Борьба за энергию: «Росатом» включился в конкуренцию за балканский рынок

Энергетические нужды Балкан заставляют власти республик региона задуматься о строительстве новых генерирующих мощностей. С учетом общеевропейского курса на «зеленую» энергетику, к которой в конце 2019 г. причислили и атомную, строительство новой АЭС выглядит заманчивой перспективой.

Так, в Словении рассматривают возможность строительство второго энергоблока на совместной с Хорватией АЭС «Кршко». Среди потенциальных исполнителей проекта – корпорация «Росатом». О том, какие факторы обуславливают интерес Словении к развитию атомной энергетики и о возможностях, которые откроет перед российской компанией участие в словенском проекте – в сегодняшнем материале.

Балканский полуостров не изобилует ядерными мощностями: из всех стран бывшей Югославии только Словения может похвастаться наличием ядерного реактора. Если добавить к ней Болгарию с АЭС Белене, то на этом можно завершать инвентаризацию скудного ядерного потенциала Юго-Восточной Европы. Пробить новую рыночную нишу на южно-европейском направлении – задача для российского «Росатома» не из простых, однако вполне возможно, что стремление словенских властей модернизировать свои мощности произойдет в крайне благоприятный для российского концерна момент, когда почти все возможные соперники утратили былой статус.

Перспективы балканского направления


Во-первых, следует установить, почему словенские власти заинтересованы в строительстве нового ядерного реактора. АЭС Кршко стала во многом пионером для европейского ядерного рынка: помимо того, что это первый реактор на территории Югославии, Кршко также стала первым ядерным объектом в Восточном блоке, построенным на основе западных технологий западными компаниями. Эта атомная электростанция представляет собой один блок с водо-водяным реактором мощностью 700 МВт, эксплуатируемый совместно Словенией и Хорватией.

Несмотря на подпорченную репутацию ядерной энергетики после фукусимских событий 2011 г., Словения в частности и страны Юго-Восточной Европы в целом имеют целый ряд причин быть заинтересованными в строительстве АЭС. Одним из ключевых факторов в его пользу выступает то обстоятельство, что ядерная энергетика все еще играет важную роль в жизни стран бывшей Югославии.

Доля АЭС Кршко в совокупной национальной выработке электроэнергии Словении колеблется в интервале 35‑40% (см. График 1), в совокупной выработке Хорватии – около 20%. Уголь, который, в отличие от ядерной электроэнергии, загрязняет окружающую среду, все еще занимает довольно значимую долю в энергетическом балансе Словении – порядка трети совокупной выработки электроэнергии.

В этой связи строительство второго блока, возможно, даже более мощного, чем первый, может одновременно снизить издержки на топливо и помочь странам-членам ЕС реализовать свои обязательства по снижению выбросов в атмосферу.

катона-1.png

График 1. Выработка электроэнергии на АЭС Кршко в 2000‑2018 гг. (ТВт*ч). Источник: BP Statistical Survey 2019.

Во-вторых, строительство второго энергоблока имеет смысл со стратегической точки зрения. Первый энергоблок начал строиться в 1975 г. и был запущен семь лет спустя, в 1982 г. Изначально предполагалось, что реактор будет действовать в течение 40 лет, однако в 2015 г. Словения и Хорватия договорились о продлении срока действия АЭС почти на 20 лет, до 2043 г. Решение о строительстве новой АЭС в Словении будет приниматься не самыми оперативными темпами – сам премьер-министр страны Марьян Шарец признал, что может пройти до 10 лет, пока будет принято окончательное инвестиционное решение по вопросу.

Поэтому, второй реактор фактически заместит первый к моменту своего запуска.

Вопрос о строительстве второго блока АЭС Кршко возник не на пустом месте. На протяжении текущего десятилетия словенские специалисты неоднократно поднимали этот вопрос. Предполагалось, что новый реактор будет мощнее, чем первый – обсуждалось, что его проектная мощность будет порядка 1100‑1600 МВт, а стоимость оценивалась в €5 млрд. Примечательно, что второй энергоблок, по всей видимости, будет стопроцентно контролировать Словения. Гибкость в отношении проектного финансирования – одно из главных преимуществ «Росатома», и в случае со Словенией, для которой €5 млрд равносильны 10% годового ВВП, эта гибкость вполне может пригодиться.

Поставщики технологий и критерии отбора


Здесь мы и подходим к ключевому вопросу о том, кто является главным кандидатом для строительства АЭС. Первый блок был построен американской компанией Westinghouse, чья международная деятельность в течение последних лет заметно утихла. В 2017 г. материнская компания Westinghouse – японский концерн Toshiba – объявила о банкротстве американской фирмы, и с тех пор не было даже слухов о том, что некогда ведущий ядерный концерн будет участвовать в каком бы то ни было строительстве новой АЭС (в отношении выработки ядерного топлива Westinghouse все еще активна на европейском рынке, во многом благодаря инициативе ЕС иметь альтернативный источник топлива для российских типов АЭС).

Хотя премьер-министр Словении заявил об интересе к строительству АЭС США и России, соперничество, по всей видимости, будет между Россией и странами азиатско-тихоокеанского региона – Южной Кореей, Японией и Китаем. В чем конкурентные преимущества «Росатома» перед гипотетическими тендерными соперниками?

Российский ядерный концерн – единственный поставщик, который может похвастаться оказанием услуг полного ядерного цикла.

Помимо возможности предоставить государственный кредит под проект и в целом финансовой гибкости, «Росатом» может предложить Словении вариант с полным возвращением отработанного ядерного топлива в Россию.

Для властей Словении этот вопрос довольно значим, так как Любляна и Загреб до сих пор не смогли договориться о строительстве хранилища радиоактивных отходов (предполагалось построить его неподалеку от АЭС Кршко, в г. Врбине). Войдя в проект, «Росатом» мог бы помочь обеим сторонам: за неимением хранилища Хорватия не знает, что делать с уже отработанным материалом и в то же время по контракту обязана взять на себя половину всех отходов. Таким образом, учитывая наличие технологии ВВЭР‑1200, уже применяемой в соседней Венгрии, государственной поддержки и готовности взять на себя весь ядерный цикл, «Росатом» имеет очень хорошие шансы выйти на прежде недоступный рынок. О предпочтительности России свидетельствует и тот факт, что высокопоставленная делегация из Словении уже обсуждала данный проект в сентябре 2019 г. в ходе официального визита в Москву.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 − 2 =