Белорусский интерес в Средней Азии

Западные санкции ухудшили внешнеэкономическое положение Белоруссии. Традиционно в таких случаях Александр Лукашенко нацеливает правительство, и прежде всего МИД, на поиск новых рынков и активизацию работы на традиционных. 

Белоруссия находится под санкциями почти 30 лет. За этот период официальный Минск накопил богатый и интересный опыт их обхода. Однако даже в периоды «оттепели» отношения с западными друзьями и партнёрами складывались не лучшим образом. Белоруссия получала из ЕС и США, Канады и других стран пресловутого коллективного Запада продукцию с высокой добавочной стоимостью – оборудование и машины, бытовую технику и электронику, а также многое другое – вплоть до продуктов питания и средств гигиены. Белорусский экспорт в обратном направлении представляли преимущественно нефтепродукты из дешёвой российской нефти, древесину, прочее сырьё и полуфабрикаты.

Показательно, как в 2014 году посол Белоруссии во Франции и нескольких других странах ЕС по совместительству Павел Латушко сетовал на невозможность продать на Западе белорусские трактора, комбайны, грузовики и другую продукцию, входящую в визитную карточку белорусской внешнеэкономической деятельности (ВЭД). Тогда это вызвало большое неудовольствие А. Лукашенко. Проблемы морального устаревания, низкая надёжность и посредственный контроль качества на производстве, отсутствие подкрепления продаж сервисной поддержкой, неконкурентоспособность по соотношению цена/качество с китайскими и другими производителями – всё это и многое другое находило отражение в отчётах послов Белоруссии во многих странах. От всех от них руководитель Белоруссии ещё в 2009 году жесточайше требовал хоть не ныть и плакать, не кланяться России, но хоть «по чайной ложке» обеспечивать сбыт белорусских товаров и услуг и «искать своё счастье в другой части планеты».

С тех пор ситуация с белорусскими ликвидными предложениями не изменилась – ни на рынках Запада, ни на открытых рынках пресловутой «дальней дуги». В итоге белорусская «многовекторность» снова зашла в тупик. Её деградацию усугубил внешнеполитический кризис 2020 года, в развитие которого Запад и его сателлиты применили к Белоруссии шесть пакетов политических и экономических санкций. Дошло до блокировки топовых позиций белорусского экспорта через ЕС и Украину.

С постсоветскими республиками – традиционными партнёрами ситуация выглядит не лучше. Долгое время они находились в тени бурных внешнеэкономических романов Белоруссии с ЕС и Венесуэлой, о которой после скоропостижной кончины Уго Чавеса в Минске почти не вспоминают. За этот период среднеазиатские страны выстроили отношения с Пекином и Анкарой, а также другими ближайшими партнёрами, в пул которых Белоруссия давно не входит.

Нынешний всплеск интереса глав МИД Владимира Макея и Совмина Белоруссии Романа Головченко к среднеазиатским коллегам вполне объясним. Белорусские госпредприятия и частный бизнес очень болезненно переносят инициированные Западом санкции. Почти 2/3 производимой продукции Белоруссия направляет на экспорт, а по некоторым отраслям – около 90% и более. Без экспорта нефтепродуктов и калийных удобрений не будет половины валютной выручки. Если же к этому добавить проблемы с экспортом продукции машиностроения, то картина вырисовывается совсем безрадостная.

Национальный статистический комитет Белоруссии 17 июня отчитался о падении ВВП. «Объем ВВП в текущих ценах составил 70,6 млрд. рублей, или в сопоставимых ценах 96,6% к уровню января – мая 2021 г.», — говорилось в официальном сообщении. Белстат проинформировал также, что за те же пять месяцев объём промышленного производства в сопоставимых ценах составил 95,8% к уровню января – мая 2021 года. При этом обрабатывающая промышленность потеряла 5%.

В сельском хозяйстве ситуация не лучше, как следует из публикации цитируемого органа официальной статистики: «В январе – мае 2022 г. в хозяйствах всех категорий (в сельскохозяйственных организациях, крестьянских (фермерских) хозяйствах, хозяйствах населения) производство продукции сельского хозяйства в текущих ценах составило 6,7 млрд рублей, или в сопоставимых ценах 97,1% к уровню января – мая 2021 г. В сельскохозяйственных организациях произведено продукции на 6,5 млрд рублей, или в сопоставимых ценах 97,3% к уровню соответствующего периода предыдущего года».

