Биолаборатории на территории ЕАЭС, финансируемые извне, должны быть закрыты

 Сегодня стоят перед странами постсоветского пространства стоят биологические угрозы ввиду присутствия на территориях большинства из них биолабораторий, действующих под патронажем военного ведомства США.

Сегодня ключевым международным документом, обеспечивающим нераспространение биологических угроз, является Конвенция ООН «О запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении». Однако, как отметили участники организованной Центром экспертных инициатив «Ой Ордо» международной конференции: «Роль Киргизии в предотвращении производства и распространения биологического оружия в контексте ситуации на постсоветском пространстве», ее соблюдение отдельными странами осуществляется лишь формально, т. е. большинство стран мира остаются уязвимыми с точки зрения обеспечения биобезопасности.

«В июне текущего года Центр экспертных инициатив «Ой Ордо» совместно с общественными организациями стран Евразийского экономического союза провел форум, где выдвинул «Бишкекскую инициативу по запрету внеблоковых биолабораторий в странах ЕАЭС». По его итогам была принята резолюция, поддержанная многими общественными организациями Армении, Беларуси, Казахстана, Киргизии и России. Отчасти это связано с тем, что многие эксперты пандемию коронавируса, например, связывают именно с деятельностью американских биолабораторий», – отметил директор ЦЭИ «Ой Ордо» Игорь Шестаков.

Он обратил внимание, что в странах, где расположены такие лаборатории, наблюдаются постоянные вспышки опасных вирусных инфекций. Одним из  представляющих наибольшую угрозу для стран СНГ эксперт назвал Национальный центр общественного здравоохранения им. Лугара в Грузии, который при поддержке США стал региональным хабом по исследованию наиболее опасных вирусов и патогенов: «При этом грузинские власти не контролируют эти процессы, поскольку  доступ местных властей к объектам Пентагона, расположенным на территориях стран постсоветского пространства, строго регламентируется соглашениями, исключающими возможность инспекций местными госструктурами данных лабораторий».

Как отметила председатель ОФ «Green Energy» Анара Султангазиева, современная международная договорно-правовая база в целом способствует обеспечению режима нераспространения ядерного, химического, биологического оружия. «Вместе с тем основными угрозами в этой сфере в настоящее время являются участившиеся попытки отдельных стран приобрести такое оружие, а также скрытное осуществление деятельности по совершенствованию и созданию новых видов биологического и токсинного оружия под прикрытием научных исследований», — обратила внимание спикер.

Говоря о биолабораториях, размещенных в постсоветских странах и потенциальных угрозах, которые они несут, она напомнила, что сеть таких объектов имеется на территории Грузии, Украины, Армении, Молдавии, Азербайджана, Узбекистана, Таджикистана и Казахстана. «Киргизия в свое время под нажимом общественности избежала участи строительства биолаборатории на своей территории», — подчеркнула эксперт.

В контексте угроз, исходящих от биолабораторий Пентагона, спикер упомянула   пандемию коронавируса, в связи с чем предложила разработать и принять экологическую доктрину КР, как основополагающий документ, где будут четко обозначены меры по ядерной, химической и биологической безопасности страны. В этой связи А. Султангазиева напомнила, что в апреле этого года в рамках 23-го заседания межправительственной киргизско-российской комиссии стороны обсудили перспективы сотрудничества в области здравоохранения. В частности, участники диалога обменялись мнениями о создании на территории Киргизии при поддержке России биологической лаборатории BSL-3.

«Киргизская сторона тогда высказалась против данного проекта, но я считаю необходимым изучение опасных штаммов и разработок вакцин против них. Этим должны заниматься наши отечественные ученые совместно с учеными союзных государств. Поэтому я категорически против биолабораторий Пентагона. Как стало известно, на Украине, например, в них изучают генетический код местного населения. Полагаю, аналогичные объекты, находящиеся на территории других постсоветских, в том числе центральноазиатских, стран, имеют схожие цели, что наталкивает на  мрачные мысли о том, что их задачи – это уничтожение целых народов», — поделилась мнением спикер.

Она напомнила еще об одной прошедшей в 2022 году в Киргизии встрече, где обсуждались проблемы бактериологического и токсинного оружия, организованной Министерством экономики и коммерции КР при поддержке Управления ООН по вопросам разоружения в Женеве/КБТО и Программного офиса ОБСЕ в Бишкеке. «По информации министерства, во время этой встречи были получены рекомендации экспертов по разработке и внедрению всеобъемлющего национального подхода к биологической безопасности и защищенности. Также была дана оценка законопроекту «О биологической безопасности КР». На мой взгляд, это исключительно декларативный закон, который не решает действительно актуальные на сегодняшний день вопросы», — добавила А. Султангазиева.

