ирак3На протяжении 14-15 июня из Ирака и сопредельных с ним стран поступала весьма противоречивая информация о том, как продвигаются силы ИГИЛ в сторону Багдада и насколько правительство Н.аль-Малики смогло организовать оборону столицы и контрнаступление.

Ясно было только одно – гражданская война в Ираке продолжает расширяться. Группировка «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) после захвата Мосула и Тикрита, готовится войти в Багдад и в этих целях ведёт перегруппировку сил для атаки на иракскую столицу. В её руки попали не только сотни миллионов долларов, но и оружие на миллиарды долларов, которое в панике побросали нескольких иракских дивизий и полицейских формирований при бегстве из Мосула и других городов северного и центрального Ирака. Стало ясным и то, что неожиданный обвал ситуации в стране и фактический развал правящего в Багдаде шиитского режима аль-Малики не обошлись без предательства части суннитских военных и закулисных игр с участием катарских, саудовских, турецких и американских спецслужб. США и ряд их союзников публично на словах открестились от исламских экстремистов, а на деле продолжили свою опеку джихадистов.

В этой ситуации Иран вынужден был вмешаться, чтобы Ирак вновь, как при Саддаме, не превратился в американо-ваххабитский бастион на пути продвижения хомейнистской экспансии в арабском мире с целью создания шиитской дуги от Тегерана до Бейрута. В страну были введены части Корпуса стражей исламской революции (КСИР), включая его спецназ в лице бригады «Аль-Кудс» (Иерусалим), созданной для борьбы с Израилем и совершения диверсий в интересах шиитских проиранских группировок в арабских странах типа «Хизбаллы» в Ливане.

Надо сказать, что действия и цели ИГИЛ и ее радикальных союзников давно не являются тайной, так как проект воссоздания «халифата» и «война с неверными» — это детище Вашингтона, Великобритании, саудовских и пакистанских спецслужб, которые создали его еще в середине 80-х годов для борьбы с СССР в Афганистане. А затем, уже при участии Катара, превратили этот проект в орудие борьбы против России, активно применив его в Чечне и на Северном Кавказе в целом. Одновременно ставится задача подорвать единую Европу, все более конкурирующую с США в экономическом плане, которой Вашингтоном отводится роль американского прихвостня против России и в противостоянии с Китаем.Сейчас это особенно заметно на примере того, как США используют Евросоюз против Москвы в украинском кризисе.

Понятно, что стремительныйзахват Мосула – это тонко продуманная и хорошо организованная операция не без оперативной помощи определённых внешних сил, направленная против шиитского режима аль-Малики и Ирана, а с дальним прицелом – и против Сирии, где ИГИЛ потерпел поражение от армии Асада. В результате, всего за 5 дней боевиракская армия получила мощный удар, а её боевой дух практически полностью подорван. Поражение иракских вооруженных сил показало всему миру неустойчивость режима – саттелита сразу двух хозяев: США и Ирана, который многие месяцы занимался не восстановлением единства иракского государства и примирением шиитской, суннитской и курдской общин, а разворовыванием доходов от нефти, коррупцией и борьбой за власть. Личные и узкогрупповые интересы иракской шиитской «элиты» привели к полному краху иракской государственности.

Как это не печально, но, независимо от исхода нынешнего вооруженного конфликта, англо-американские планы расчленения Ирака на несколько государств обретают четкие очертания – Иракский Курдистан уже де-факто независим. Более того, в ходе последних событий курды заняли Киркук с прилегающими богатыми месторождениями нефти, на который они давно претендовали. Более того, курды считают его своей исторической столицей. И не надо иллюзий – придя туда 12 июня, когда войска аль-Малики разбежались под натиском ИГИЛ, курды оттуда уже никогда не уйдут.

Теперь же вполне очевидно главное: формируется территория «суннитского халифата» в составе 5 суннитских западных, северных и центральных провинций Ирака и восточной части Сирии, которая вышла из-под контроля Дамаска в ходе исламистского мятежа при помощи все тех же спонсоров – США, Саудовской Аравии и Катара. В этих условиях противостояния одновременно курдам (которые внешне позиционируют себя союзниками аль-Малики) и суннитам, шиитам также придется отделяться от остального Ирака. Поставить всю территорию Ирака под свой контроль у них не выйдет. Джихадисты уже получили мощный бастион для своей временной столицы. Такой большой город с полуторамиллионным населением как Мосул будет крайне сложно освободить шиитским войскам аль-Малики, учитывая низкую боеспособность иракских вооруженных сил. Тем более что от них почти ничего не осталось, а новая армия поспешно рекрутируется за счет необученных военному делу шиитов-добровольцев с юга. Ведь иракские войска безуспешно на протяжении 6 месяцев штурмовали Эль-Фаллуджу в суннитской провинции Анбар, которую исламисты взяли в начале 2014 года. Мосул же стал мощным плацдармом для дальнейшего наступления джихадистов. К тому же город находится на пересечении важных транспортных коммуникаций. Теперь исламисты имеют полную свободу перемещения из Ирака в Сирию. Падение Мосула решило и проблему финансирования ИГИЛ. Захвачены огромные суммы (430 миллионов долларов), что позволит в короткие сроки произвести новый мобилизационный набор в свои ряды и продолжить наступление. Обозленных и полунищих людей в регионе, где войны и революции происходят по нескольку раз в десятилетие, более чем достаточно для пополнения рядов армии «джихада». Тем более что поток катарских и саудовских вливаний не прекращается.

