«Великая рецессия-2»: куда повернет глобальная экономика после кризиса

В ходе саммита G20 лидеры много говорили о борьбе с экономическими последствиями коронавируса, однако еще одна ключевая причина нарастающего кризиса в мировой экономике – обвал нефтяных цен – так и не был упомянут, не говоря уже о возможных мерах стабилизации ситуации. Между тем, ведущие финансисты прогнозируют беспрецедентное падение рынков и «огромный шок» для экономики, боль от которого продлится еще очень долго. О том, как Европа и Америка проглядели начало третьей волны глобального кризиса и куда теперь повернет мировая экономика, читайте в статье руководителя Центра политэкономических исследований Института нового общества Василия Колташова.

Великая рецессия


Под влиянием рыночного шока 2008-2009 гг. в англо-саксонском интеллектуальном мире родился удивительный и забавный термин. Спад в экономике нарекли «великой рецессией», что означало его родство с Великой депрессией 1929-1933 гг., а вместе с тем – закрытие вопроса о кризисе раз и навсегда. Но кризис на такие манипуляции не поддался, и в 2020 г. вернулся с новой, куда большей, силой.

Для многих людей экономические проблемы сейчас заслонены новостями о распространении вируса. Эти новости особенно тревожны в США, ЕС, Великобритании и Японии. Далеко не все там заметили, что кризис явился к ним не только под прикрытием пандемии, но и в двойном размере. Они не ощутили его Второй волны, бушевавшей с 2013 г. по весну 2016 г. Они принимали панически бегущие капиталы, и прогнозировали рост своего финансового могущества. Прогнозировали, естественно, не обыватели, а экономисты, обслуживающие банки и биржевые компании. Некоторые из них были хитрее, чем положено быть выученному по либеральному курсу «Экономикс» специалисту. Они сейчас зарабатывают на обвале рынков – вернее, они уже это сделали, сбросив свои бумаги на максимумах, и зло ухмыляются нынешней панике.

Выражение «великая рецессия» приняли как серьезное и некоторые отечественные ученые. Совсем немногие знали о том, что оживление после нее оборвется новой волной. Однако, Третью волну – нынешнюю – предвидели уже многие.

Люди привыкли жить в обстановке кризиса, который с момента окончания «великой рецессии» несколько раз возвращался. Были и социально-политические всходы: тут следует вспомнить «арабскую весну» и погружение Ближнего Востока в пучину хаоса. Впрочем, и «война санкций» против России находится в группе последствий Второй волны кризиса. И вот пришла Третья волна, которая лишь для Запада является вторым пришествием большого кризиса – «великой рецессией» №2, и при этом – двойной порцией проблем.

Положение Европы и США


Ситуация в странах традиционно относимых к центру капитализма особенно сложна, потому, нет ничего странного в потоке тревожных заявлений и новостей по вирусу из США, ЕС, Япония и Англия. Однако, властям и аналитикам приходится признавать хозяйственный кризис. И он их пугает. Так, президент Франции Эмманюэль Макрон объявил об ожидающем его страну «беспрецедентном экономическом кризисе».

Дональд Трамп сперва не желал замечать новой ситуации, но после тоже был вынужден заговорить о проблемах в экономике, тем более в хоре голосов слышен и известный американский экономист Нуриэль Рубини. Он считает: нынешняя эпидемия перерастет в крупный экономический и геополитический кризис. Его беспокоит падение фондового рынка и разрыв связей между экономиками, что часто связано с мерами карантина. Не отстают и корпоративные аналитики. Bank of America (BofA) ожидает, что во втором квартале американский ВВП опустится на 12%. По другим банковским прогнозам обвал ВВП окажется 20-30%. В США идут увольнения.

В Европе положение не намного лучше. Макрон уверен: «То, что мы уже пережили из-за эпидемии коронавируса – еще далеко не все». Чиновники ЕС забыли о своих лозунгах «жесткой экономии», которые повторяли 12 лет, и отныне не утверждают, что нужно увольнять больше врачей и социальных работников ради сохранения бюджетного дефицита в установленных в ЕС рамках. Рамки эти отменены: уже понятно, что они не могут устоять в столь непростой обстановке.

Но какими бы резкими ни были проклятия граждан Италии или Испании в адрес еврократии, именно она держит в своих руках денежные механизмы Европы.

Притом, ее не очень беспокоит судьба заболевших, зато чрезвычайно волнует устойчивость банков. Ради них Европейский центральный банк (ЕЦБ) держит нулевую ставку, и ради них пойдет на иные меры. И хотя борьбой с вирусом заняты национальные власти, приобретая и очки, чиновники ЕС рассчитывают вернуть себе контроль позднее. А негативные последствия для экономики ЕС и евро они спишут на коронавирус, но вовсе не на себя и не на провал своей политики.

Поворот к неомеркантилизму


Журнал «Шпигель» опубликовал недавно мнение экономиста Хенрика Мюллера. Тот уверен: ситуация в настоящее время хуже, чем в 2008 г., поскольку долги государств «большой двадцатки» поднялись с 200 до 240% ВВП. Данные эти приводятся со ссылкой на Банк международных расчетов в Базеле. В результате Мюллер и другие экономисты боятся краха в банковской сфере, который окажется большим, чем в момент разорения Lehman Brothers.

В реальности уже ясно, что проблемы банков будут утоплены в денежной помощи от центральных банков. При нулевых ставках и готовности выкупать мусорные активы на десятки триллионов долларов, стоит опасаться совсем иного, а именно – девальваций, обвала сферы услуг и массовых увольнений в офисном хозяйстве. При этом производство в странах старого ядра капитализма тоже будет сильно страдать. По нему бьют низкие цены на сырье и продовольствие, а также дешевые в производстве промышленные товары других стран. Относительная дороговизна почти всякого производства на Западе возрастает. Вот поэтому имеются столь серьезные отличия в развитии процесса (степени жесткости карантина и реакции прессы) между названными странами и государствами с куда менее финансолизированной экономикой.

Если взять Россию как пример, то, несмотря на неуникальность карантина и даже общественного внимания к проблеме коронавируса, кризис здесь будет проходить иначе, чем в странах старого центра капитализма.

Экономика России уже получила удар с рынка сырья и продовольствия, где цены упали. В США же сдувание биржевого пузыря никак не может быть признано близким к завершению. Это тем более так, что ФРС только начинает операцию по обмену мусорных бумаг на доллары. Потому при общем напряжении в мире из-за этого кризиса, являющегося новой волной того кризиса, в котором мир живет с 2008 г., страны по-разному будут из него выходить.

Однако о выходе из периода проблем говорить рано. Пока можно лишь аккуратно предположить, что сроки начала и окончания депрессии будут разными. В США, Великобритании, Японии и ЕС она может оказаться более поздней – дольше и глубже будет идти посадка экономики, а после дольше будет продолжаться депрессия. В евразийских новых центрах капитализма (Китай, Россия, Индия) и примыкающих к ним странах с самостоятельной политикой все может пойти быстрее. А что же термин «великая рецессия»? Он ничего толком не объясняет, тогда как рассмотрение событий 2008-2008 гг., 2013-2016 гг. и 2020 г. дает картину большого и старательно сдерживаемого разными способами экономического кризиса, поворотного, как и его собрат – кризис 1970-х гг. Только сдержать его больше нельзя, и мир поворачивает от неолиберализма и дерегулирования к национальному прагматизму – неомеркантилизму.

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемь + 8 =