«К уровню января – апреля 2021 г. из расчета в текущих ценах оборот внешней торговли товарами составил 95,6%, экспорт – 97,4%, импорт – 93,9%», — констатировали в Белстате.

Экономические проблемы сказались на социальной сфере. Произошло падение реальных доходов населения. Выросла скрытая безработица.

Все эти проблемы стали поводом для нескольких совещаний под председательством А. Лукашенко. Таковые состоялись на уровне и правительства, и отвечающих за экспорт ключевых министерств и ведомств. Общим местом стало внимание к постсоветскому пространству, коль скоро премиальные рынки и экзотические страны выказали недостаточную лояльность к белорусскому экспорту.

Показательной стали состоявшиеся 20 июня переговоры в минском Доме правительства Романа Головченко с премьер-министром Узбекистана Абдуллой Ариповым. Любопытно, что информацию о самом факте встречи глав правительств двух постсоветских республик не опубликовали ни пресс-служба правительства РБ, ни пресс-служба правительства РУз.

Главными новостями 20 июня, по версии узбекских товарищей, стали «Фермеры Узбекистана выращивают желтые арбузы», «На полях XXV Петербургского международного экономического форума министр инновационного развития провел встречу с президентом Татарстана» и тому подобное, но не переговоры в Минске. Это – показательное отношение к третьей встрече в нынешнем году вторых лиц двух государств, в очередной раз задекларировавших намерение придать мощный импульс «белорусско-узбекским контактам».

А. Арипов и Р. Головченко провели переговоры в составе делегаций накануне визита А. Лукашенко в Узбекистан в сентябре текущего года. Визит приурочен к мероприятиям в рамках Шанхайской организации сотрудничества. Узбекистан является полноправным членом ШОС, а Белоруссия – наблюдателем.

Совмин Белоруссии традиционно совмещает многосторонние форматы с двусторонними. Поэтому, как сообщил Головченко, в июле состоится заседание белорусско-узбекистанской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Такой формат не уникальный, аналогичные комиссии созданы с коллегами из Украины, Грузии, Молдавии и других постсоветских республик.

Арипов тактично напомнил Головченко о состоявшемся в 2018 году визите Лукашенко в Узбекистан. Тогда стороны скрепили подписями амбициозные планы двустороннего сотрудничества, одобрили ряд проектов и выказали взаимное уважение в лучших традициях азиатского этикета. Премьер-министр Узбекистана констатировал успехи во взаимной торговле, отметив: «За последние годы взаимная торговля между нашими странами увеличилась почти в 5 раз. Несмотря на все сложности, связанные с пандемией, по итогам 2021 года товарооборот вырос на 44%».

Арипов обратил внимание на рост двустороннего товарооборота за пять месяцев нынешнего года на 55%. Он также указал на возможность нарастить взаимную торговлю до $1 миллиарда в ближайшие годы.

Головченко оперировал цифрами скромнее, сообщив: «В январе-апреле текущего года товарооборот вырос на 33,5%». Он также отметил, что Узбекистан вдвое увеличил свои поставки на белорусский рынок, положительную динамику демонстрируют и кооперационные проекты в сфере машиностроения.

По словам главы белорусского правительства, оно может предложить традиционным друзьям и партнёрам деревянные домокомплекты для туриндустрии и мебель для их обстановки. Площада для пробного проекта, уверены белорусские чиновники, может быть реализована на объекте Алмалыкского горно-обогатительного комбината.

Говоря о гуманитарном измерении некогда братских народов в единой семье СССР, Головченко указал на такую прорывную идею, как приглашение в белорусский детский лагерь 25 узбекских детей на отдых. Неудивительно, что о таких успехах и о таких проектах сообщали не официальные спикеры первых лиц государств, а информаторы поскромнее.

На первый взгляд, стремительный рывок товарооборота за последние годы и последние месяцы выглядит ошеломляюще. Он подобен стремительной атаке молодого сокола на джейрана в благоухающей Ферганской долине.

