Таможенный союз ИзраильПо величине территории Израиль на сотом месте в мире, а его население составляет около 8 млн. человек. Однако совсем иная картина разворачивается, если принять во внимание экономические и технологические достижения этой страны. Например, Израиль имеет соглашения о свободной торговле с США, Канадой, ЕС и ЕАСТ (Европейской ассоциацией свободной торговли), а также с некоторыми странами Восточной Европы и Дальнего Востока, то есть является своего рода мостом между разными, в том числе самыми отдаленными, регионами. И судя по всему, останавливаться на достигнутом эта страна не собирается. В конце 2013 года на своей странице в социальной сети министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман сделал крайне интересное заявление. По утверждению руководителя внешнеполитического ведомства, в текущем году будет разработано и подписано соглашение о зоне беспошлинной торговли между Израилем и таможенной “тройкой” – Беларусью, Россией и Казахстаном. О том, какие бонусы и издержки подарит ТС и, в частности, нашей стране реализация этого сценария, попытался выяснить корреспондент БЕЛТА в беседе с белорусскими экспертами.

Когда в Интернете тиражируется информация о создании зоны свободной торговли (ЗСТ) и даже якобы возможном вступлении Израиля в Таможенный союз Беларуси, Казахстана и России (о чем с радостью поспешили сообщить многие мировые СМИ), сразу следует уточнить, о чем же в действительности идет речь. Из заявлений официальных лиц следует только то, что начинается исследование вопроса о создании ЗСТ между Таможенным союзом и Израилем. Пыл журналистов своевременно поспешил охладить министр Авигдор Либерман, отметивший, что в своем заявлении он не упоминал даже потенциальное присоединение к таможенной “тройке”, а говорил лишь о налаживании экономически выгодных торговых связей. “Израиль не намерен вступать в ТС, присоединяться к ТС – это неверная трактовка сказанного мною”, – подчеркнул глава израильского МИД.

Впрочем, создание ЗСТ может стать интересным ходом с экономической точки зрения, ведь очевидно, что Таможенный союз заинтересован в расширении своих границ и качественной диверсификации рынка. Немаловажную роль играет и политический аспект. Однако исходя из того, что политические маневры порой бывают непредсказуемыми, а решения – неожиданными, наиболее целесообразно остановиться на экономической стороне вопроса.

По словам директора Центра проблем европейской интеграции Юрия Шевцова, Израиль – страна, которая является внешней по отношению к бывшему СССР, и потенциальное заключение ЗСТ с Израилем – совершенно иной ракурс и аспект отношений, чем ведение торговли с государствами, входящими в СНГ. “Израиль и другие страны (Новая Зеландия, Вьетнам) стремятся к установлению ЗСТ с Таможенным союзом, иногда даже звучат разговоры об их вступлении в ТС. Израиль продвинулся на этом пути дальше остальных, поэтому он неожиданно стал пилотной страной в выстраивании отношений между ТС и другими государствами, не входившими ранее в состав СССР. В этом смысле Израиль нам очень интересен”, – считает эксперт.

Говоря об отношениях по линии Израиль – ТС, нельзя забывать о том, что приоритеты в белорусско-израильских отношениях давно определены. Беларусь заинтересована в получении от Израиля инвестиций в высокотехнологичный сектор и по самым различным производствам. Известно, что весьма велики инвестиционный потенциал рынков высоких технологий в Израиле и значение этого государства как возможного финансиста за рубежом. “Израилю предложена большая программа инвестиций в белорусское сельское хозяйство, и израильские компании, как показывают переговоры, смотрят на это позитивно. Поэтому у Беларуси с Израилем в отношениях приоритеты определены”, – отметил Юрий Шевцов.

Если с приоритетами в двусторонних отношениях все более-менее понятно, то чем же интересна нам зона свободной торговли и насколько велика вероятность того, что в будущем Израиль вслед за Арменией и Кыргызстаном пополнит ряды участников Таможенного союза?

