннего инновационного потенциала и создания местного импульса для экономического роста. Кроме того, повышение корпоративной ликвидности в результате роста рынка капитала позволит китайским компаниям вкладывать больше средств в исследования и разработки.

– Некоторые эксперты отмечают, что коронавирус также повлиял на торгово-экономические отношения Китая и США, которые и без того были подорваны из-за объявленной Вашингтоном торговой войны. Как на данный момент обстоят дела с американскими компаниями в Китае?

– Глобальные цепочки поставок столкнутся с самыми большими и глубокими проблемами. Поскольку Китай занимает ключевую позицию в глобальных производственных сетях (согласно IHS Markit, в 2019 г. Китай занял 30,5% от общей добавленной стоимости в мире в сфере производства и 26,3% в высокотехнологичном производстве), замедление темпов и даже полная остановка промышленного производства по всей стране сильно нарушили глобальные цепочки поставок. Например, недавно Apple снизила свои ожидания в отношении доходов, поскольку эпидемия ограничила производство iPhone и сократила спрос среди потребителей в Китае. В начале февраля аналитики с Уолл-стрит оценили падение продаж iPhone в 10% за первый квартал.

Экономический рост в США начал демонстрировать тенденцию к замедлению: рост ВВП составил 2,4% в 2017 г., 2,9% в 2018 г. и 2,1% в четвертом квартале 2019 г. Внутреннее потребление остается его основной движущей силой и составляет 68% от общего ВВП США, который составляет $27,1 трлн. Тем не менее, темпы роста внутреннего потребления в 2019 г. составили всего 2,6% по сравнению с 3% в 2018 г., тогда как фактический располагаемый доход увеличился на 3% в 2019 г. по сравнению с 4% в 2018 г. Между тем, в значительной степени из-за торговой войны с Китаем, частные инвестиции в США сокращаются, что еще больше сдерживает экономический рост.

Хотя Китаем и Соединенными Штатами был подписан первый этап сделки, большая часть дополнительных пошлин, взимаемых администрацией Трампа с китайского экспорта, останется и будет продолжать подрывать внутренние инвестиции США и доходы корпораций.

В целом эпидемия COVID-19 может оказать лишь ограниченное влияние на экономику США благодаря ее огромным размерам и власти над рынками. Уолл-стрит стал свидетелем замедления основных фондовых индексов, таких как Dow Jones, Standard & Poor’s и Nasdaq, в течение первого месяца 2020 г., но, похоже, вновь набирает обороты, поскольку эпидемия все больше переходит под контроль на материковой части Китая.

Однако эпидемия будет в той или иной степени вредить американским предприятиям с крупными инвестициями или тесными экономическими связями в Китае. Starbucks, Apple, Disney и ряд других американских компаний приостановили свою деятельность на китайской территории; Delta, United и American Airlines остановили множество рейсов между Китаем и США; General Motors, Ford и Fiat Chrysler также закрыли свои китайские заводы.

В последнее время правительство Китая приняло множество мер для выполнения своего обязательства по увеличению импорта из Соединенных Штатов – таких, как снижение штрафных тарифов на импортируемые из США товары на сумму $75 млрд и расширение сферы действия тарифных льгот для американских товаров. Тем не менее, мы должны учитывать неопределенность эпидемической вспышки.

С одной стороны, срыв работы производств и ожидание дальнейшего экономического роста в Китае будут сокращать его спрос на импортную энергию и электрическое оборудование в краткосрочной перспективе. С другой стороны, введение правительством США строгого запрета на поездки в Китай уже привело к сокращению транспортных возможностей между двумя сторонами. Что еще хуже, правительство США обдумывает дальнейшие ограничения на экспорт высокотехнологичных товаров в Китай, что еще больше затруднит выполнение Китаем своих обязательств по закупкам. Поэтому обеим сторонам необходимо усилить консультации и переговоры во время и после эпидемии, чтобы облегчить реализацию первого этапа.

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четырнадцать − восемь =