COVID-19 испытал дееспособность евразийской интеграции

Двухлетний период, в течение которого имела место максимальная экспансия пандемии коронавируса в ЕАЭС-регионе – 2020-2021 годы, оказал серьезное влияние на социально-экономическую ситуацию во всех странах – участницах Союза.

По имеющимся оценкам, фактический спад общесоюзного ВВП (в ценах 2020 г.) с учетом внешнеторговых противопандемических ограничений составил как минимум 6% за 2020 – первое полугодие 2021 г. За счет мер поддержки экономики и социальной сферы в 2020-2021 гг. – почти исключительно государственной (а не межгосударственной) – национальные ВВП «отыграли» к началу 2022 г. от 40 до 50% объема падения этого показателя. Однако «отыгрыши» вполне могли быть более высокими, если бы уровень противопандемической господдержки экономики и социальной сферы, включая здравоохранение, оказался выше. И все же сделано было немало.

Существенный, можно сказать первичный, импульс в этой сфере оказали решения ЕЭК в 2020 – первом полугодии 2021 г. Во-первых, о временном обнулении пошлин на импорт из стран вне ЕАЭС почти всего ассортимента противоковидных средств, сырья для их производства и многих видов медицинского оборудования. Во-вторых, об ограничении экспорта и/или запрете на экспорт из ЕАЭС-региона продуктов первой необходимости. В сочетании с временным обнулением импортных пошлин на те же товары (картофель, лук, чеснок, капуста, морковь, перец, рожь, рис, гречка, соки, продукты для детского питания, ряд других товаров).

А в дополнение к таким мерам уже к концу весны 2020-го стало всё активнее развиваться взаимодействие стран Союза, в том числе стимулируемое ЕЭК, в проведении и ускоренном внедрении результатов НИОКР в сфере медицины и в целом – здравоохранения. Пожалуй, стержень данного сотрудничества в настоящее время – это реализуемый с весны 2020-го комплексный план совместных действий Роспотребнадзора и профильных органов стран-членов ЕАЭС по борьбе с распространением коронавирусной инфекции» (ПСД). Причем этот план не ограничен по срокам.

В реализации данного плана участвует, например, Ассоциация фармпроизводителей ЕАЭС (создана в 2012 г.). Станислав Наумов, руководитель этой структуры, уточняет, что «в нашем названии слово «Евразийская» не случайное: мы выступаем центром экспертизы по формированию единого фармацевтического рынка ЕАЭС».

По мере реализации этого плана, по оценкам профильных ведомств стран Союза, к концу 2021 г. самообеспеченность ЕАЭС-региона по сырью для производства противоковидных средств и смежных изделий медицинского назначения превысила 50%, по текстильному ассортименту (маски, перчатки, больничные бельевые изделия, медтрикотаж, медобувь и т. п.) – около 60%, по большинству видов специализированного антиковидного медоборудования превысила 30%. В первом квартале 2020 г. данные показатели были куда скромнее.

При этом решающую роль в такой тенденции сыграла оперативная, притом комплексная помощь со стороны России всем другим странам – членам ЕАЭС. Во-первых, в оперативном восполнении дефицита упомянутых видов продукции медицинского назначения, а во-вторых, в налаживании производства той же продукции на базе национальных и/или совместных с РФ разработок.

К примеру, российские антиковидные вакцины («КовиВак», «ЭпиВакКорона», «Спутник V», «Спутник Лайт»), по признанию глав государств и правительств стран-партнеров России по Союзу, – максимально эффективные. Потому они были и остаются значимым фактором успешного противодействия пандемии коронавируса и смежных заболеваний. Соответственно, производство российских антиковид-вакцин уже отлажено в Белоруссии и Казахстане.