В свою очередь, Жылдыз Дуйшеева, завсектором экспортного контроля управления торговой политики Министерства экономики и коммерции КР, которое является уполномоченным органом КБТО в части контроля торговли патогенами и токсинами, считает, что данный законопроект соответствует всем параметрам и должен быть принят.

«Данный законопроект был разработан в прошлом году Минэконом совместно с Минздравом КР. В декабре 2021 года наша рабочая группа обсудила его с офисом КБТО в Женеве, где были получены необходимые рекомендации, которые позже вошли в окончательный проект закона. Отмечу, что в соответствии с требованиями КБТО, нашим ведомством был разработан список, согласно которому осуществляется экспорт, импорт, реэкспорт и транзит патогенов, токсинов, возбудителей заболеваний у растений, животных и людей. Часть вопросов находится в ведении министерства природных ресурсов и экологии, часть – у Минздрава, но этого недостаточно, необходим более глубокий контроль со стороны государства, а для этого необходим закон «О биобезопасности КР», его отсутствие является на сегодня нашей ключевой проблемой», — отметила Дуйшеева.

Представление данного законопроекта будет одной из основных целей делегации Киргизии на девятой обзорной конференции по КБТО, которая пройдет в Женеве в конце ноября, сообщил директор департамента международных организаций МИД КР Данияр Мукашев. «Чтобы правильно вести работу в области биобезопасности, необходим должный национальный контроль, поскольку только имея четкое законодательство и гармонизированные механизмы внутри страны мы можем выходить в проекции на какие-то региональные и субрегиональные конструкции в области биологической безопасности. А эмоциональные призывы сотрудничать с одними и считать врагами другие страны могут привести к ошибкам», — пояснил дипломат.

Он подчеркнул, что биобезопасность – это очень важная сфера: «современные мировые тренды показывают, что уже не железное оружие, а такие вот биологические субстанции могут нарушить нормальный ритм жизни всего человечества». При этом Д. Мукашев обратил внимание, что КБТО – это несовершенный инструмент. Конвенция важна и является ориентиром в сфере биобезопасности, но у нее есть изъяны, которые создают много преград и проблем, одной из которых является отсутствие механизма верификации: «КБТО необходимо развивать и институализировать».

Поддержал эту мысль в своем выступлении эксперт по вопросам радиационной, химической и биологической защиты Центра по проблемам нераспространения и экспортного контроля Марат Садыков: «Конвенция существует уже 50 лет, но она так и не стала эффективным рабочим инструментом. Поэтому я считаю, что наша делегация должна поднять на предстоящей конференции вопрос о создании технического секретариата КБТО, который будет имплементировать нормы и положения, прописанные в документе».

Инициировать на предстоящей конференции в Женеве поправки в КБТО предложил делегатам и эксперт по международным отношениям Байкадам Курамаев: «В 5-м разделе Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия прописано, что страна, которая намерена открыть биолабораторию на своей территории, обязана провести консультации с соседними государствами. Однако ответственность за несоблюдение этой нормы в документе не прописана. Поэтому я думаю, что киргизская сторона могла бы инициировать внесение соответствующих поправок, чтобы в случае открытия подобных объектов давались гарантии, что их деятельность не будет угрожать соседям».

В свою очередь, экс-вице-премьер-министр КР, общественный деятель Эльмира Ибраимова напомнила, что в 2004 году Советом Безопасности ООН была принята резолюция за номером 1540, которая обязует все страны принять законы, направленные на принятие мер по недопущению распространения оружия массового поражения, в том числе и биологического, а также обеспечить их соблюдение.

«Другой вопрос, что не все страны это сделали. В этой связи я предлагаю включить в рекомендации сегодняшней конференции пункт о закрытии на территории ЕАЭС биолабораторий, финансируемых внеблоковыми странами. А нашей делегации, принимая во внимание возникшие в связи с коронавирусом угрозы жизни и здоровью населения, а также ухудшение социально-экономического положения, я бы предложила обратиться в ООН с инициативой провести расследование о причинах возникновения коронавирусной инфекции с последующим принятием решения о возмещении ущерба пострадавшим от нее странам», — озвучила свои рекомендации Э. Ибраимова.

Источник