Однако обозначенная Ариповым сумма перспективного товарооборота вносит некоторое смущение. В процентах она прекрасна, безусловно, даже без оглядки на более скромную цифру от Головченко. На самом деле, если обратиться к данным официальной статистики, то картина не столь уж радужная. По итогам 2021 года товарооборот Белоруссии с Узбекистаном составил $301,9 млн, прибавив 7,8% к уровню 2020 года. При этом белорусские партнёры наторговали в плюс на $188,9 млн. Узбекистан экспортировал в Белоруссию товаров на $56,5 млн, а Белоруссия в Узбекистан – на $245,4 млн.

Что же поставляла Белоруссия в солнечный Узбекистан в относительно благополучном 2021 году: «специфические товары», мясо и мясопродукты, лекарства, полимеры винилхлорида, сухое молоко, реагенты диагностические, вакцины, сыворотки из крови, кровь, плиты древесно-стружечные, сыры и творог. Узбекистан в основном экспортировал в Белоруссию хлопчатобумажную пряжу, виноград свежий или сушеный (изюм), опять же «специфические товары» и фрукты сушеные, смеси орехов или сушеных плодов, медный прокат, постельное бельё, трикотажные полотна, свитеры, пуловеры, кардиганы, жилеты трикотажные, вольфрам. Об этом свидетельствуют отчёты таможенников, официальных ведомств статистики и МИД.

Много ли изюма, пряжи, молочных продуктов и крови могут поставить в обозримой перспективе Минск и Ташкент, чтобы утроить товарооборот – вопрос риторический. Сама номенклатура товаров взаимной торговли говорит о многом. Заявленные проекты в гуманитарной и не только сферах – тоже.

Относительно кооперации и пресловутых СП, за которых так рады в правительстве Белоруссии: и здесь не без подводных камней. Формально в Узбекистане зарегистрированы 103 организации, учредителями которых являются белорусские резиденты, а также представительства компаний «Автопромснаб-спедишн», «Софтклуб», «АмантисМед» и «Белвитунифарм». Отмечено также сотрудничество ОАО «МАЗ» и ООО «KRANTAS GROUP», ОАО «МТЗ» и АО «Узавтосаноат» в проектах сборки автотехники и тракторов. Белорусская компания «Марко» осуществляет в Узбекистане совместный проект по производству обуви.

На территории РУз создано одно сборочное производство белорусской техники с участием белорусского капитала – AMKODOR-AGROTEXMASH. Владелец белорусского ОАО «Амкодор» Александр Шакутин входит в пул особо приближённых к А. Лукашенко бизнесменов. В этот же пул входит и Николай Мартынов – владелец обувного холдинга «Марко». Обо всём этом прекрасно знает нынешний узбекский лидер Шавкат Мирзиёев, что является залогом нынешнего формата двустороннего взаимодействия.

Взаимный товарооборот Белоруссии с Узбекистаном по итогам 2021 года выглядит более чем скромно. Для сравнения: по итогам того же года товарооборот с соседней Латвией составил $646 млн, прибавив 64% к уровню года предыдущего. Справочно: население Латвии номинально составляет менее двух миллионов человек, население Минска – более двух миллионов, население Узбекистана – почти 35 миллионов человек.

Белорусский интерес к Средней Азии и в целом к историческому Русскому Туркестану в нынешних обстоятельствах не имеет сложного объяснения. Всё прозаично и детерминировано геоэкономикой: ограниченность рынков сбыта, схожесть систем и политических режимов, типов политической культуры по Г. Алмонду и С. Верба, в конце концов  взаимодополняемость экспортно-импортных операций. Никаких уникальных предложений стороны взаимно сделать пока не могут.

Потолок роста национальных экономик и совместного сотрудничества Белоруссии и Узбекистана относительно невысок. Перспективы сотрудничества с ближайшими партнёрами, в которых Минск и Душанбе взаимно друг друга не видят, представляются наиболее перспективными. Изменить нынешнее положение дел могут только политические факторы, ибо экономические и прочие давно продемонстрировали пределы. Окна возможностей периодически открываются, что и демонстрируют во всей наглядности актуальные события.

В настоящее время стороны скорее соблюдают этикет и вынужденно интенсифицируют взаимные контакты, чем реально стремятся вывести двусторонние отношения на качественно новый уровень. Таковой был явлен во времена Советского Союза и до сих пор остаётся недостижимым, несмотря на все прилагаемые усилия, даже подкреплённые меркантильным интересом.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

пять × четыре =