В то же время в странах Союза проявляется тенденция к разработке и внедрению собственных антиковидных вакцин, хотя и с учетом российской практики в этой сфере. Так, по данным белорусских источников (ноябрь 2021 – январь 2022 г.), белорусская антиковид-вакцина, разработанная в 2021-м не на основе, но с учетом российских разработок, уже прошла основные испытания. Она ко второму полугодию, после некоторых модификаций, будет внедрена в серийное производство в объединениях «Белмедпрепараты» и «БелВитунифарм». А первые её партии уже поступают в некоторые медучреждения страны (окончательного официального названия этой вакцины пока нет). Проект реализуется под эгидой Научного центра эпидемиологии и микробиологии и Института биофизики и клеточной инженерии НАН Беларуси.

В настоящее время в стране используются почти исключительно российские антиковидные вакцины (АКВ). Они поступают не только из РФ, но и с упомянутых белорусских объединений, где производство большинства российских АКВ налажено в истекшем году.

В Казахстане в 2021-м была самостоятельно разработана вакцина QazVac. По ряду данных, ее долю в совокупном использовании антиковид-вакцин в стране ко второму полугодию 2022 г. планируется довести минимум до 15%. А на Карагандинском химическом комплексе в 2021 г. налажено производство российской вакцины «Спутник V»; в республику ввозятся из РФ и эта, и уже в большем объеме другие российские вакцины. Используются также АКВ Западной Европы, Китая и ОАЭ. По данным профильного портала Coronavirus2020. Kz (2022 г.), в стране разрабатываются ещё четыре варианта АКВ – в основном на базе национальных профильных центров.

Что касается Кыргызстана, в ноябре 2021 г. российское правительство выделило $1,2 млн на приобретение/поставку в качестве новой партии гуманитарной медпомощи этой стране до 200 тыс. доз «Спутник Лайт»: поставки оперативно осуществлены до конца 2021-го. В стране, по данным национального Минздрава, используются также вакцины США, Западной Европы, Китая и Казахстана. Доля российских вакцин в общем использовании АКВ в стране оценивается к настоящему времени примерно в 40%.

В Армении активно используется «Спутник V». В сентябре 2021 г. в Ереване началось производство вакцины «Спутник Лайт» – по совместному проекту Российского фонда прямых инвестиций и национальной фармацевтической компании Liqvor Pharmaceuticals. По ряду оценок, этот продукт вскоре займёт не меньше трети объема АКВ-рынка в стране. Используются в Армении также антиковидные вакцины ещё пяти стран.

Отражением сотрудничества в этой сфере является и тот факт, что с января текущего года все новые медицинские препараты/изделия, обращающиеся на ЕАЭС-рынке, регистрируются сугубо по стандартам Союза.

Немаловажно и то, что в настоящее время в рамках ЕАЭС дорабатываются балансы спроса-предложения практически по всей цепочке продукции антипандемического назначения, то есть по сырью, промежуточным и готовым изделиям. Также проработаны балансы по профильному медоборудованию.

Развивается сотрудничество также в подготовке и переподготовке медицинского персонала, работающего в сегменте противодействия вирусным инфекциям и их профилактике. Такое сотрудничество – тоже составная часть упомянутого противопандемического плана совместных действий стран Союза. Характерно в этой связи, что, по данным Роспотребнадзора, страны-партнеры России по ПСД, подчёркивая особую важность совместной борьбы с COVID-19, дают высокую оценку и выражают благодарность Российской Федерации.

По имеющимся оценкам, доля новых медицинских кадров в антиковидном сегменте других стран ЕАЭС, в рамках упомянутых мероприятий с российским участием к середине первого квартала 2022 г. превысила 25%.

Словом, в борьбе с коронавирусом страны ЕАЭС опираются не только на собственные антиковидные разработки. Но очевидно, что реальные масштабы эпидемии и её последствий требуют более комплексного взаимодействия всех стран Союза в медицинской промышленности и в целом – здравоохранении. Опыт борьбы с ковидом учит, что к опасности лучше быть готовым заблаговременно.

Источник

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

шесть − пять =