Заведующий отделом Центра системного анализа и стратегических исследований Национальной академии наук Беларуси Андрей Заяц пояснил, что зона свободной торговли отличается от участия в таможенном союзе в первую очередь тем, что предметом ЗСТ является либерализация взаимной торговли между участниками ЗСТ собственными товарами и, возможно, услугами. Вступление в ТС предполагает гораздо более серьезные обязательства участников: в первую очередь – принятие единого таможенного тарифа, общее тарифное и нетарифное регулирование, некоторые другие аспекты. Соглашение о ЗСТ заключают для стимулирования взаимной торговли, а ТС предполагает дальнейшее как экономическое, так и политическое сближение государств-участников. Поэтому между двумя этими формами сотрудничества находится огромная дистанция.

“Зачем мы обсуждаем классические экономические категории – таможенный союз и зона свободной торговли? Лишь затем, чтобы зафиксировать, что о создании ЗСТ переговоры можно вести абсолютно любым государствам или их объединениям. Вопросы могут быть лишь в отдельных деталях. Считаю, что в долгосрочной перспективе все страны мира могли бы образовать глобальную ЗСТ. В отличие от политического вопроса о создании ТС, ЗСТ – чисто экономический вопрос. Даже такие разные по духу объединения, как ЕС и будущий Евразийский экономический союз, могут заключить соглашение о создании ЗСТ (о чем заявил президент России Владимир Путин 28 января 2014 года на саммите Россия – ЕС. – Прим. БЕЛТА)”, – сказал Андрей Заяц.

Теперь к вопросу о том, почему о вступлении Израиля в Таможенный союз Беларуси, Казахстана и России речь вести преждевременно. “Дело в том, что уровень таможенной защиты в ТС и у Израиля весьма отличается, даже если не брать пока во внимание массу вопросов нетарифного регулирования, которые требуют гармонизации и согласования при вступлении нового члена в ТС”, – продолжил эксперт. Например, уровень средневзвешенного ввозного тарифа у Израиля, по последним данным (ВТО), составлял 2,6%, в том числе по сельскохозяйственным тарифным позициям – 17%, по промышленным товарам – 2%. Тарифная защита внутреннего рынка у Израиля более чем 2 раза ниже, чем у стран ТС. Соответственно, согласовать единый таможенный тариф ТС в новом составе было бы очень непросто. “Потребовалось бы либо союзу (Евразийскому экономическому союзу. – Прим. БЕЛТА.) перейти к низкому ввозному тарифу Израиля, который характерен для государств с высоким экономическим развитием, либо Израилю ввести высокий уровень тарифной защиты своего рынка, что, вероятно, будет неприемлемо для последнего, так как вызовет эффект отклонения торговли из-за переориентации его торговых потоков”, – отметил Андрей Заяц.

Обсуждение же возможностей создания ЗСТ Израиля и ТС находится в технической плоскости. По объему экспорта из Израиля страны ТС вместе занимают седьмое место среди таможенных территорий, с которыми торгует эта страна. “Это говорит о высокой значимости стимулирования торговли с ТС. К тому же, более высокие, чем с ТС, объемы экспорта у Израиля в основном со странами и союзами, с которыми либерализация торговли уже произошла (ЕС, США). Перспектива заключения такого варианта регионального торгового соглашения представляется вполне реальной при условии проработки его деталей”, – считает Андрей Заяц. Он обратил внимание, что имеются значительные отличия в экономиках: Израиль по ВВП на душу населения в 2,5-5 раз превышает показатели членов ТС, а по размеру экономики среди стран ТС уступает лишь России. “Экономика Израиля конкурентоспособна и может выдерживать низкий уровень тарифной защиты отечественных производителей. Внешняя торговля Израиля весьма диверсифицирована и таким образом защищена от спадов на отдельных товарных рынках. Израиль достаточно давно имеет ЗСТ как с США, так и с ЕС, у которых между собой далеко не простые торгово-экономические отношения с массой взаимных торговых споров (по данным ВТО, у каждого в багаже уже около 300 торговых споров)”, – заметил собеседник.

При заключении соглашений о ЗСТ важным вопросом является установление правил определения страны происхождения товаров и перечня изъятий, то есть товаров, на которые будут сохраняться таможенные пошлины.

Взаимная торговля товарами Беларуси и Израиля весьма незначительна. Беларусь импортирует точные инструменты и аппараты, соки, а экспортирует в небольших количествах продукцию черной металлургии и сельского хозяйства. Пока во взаимной торговле очевиден лишь значительный нереализованный потенциал для сотрудничества наших стран.

