Евросоюз начинает терять рынки стран Евразийского союза

Санкционная война разрушила надежды на интеграцию между Европейским союзом и Евразийским экономическим союзом. Охлаждение отношений происходит вопреки экономическим интересам двух сторон, которые диктуют развитие сотрудничества. Однако время не ждет, и ЕАЭС все больше разворачивается на Восток. В 2016 г. впервые торговля ЕАЭС с Востоком превысила торговлю с Западом. Владимир Перебоев, руководитель направления Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития, в интервью «Евразия.Эксперт» указывает на продолжение этой тенденции и в нынешнем году. При этом страны ЕАЭС не отказываются от сотрудничества с Евросоюзом. Существуют серьезные аналитические наработки по экономическому сближению.

Однако сегодня очевиден дефицит эффективно и системно работающих диалоговых площадок для активизации взаимодействия между ЕС и ЕАЭС. Будь то на уровне их наднациональных органов, делового или экспертного сообществ. Тем не менее, на текущий момент ЕАЭС является третьим по величине торговым партнером Евросоюза, что предопределяет необходимость и важность продолжения сотрудничества.

— Владимир Сергеевич, в ЕАБР действует проект по оценке перспектив экономического сотрудничества стран ЕАЭС с Европейским союзом. Какие задачи стоят в рамках этого проекта?

— Проект «Вызовы и возможности экономической интеграции в рамках европейского и евразийского пространств» реализуется с 2014 г. совместными усилиями Международного института прикладного системного анализа (IIASA, Австрия) и Евразийского банка развития (ЕАБР) в лице Центра интеграционных исследований (ЦИИ), в сотрудничестве с Евразийской экономической комиссией (ЕЭК). Проект направлен на выработку рекомендаций по формированию перспективной переговорной повестки ЕАЭС и ЕС для активизации их сотрудничества с «долгосрочным прицелом» на заключение межсоюзного соглашения о торгово-экономическом партнерстве.

Кроме того, в рамках проекта действует дискуссионная площадка, на базе которой с 2014 г. представители Европейской комиссии и ЕЭК, политических, деловых и научных кругов стран обоих союзов могут обменяться своими мнениями по различным вопросам и прийти к компромиссной, устраивающей всех позиции. Эта независимая площадка в Европе будет поддерживаться и далее, показав свою эффективность. В частности, предложения, сформулированные участниками прошедших за три года семи круглых столов высокого уровня, были положены в основу опубликованного в 2016 г. совместного доклада «Европейский союз и Евразийский экономический союз: долгосрочный диалог и перспективы соглашения».

С 2017 г. в рамках этого проекта начинается этап реализации ряда прикладных исследований, призванных заложить «железобетонный» аналитический фундамент под будущие переговоры двух союзов. Мы ожидаем, что именно к середине 2020-х гг. могут созреть необходимые условия и предпосылки для старта официальных переговоров между ЕС и ЕАЭС, которые хотя и не обещают быть легкими, но по-прежнему в интересах обоих союзов и их государств-членов.

— По каким вопросам ЕАЭС и ЕС могли бы начать переговоры в первую очередь?

— Для начала необходимо подчеркнуть, что страны ЕАЭС не заинтересованы в «классической» зоне свободной торговли с ЕС. Конечно, ряд оценок европейских и российских экспертов свидетельствует о наличии положительных эффектов от создания ЗСТ. Среди них – увеличение экспорта из России в ЕС на 30%, рост реальных доходов в РФ на 3,1% и кумулятивный прирост российского ВВП до 2% в долгосрочной перспективе, а также рост экспорта из ЕС в ЕАЭС на 60%. Но есть ряд оговорок. Например, из оценок немецкого Института экономических исследований (ifo) следует, что режим свободной торговли товарами приведет к потерям в автомобилестроении и сельском хозяйстве стран ЕАЭС, в то время как в ЕС эти отрасли получат наибольший выигрыш.