Более того, исламисты захватили огромное количество оружия, поставленное режиму аль-Малики из США на миллиарды долларов. То, что американцы поставляли в Ирак годами, боевики захватили за несколько дней. Развалились и бежали целые дивизии, захвачена техника, склады с оружием, боеприпасами, снаряжением. Оружия и военной техники, включая авиацию и бронетехнику, настолько много, что у исламистов просто не хватает специалистов для использования всего захваченного. Так, вертолетом « Black Hawk», захваченном в Мосуле, управляет пилот чеченского происхождения.

В геополитическом и региональном плане важным стало то, что Саудовская Аравия нанесла сильный удар по Ирану и Сирии, окупив свои «инвестиции» в экстремистские и террористические организации. А главное — на планах развития Ираком нефтяной отрасли для добычи 8 млн. баррелей в день, можно поставить крест, по крайней мере, на значительный срок. Намерения Ирака и Ирана к 2020 году выйти на суммарную добычу в 20 млн. баррелей в день и стать крупнейшими производителями «черного золота», сильно беспокоили саудитов. Поэтому хаос на территории Ирака – в интересах Саудовского королевства.

В этой ситуации Иран просто вынужден был отреагировать на крупное поражение иракского союзника.По сути, Тегеран оказывается в положении, в котором вполне может оказаться Москва, которая, хочет она того или нет, но возможно вынуждена будет вмешаться в украинскую войну или получит вооруженный конфликт на своей территории. Ночное нападение украинских радикалов на посольство РФ в Киеве 14-15 июня – это попытка любым путем заставить Россию отреагировать на эту провокацию силовым путем, тем самым дав повод Западу ввести жесткие санкции, и попытаться вынудить российское руководство ввести войска, хотя бы частично, в ряд районов Украины.

Для Тегерана ситуация в Ираке – это тоже вопрос стратегии, национальной безопасности и, что очень важно, религии (священные для шиитов места расположены в Ираке, а святыня в Самаре чуть не оказалась в руках ИГИЛ), не говоря уже об экономике, основанной, как и в РФ, на углеводородах. Причем Иран, как и Россия, оказался в ситуации, что называется, «на развилке» — обратно не повернешь, вмешиваться опасно, так как это означает эскалацию конфликта и распространение хаоса по региону, но и не вмешаться нельзя, так как «не поймет» собственный народ, да и противник окажется в 300 км от столиц.

Россия, не вмешиваясь в украинскую войну, насильно получает извне украинский «очаг войны», крайне агрессивный ко всему русскому и лично президенту В.В.Путину, геноцид русских в пограничных областях Юго-Востока и недовольство изнутри со стороны русских националистов и «патриотов», не говоря уже о прозападной либеральной «пятой колонне». Все это может после крымской эйфории постепенно перерасти в неприязнь к власти, учитывая, что настроения быстро меняются от восторга к непониманию, а затем и ненависти, что, по замыслу США, должно создать почву для наращивания потенциала уже российской «цветной революции». Но в Москве это понимают, уходя от втягивания в украинский конфликт.

В Тегеране же явно не так. Ведь открытое вмешательство Ирана в иракскую войну, которое де-факто уже произошло, – это вывод ситуации конфронтации вокруг Ирана на новый уровень. Но в Тегеране это слабо понимают, наивно полагая, что США, говоря о возможных авиаударах по базам ИГИЛ, хотят реально помочь спасти аль-Малики. Ведь это автоматически означало бы одно – помочь Ирану! А Вашингтон по глупости уже сделал это однажды, свергнув режим С.Хусейна и приведя к власти шиитов. Противники Тегерана в регионе и мире будут резко реагировать на вмешательство в Ирак, и Ирану придётся столкнуться с мощными непредвиденными действиями США, Саудовской Аравии и Израиля. Но Тегеран решил действовать по сирийскому сценарию и направил для борьбы с отрядами ИГИЛ несколько батальонов спецподразделения «Аль-Кудс». Часть сил направлена для защиты Багдада и священных для мусульман-шиитов городов Кербела и Неджеф, один батальон уже ведёт бои в районе Тикрита. Кроме того, Иран начал укреплять свои границы с Ираком и подвел туда войска, а также, по поданным СМИ, дал разрешение своим ВВС бомбить позиции боевиков ИГИЛ, если они подойдут ближе, чем на 100 километров к иранской границе.