Самый крупный из рынков стран ТС – рынок России, который является привлекательным для расширения торговли со стороны как Беларуси, так и Израиля. Наиболее крупными товарными группами, импортируемыми на этот рынок из Израиля, являются фармацевтическая продукция (в частности антибиотики), овощи и фрукты, электрические машины и оборудование. Причем Израиль, как правило, делает ставку на инновации. Ему удается сохранять лидирующие позиции и создавать новые технологии в целом ряде секторов, включая технологии водоснабжения и очистки, медицинское оборудование и фармацевтику, естественные науки. Особое внимание уделяется сельскому хозяйству. Сегодня эта ближневосточная страна не только полностью удовлетворяет собственные продовольственные потребности, но и является крупным экспортером сельскохозяйственной продукции в Европу. И это притом что до 10% всей продукции выращивается в пустыне. Израильские ученые активно занимаются разработкой новых видов сельхозкультур.

“Несмотря на то, что в структуре производства и экспорта Израиля преобладают несельскохозяйственные товары, экспорт товаров сельского хозяйства этой страны потенциально может составить серьезную конкуренцию для аналогичных товаров белорусского производства, в первую очередь на российском рынке. Речь идет о товарах растениеводства, которые в условиях Израиля можно производить с более низкими издержками и высокой урожайностью. Некоторые агропромышленные позиции даже могли бы попасть в перечень изъятий из режима свободной торговли, так как их приток на рынок ТС, вероятно, приведет к потерям производителей из стран “тройки”. Даже при существующем уровне таможенных пошлин Россия по импорту сельскохозяйственных товаров из Израиля находится на втором месте среди его внешнеторговых партнеров по этой товарной группе, – сказал эксперт. – Но я бы не стал торопиться драматизировать ситуацию. Возьмем, к примеру, такой товар, как картофель, который может быть поводом для обсуждения, потому что поставляется на рынок России как Израилем, так и Беларусью. Потребители белорусского и израильского картофеля на российском рынке, вероятно, никогда не встретят друг друга в силу не только различной географии проживания, но и разных социальных групп, к которым они относятся (цена килограмма картофеля из Беларуси в 3-4 раза дешевле поставляемого из Израиля)”.

В итоге, по мнению Андрея Зайца, создание ЗСТ между Израилем и ТС должно оцениваться всесторонне, принимая во внимание будущее изменение торговых потоков, потенциал для притока инвестиций и технологий, увеличение покупательной способности населения в связи со снижением тарифных барьеров и другие аспекты, такие как возможное влияние более тесных торговых связей на процесс вступления Беларуси в ВТО.

Развитие событий по сценарию “ТС – Израиль” обещает быть стремительным. Тем более что по поводу формирования исследовательской группы, которая займется проработкой вопроса о заключении договора о зоне свободной торговли с российской стороны, высказался вице-премьер России Аркадий Дворкович. Многие эксперты, подхватив это заявление, выразили мнение, что фактически это реализация пресловутой формулы “3+1”, которую в свое время предлагала Таможенному союзу Украина. Однако с Израилем форума “3+1” вряд ли будет работать так, как это могло бы быть с Украиной – страной СНГ, которая во всех отношениях своя, тем более что торговое взаимодействие с ней активно развивается на протяжении многих лет. По какому маршруту последуют ТС и Израиль, прояснится после работы исследовательской группы. Тогда же будут более конкретно определены плюсы и минусы от сотрудничества. В любом случае, потенциал здесь очевиден.

Татьяна Пастушенко

ИСТОЧНИК:   belta.by

См. также:

Германский бизнес разуверился в ЕС /АНАЛИТИКА/
The Washington Post: последствия закрытия воздушного пространства Россией
Александр Лукашенко подписал закон о ратификации договора о вступлении в Евразийский союз
Россия — нравственный лидер мира /АНАЛИТИКА/
Кенинг: банк БРИКС - первый шаг к дедолларизации мировой экономики
Особенности ЕАЭС как нового этапа развития евразийской интеграции
Псаки "забыла" о новых санкциях против РФ, о которых заявляла ранее
США "выстрелили себе в ногу", пытаясь разрушить экономику России
Марин Ле Пен: Незаконное правительство Украины должно ответить за военные преступления
Там было очень неприятно, тут будет очень больно