Индустриализация Казахстана позволит увеличить объем производства в ЕАЭС

Одним из поручений президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева, озвученных в сентябрьском Послании, было увеличение объема производства в обрабатывающей промышленности «как минимум в 1,5 раза за 5 лет». Правительство республики уже объявило о новых мерах по поддержке и развитию крупных промышленных проектов. Так, например, новому Фонду развития промышленности предстоит «содействовать расширению и модернизации предприятий через доступное кредитование по ставке не более 3%». Особый акцент сделан на внедрение и использование на производстве передовых технологий. Насколько перспективны планы Нур-Султана, и как они соотносятся с Картой индустриализации ЕАЭС, в интервью «Евразия.Эксперт» оценил доктор экономических наук, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте Казахстана Вячеслав Додонов.

– Вячеслав Юрьевич, насколько реально выполнить поручения премьер-министра, если уже официально объявлено о проседании экономики страны на 3%?

– Премьер-министр в данном случае дал поручения по поддержке развития конкретных отраслей и производств обрабатывающей промышленности: «Следует все усилия направить на поддержку отраслей с наиболее стабильным внутренним и внешним спросом, в том числе легкую, пищевую и химическую промышленности, машиностроение и фармацевтику. Надо увеличивать производство отечественных стройматериалов широкого спектра использования, в том числе стекла, керамики, санфаянса и других».

Это поручение не имеет прямой связи с текущей динамикой ВВП. Оно направлено на реализацию стратегической задачи опережающего роста обрабатывающей промышленности, которая еще раз была поставлена в послании президента, и предполагает в первую очередь наполнение конкретным содержанием направлений и мер ее развития.

– Из каких источников можно финансировать проекты, объявленные в Карте индустриализации?

– Традиционно, любые проекты такого рода (и проекты Карты индустриализации – не исключение) финансируются из различных источников. Прежде всего, из средств инвесторов, которые их реализуют. Могут быть, конечно, подключены и внешние источники финансирования – банковские кредиты, целевые займы, включая полученные от международных организаций, средства государственных институтов развития.

Все зависит от конкретных проектов и форм их реализации, тут сложно обобщать. Исходя из того, что было озвучено – проекты в машиностроении, металлургии, энергетике, агропромышленном комплексе, производстве строительных материалов – можно предположить, что основным источником финансирования будут именно средства инвесторов, в том числе, иностранных.

В то же время, для придания дополнительного импульса развитию передовых отраслей будет задействован созданный по поручению главы государства, Фонд развития промышленности. Это новый государственный институт развития, который будет содействовать расширению и модернизации предприятий через доступное кредитование по ставке не более 3%, что позволит привлечь длинные деньги по доступной для инвесторов цене для реализации приоритетных проектов в обрабатывающей промышленности.

– Как в целом на экономике ЕАЭС отразится реализация планов правительства Казахстана?

– Я не думаю, что реализация данных планов существенно отразится на экономике ЕАЭС. В текущем году в рамках Карты индустриализации запланирован ввод 206 проектов на общую сумму 996 млрд тенге (около $2,4 млрд). Это позволит увеличить объем производства на 1,3 трлн тенге (порядка $3 млрд), экспорта – на 325 млрд тенге (около $750 млн), создать порядка 19 тыс. новых рабочих мест. По этим цифрам можно судить о степени потенциального влияния проектов Карты индустриализации на экономику ЕАЭС, сопоставив их с соответствующими параметрами объединенной экономики союза.

В прошлом году объем экспорта стран ЕАЭС, по данным ЕЭК, составил $522 млрд, объем промышленного производства – $1,2 трлн. То есть, даже успешная реализация проектов Карты индустриализации на этот год в полном объеме позволит увеличить объем промышленного производства ЕАЭС на 0,2%, а объем экспорта – на 0,1%. Так что на экономике ЕАЭС в целом эти проекты заметно не отразятся, хотя в отдельных сферах масштабы планируемых проектов достаточно велики и смогут дать более выраженный прирост производства.

Это относится, в частности, к автомобилестроению, где планируется сборка легковых автомобилей «Hyundai» в Алматы и «Chevrolet» в Костанае, автобусов «Youtong» в Карагандинской области. Совокупный объем этих производств после их выхода на плановую мощность исчисляется несколькими десятками тысяч в год, что может стать достаточно весомым дополнением к существующим объемам производства автомобильной техники в ЕАЭС (около 1,7 млн единиц).

– Правильно ли расставлены приоритеты?

– Приоритеты расставлены исходя из наличия спроса – как внутреннего, так и внешнего – на производимую продукцию.

Это, безусловно, является очень правильным подходом, особенно, когда речь идет о проектах, которые будут реализовываться с поддержкой государства и должны быть эффективными и быстро окупаемыми, что предполагает высокий спрос на их продукцию. Поэтому в числе упомянутых отраслей фигурируют фармацевтика, пищевая промышленность, производство стройматериалов, легкая промышленность – продукция всех этих отраслей широко востребована в стране на сегодняшнем этапе. Есть хорошие перспективы сохранения высокого спроса на нее в будущем.

Другим приоритетом является комплексирование производства с дополнением существующей сырьевой базы перерабатывающими мощностями – будь то агропромышленный комплекс, добывающая промышленность или такие отрасли обрабатывающей промышленности, как металлургия или химия.

– С учетом того, что ЕАЭС намерен диверсифицировать промышленность и исключить в странах-участницах дублирующие производства, не получится ли так, что проекты, заявленные в Карте индустриализации, окажутся неактуальными для ЕАЭС?

– Вероятно, речь идет о разработке Карты индустриализации ЕАЭС, решение о которой было принято в июле, и которая направлена, в том числе, на избежание дублирования производств с целью оптимизации отраслевой специализации.

Но вопрос не стоит (и не может стоять) о том, что «ЕАЭС намерен исключить дублирующие производства». У ЕЭК нет полномочий что-либо исключать из национальных программ и планов развития.

Да, координация промышленной политики желательна, такое направление интеграции закреплено во многих документах ЕАЭС, включая Договор о Евразийском экономическом союзе. И реализация этого направления будет осуществляться в том числе посредством Карты индустриализации ЕАЭС.

Пока что этот документ находится в стадии разработки, хотя его примерная структура и содержание уже определены, а целями данного инструмента реализации промышленной политики станут организация работы по импортозамещению, объединение национальных планов в этой сфере, разработка и реализация совместных проектов, создание межотраслевых связей производителей. При этом каждая страна по-прежнему будет руководствоваться своими интересами в области промышленной политики, исходя из имеющихся потребностей в развитии тех или иных производств.

Поэтому рассматривать проекты Карты индустриализации Казахстана в контексте их соответствия ориентирам промышленного развития ЕАЭС некорректно. Казахстан, как и любая другая страна союза, принимает решения в этой области на основе собственных планов и программ экономического развития.

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × 2 =