«Место встречи изменить нельзя» — что из фильма было в реальной жизни?

«Вор должен сидеть в тюрьме!» В России немного найдется людей, которые не знали бы эту фразу. 40 лет назад на экраны вышел фильм Станислава Говорухина «Место встречи изменить нельзя». Десятки цитат моментально ушли в народ, а Глеба Жеглова и Владимира Шарапова мы любим до сих пор

Сценарий написали Аркадий и Георгий Вайнеры по собственному же роману «Эра милосердия». Аркадий Вайнер сам служил в Московском уголовном розыске — то есть там же, где его герои. А значит, многие истории из опыта сыщиков знал не понаслышке (или из первых рук). В интернете можно найти много рассказов о том, кто был чьим прототипом в фильме. Например, почти везде вы прочтете, что «Черная кошка» — это знаменитая банда Митина. Но в МУРе говорят, что это неправда. Еще там уверены, что главные герои — собирательные образы, и реальных прототипов у них нет.

Юрий Федосеев Сергей Карпухин/ТАСС

Мы сравнили несколько моментов из фильма с историями, описанными в книге «Московский уголовный розыск. 1918–2018. История в лицах», которая вышла год назад ограниченным тиражом. Ей можно доверять: ее автор и составитель Юрий Федосеев возглавлял МУР в 1991–1994 годах.

История одного убийства

Помню, один бандитское нападение разыграл. Приезжаем, жена убитая, он в соседней комнате связанный, с кляпом во рту. В квартире беспорядок, все ценности похищены. Да и он сам кричит, убивается, жизни, говорит себя лишу, говорит, не могу без нее. (…) А дальше узнал я, что у него любовница имеется (…) Ну я ему и врубил прямо в лоб. За что, говорю, гражданин, убили дорогую супругу? (…) Любовницу его разговорил. Она домишко, видишь, купила, а на какие шиши — непонятно. Ну, крутила-вертела, признаться пришлось: деньги, 30 тысяч, любовник дал. 

Экспонат в музее МУРа — изображение уличной сценки советских времен Сергей Карпухин/ТАСС

Экспонат в музее МУРа — изображение уличной сценки советских времен

© Сергей Карпухин/ТАСС

Эту историю Жеглов рассказывает Шарапову ближе к финалу первой серии, чтобы убедить, что Иван Груздев вполне мог убить свою жену. В книге «Московский уголовный розыск. 1918–2018. История в лицах» описана очень похожая история. Она произошла примерно в конце 40-х — начале 50-х. Рано утром продавщица молока пришла к супругам Крыловым. Она нашла жену убитой, а мужа — связанным и с кляпом во рту. Он сказал, что вечером в дом ворвались грабители, требовали деньги и драгоценности. Но денег в доме не было, а вещи преступники не тронули. Телевизор, например, остался в квартире, хотя при этом стоял на полу — было непонятно, как его скинули, ухитрившись не разбить.   Несколько месяцев дело не удавалось сдвинуть с мертвой точки. А потом выяснилось, что пенсионер Крылов недавно женился на 22-летней женщине, причем они были любовниками еще при жизни его жены.  Оказалось, что мужчина попросил любовницу помочь избавиться от супруги. Та нашла исполнителя. Женщину убили, в квартире навели беспорядок. Но телевизор пожалели — не стали сбрасывать, поэтому он остался целым.  Особая прелесть этой истории в том, что за исполнителя любовница мужчины собиралась замуж. А Крылов был ей нужен сначала для подарков, а потом — чтобы получить часть его имущества после развода. В милиции она во всем созналась, сказав, что убитая ей снится каждую ночь.

«Черная кошка»

— Что это за черная кошка такая?

— Их второй год ищут, а выйти на след не удается. (…) Грабят магазины, квартиры зажиточные, склады, сберкассы. А главное — людей режут, стреляют почем зря. И где ни покажутся — там обязательно или углем черную кошку нарисуют, или котенка подбросят. (…) Для форсу бандитского. Вот будто бы смеются они над нами, издеваются. Почерк свой хотят показать.