Нельзя забывать и о том, что страны ЕАЭС экспортируют в Европу преимущественно сырье, энергоносители, черные и цветные металлы, зерно, удобрения, а импортируют в основном продукцию машиностроения и потребительские товары. Все это, в числе прочего, создает запрос на асимметричное решение, когда за частичное открытие своего рынка ЕАЭС получит сопоставимые дополнительные преимущества со стороны европейского рынка.

При этом важно предусмотреть тщательно выверенный перечень изъятий и ограничений по чувствительным для нас позициям межсоюзного соглашения с длительными переходными периодами для минимизации ущерба рынкам ЕАЭС.

Концептуально соглашение между ЕС и ЕАЭС целесообразно структурировать в формате всеобъемлющего интеграционного соглашения. Оно могло бы охватывать множество сфер взаимодействия – от торговли товарами и услугами до свободы передвижения капитала и трудовых ресурсов, безвизового режима, развития трансграничной и транзитной инфраструктуры, институциональной конвергенции, защиты прав интеллектуальной собственности и других вопросов нормативного регулирования.

При структурировании соглашения странам ЕАЭС было бы полезно учесть опыт ЕС по заключению торгово-экономического соглашения с Канадой (CETA), как и опыт пока не состоявшихся ТТИП и ТТП. Но важно понимать, что в мировой практике еще не было прецедентов заключения соглашений между интеграционными объединениями, что повышает сложность задачи и ответственность сторон потенциального соглашения.

— Когда Россия и ЕС активно обсуждали концепцию общего экономического пространства от Лиссабона до Владивостока, их отношения еще не были в таком упадке как сегодня. Как удается работать над проектом в условиях санкций и кризисного состояния отношений между Россией и ЕС?

— В экономическом измерении взаимодействия стран Европейского и Евразийского союзов появляются определенные проблески. Все больше крупных европейских компаний и бизнес-ассоциаций выступает за скорейшее восстановление и развитие конструктивных отношений между ЕС и Россией, за установление прямого диалога с ЕАЭС на уровне Европейской и Евразийской экономической комиссий. Мы видим и такие инициативы европейского бизнеса, как «Восточный форум» в Берлине, «Евразийский форум» в Вероне, бизнес-форум «ЕАЭС – Греция», ряд других подобных инициатив.

В пользу активизации торгово-экономического сотрудничества между ЕС и ЕАЭС высказывались в разные годы главы внешнеполитических ведомств Италии, Австрии, Германии, канцлер ФРГ Ангела Меркель, представители власти других европейских стран, экс-председатель Еврокомиссии Романо Проди и бывший еврокомиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Штефан Фюле. В дополнение к этому, в ноябре 2016 г. глава Еврокомиссии Жан Клод Юнкер в одном из своих интервью выразил заинтересованность в установлении диалога с Россией «на равных» и в таком соглашении с РФ, которое выходило бы за обычные рамки, принимая во внимание, что без России нет архитектуры безопасности в Европе.

Другое дело, что пока не видно реальных шагов Еврокомиссии в установлении официального диалога с Евразийской экономической комиссией, несмотря на неоднократные попытки «растопить лед», предпринятые как со стороны ЕЭК, так и со стороны лидеров стран ЕАЭС.

Пока европейские партнеры предпочитают вести дела со странами ЕАЭС на двусторонней основе, игнорируя интересы и позицию Евразийского союза, органов Союза. В такой ситуации, обсуждаемый нами проект, реализуемый австрийским институтом IIASA и ЕАБР в сотрудничестве с ЕЭК, становится важной и одной из наиболее эффективных площадок, на которой представители наднациональных органов двух союзов осуществляют контакты хотя бы на неофициальном уровне. Тем более характер этого проекта – преимущественно научный, а у науки чаще всего есть возможность работать даже там, где политика бессильна. Поэтому очень важно, чтобы эта площадка сохраняла и наращивала свою востребованность.

Читать далее

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × 5 =