А тем временем ситуация в Ираке продолжает ухудшаться. Из страны началось бегство богатых и представителей среднего класса. США провели эвакуацию своего гражданского персонала с авиабазы у города Балад, где американцы тренировали иракцев, в том числе обучая там операторов БЛА. Эту информацию подтвердил госдепартамент США. В заявлении его официального представителя Джен Псаки отмечается, что началась эвакуация американцев работающих в Ираке в рамках программы поставок военного оружия и техники. Прошла информация и о том, что с кораблей 6-го флота в Средиземном море через воздушное пространство Турции в посольство США в Багдаде прибыл батальон морских пехотинцев. 15 июня в Персидский залив направилась авианосная группа. Но это – не признак намерения США принять участие в боевых действиях против ИГИЛ. Скорее это – косвенные признаки подготовки эвакуации персонала американского посольства в Багдаде, 7,5 тыс.американских инструкторов в иракской армии и полиции, а также сотрудников гражданских компаний и других граждан США.

И хотя президент Барак Обама заявил в четверг, что Вашингтон рассматривает любые варианты военной помощи Ираку в борьбе с радикальными исламистами, судя по всему, серьёзной реакции со стороны США ждать не стоит. Всё происходит в рамках глобального плана по разжиганию «управляемого хаоса» в Евразии, что является главной целью лидеров Запада. Ведь ранее, ещё до захвата Мосула, Багдад уже просил Вашингтон нанести авиаудары по базам ИГИЛ и других исламистских группировок, но американцы отказались. Вашингтону не нравится тот факт, что режим аль-Малики помогает Асаду. Вполне возможно, что Вашингтон легко бросит режим аль-Малики, чтобы вернутся к планам расчленения Ирака на три части (курдскую, суннитскую и шиитскую), с дальнейшей эскалацией конфликта в Сирии и ухудшением положения Ирана.
НАТО также открещивается от вмешательства. Генсек Североатлантического альянса Андерс Фог Расмуссен заявил, что не видит роли НАТО в Ираке, у блока нет мандата для урегулирования ситуации в Ираке, они только отслеживают её. Генсек призвал только все вовлеченные стороны прекратить насилие и немедленно освободить заложников.
Тем временем армия исламистов серьёзно укрепила свою мощь. Сотни офицеров и солдат перешли на сторону исламистов. Ряды группировки укрепили и сотни освобожденных заключенных, многие из которых придерживаются радикальных взглядов. Ещё один кадровый резерв ИГИЛ – бойцы других исламистских движений и группировок, которые на фоне таких побед и резко возросшего финансового ресурса, переходят на его сторону.

Курды же только укрепляют свои позиции и не спешат атаковать исламистов. Президент Курдской автономии Масуд Барзани приказал ополчениям усилить охрану границ спорных территорий, чтобы не позволить исламистам проникнуть через них, и далее – углубиться в Курдистан. Перемещения курдских сил рассчитаны лишь на оборону своих территорий, включая спорные, которые оспариваются Багдадом и Эрбилем (город Киркук и киркукское нефтяное месторождение).

А тем временем официальные иракские СМИ громко «сообщают» о переходе правительственных войск в контрнаступление против боевиков ИГИЛ. По данным командования, армия восстановила контроль над большей частью провинции Салах ад-Дин и «продвинулись вперед» в провинции Найнава.

Исламисты же напротив заявляют, что уже практически наступают на Багдад, в ход идут захваченные танки, артиллерия и вертолеты. В частности утверждается, что захваченный в Мосуле вертолет Black Hawk с чеченским пилотом нанес удар по правительственным силам в Самарре. Ситуация в иракских провинциях за последние двое суток менялась иногда со штормовой скоростью. Исламисты до сих пор владеют инициативой и быстро продвигаются вперед, хотя на ряде направлений встречают ожесточенное сопротивление спецназа, шиитского ополчения и иранских военных, направленных в Багдад тремя днями ранее. А сообщение Багдада о том, что отряды ИГИЛ встретили ожесточенное сопротивление у Таджи, — это скорее очень плохой признак. Ведь этот городок находится буквально на подступах к иракской столице — всего в 15 км к северу от столицы. Более того, диверсионные группы исламистов появляются на окраинах Багдада, а в шиитских районах города ежедневно продолжают взрываться заминированные автомобили.

И, наконец, боевики ИГИЛ направлены теперь на Багдад не только с севера, запада и востока, но уже и юга, откуда наступление на столицу ведется группами, проникшими из провинции Анбар. Интенсивные бои идут за селение Латифия. Как к северу, так и к югу от столицы по колоннам и огневым позициям боевиков наносит удары иракская авиация.

Но это вряд ли приведет к победе аль-Малики. Ирак вновь ввергнут в пучину хаоса, откуда на этот раз выбрать почти невозможно.

Петр Львов, доктор политических наук, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение»

ИСТОЧНИК:  ru.journal-neo.org

См. также:

“Патриоты Молдовы” к Украине и Румынии: верните наши земли!
Лавров: Применение плана Путина поможет Украине выйти из кризиса
Аваков хочет набрать в МВД Украины бойцов "Айдара" и "Донбасса"
Романо Проди: Европа и Россия по-прежнему нуждаются друг в друге
Перед штурмом Донецка /АНАЛИТИКА/
Десять лет кризиса: чем запомнится председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу
США и остальной мир: перспективы глобального противостояния
Страны Евросоюза начали аннулировать украинцам шенгенские визы
HTC One M9 показали до премьеры /ФОТО/
Это они, политтехнологии. Об убийстве Немцова и последующих