Экспонат в музее МУРа — изображение разбойного нападения Сергей Карпухин/ТАСС

Экспонат в музее МУРа — изображение разбойного нападения

© Сергей Карпухин/ТАСС

Банды «Черная кошка», державшей Москву в страхе, не существовало. Но существовала «кодла «Черная кошка». Ее придумали (и заключили письменный договор) семеро московских подростков в 1945 году. В знак принадлежности к кодле участники сделали на запястьях татуировки с изображением кошки. Ребят поймали на первом же деле.  Банда Митина, которую многие считают прототипом «Черной кошки», орудовала в Москве в начале 50-х. Ее главарем был рабочий оборонного завода, передовик производства, «высокий белобрысый парень, в большинстве случаев он в коричневом кожаном пальто». Все члены банды работали и были у себя на службе на хорошем счету. В том числе поэтому вычислить их было сложно — оперативники начали с «неблагонадежной публики». Зато когда вычислили, задержали без стрельбы и жертв.  Персонаж фильма Фокс производит на окружающих впечатление благообразного человека, но передовиком производства он все же не был — что уж говорить об остальных, явных уголовниках. Как уверен бывший начальник МУРа Юрий Федосеев, между этими бандами ничего общего нет: «Но людям надо найти какой-то прототип — вот они его и находят».

Внедрение в банду

 — И не вздумай изображать из себя вора в законе! Ты маленький человек, лопушок, шестерка. (…) А велено тебе разузнать: коли они согласны брать кассу, где своя баба-наводчица, то придет с ними толковать пахан. Понял?

 — А ежели спросят — зачем мы вам?

 — А потому что мало нас. И всего один ствол имеется.

 — А почему, спросят, сам пахан не пришел?

 — А если они ему уголовку приведут на хвосте? Наш пахан ихнего не глупее.

Экспонат в музее МУРа — похоже, здесь мы видим карманника, который планирует кражу Сергей Карпухин/ТАСС

Экспонат в музее МУРа — похоже, здесь мы видим карманника, который планирует кражу

© Сергей Карпухин/ТАСС

Так в начале первой серии Глеб Жеглов инструктирует молодого оперативника Васю Векшина. Задачей было внедриться в банду. Оперативника «раскололи» и тихо зарезали прямо на скамейке, где была назначена встреча. В финале фильма Володе Шарапову удалось попасть в «Черную кошку» (впрочем, туда, где скрывалась банда, он поехал не по своей воле) и выманить их «отбивать Фокса». История об удачном внедрении в банду описана в рассказе «Первый начальник МУРа» из книги «Московский уголовный розыск. 1918–2018. История в лицах». Она произошла вскоре после основания организации, то есть в конце 10-х — начале 20-х годов прошлого века. Первый глава розыска Александр Трепалов под видом налетчика Сашки Косого из Петрограда встретился с одним из главарей бандитов Мишкой Рябым. Устроить встречу помог молодой преступник из недавно «взятой» банды.  Трепалов-Косой предложил ограбить железнодорожную кассу, где есть свой «надежный человек». Но делать это надо большим количеством людей — иначе всех перебьют. Мишка Рябой взялся уговорить главарей других банд, и в итоге в налете должны были участвовать более 20 преступников. Все они попали в засаду. Так за одну операцию ликвидировали почти всю бандитскую верхушку Москвы тех лет.

Как видно, легенда Трепалова чем-то похожа на легенду, с которой пытались внедрить Васю Векшина. А клички Рябой и Косой напоминают кличку Горбатый. Впрочем, как говорит бывший начальник МУРа Юрий Федосеев, внедрение оперативников в банду — это известная (хоть и очень опасная) форма работы, которая применялась и в советские годы, и в 90-х, и в нулевых.

Бэлла Волкова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 + четыре =