Иран и ЕАЭС: «разведка боем» в Армении

e5a574bc1145932c66b26d03bbe16a0eВопрос армяно-иранского сотрудничества при нынешних реалиях был затронут в ходе недавнего визита министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа в Ереван. Речь идет о новых перспективах взаимодействия в условиях членства Армении в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Иранская сторона убеждена, что между Ереваном и Тегераном открываются новые горизонты (правда, не уточняет, какие именно) сотрудничества. 

Именно обсуждению указанной темы, как считают иранисты, был посвящен визит главы внешнеполитического ведомства соседней ИРИ в Армению. Имея в регионе Южного Кавказа стратегические интересы, Иран изучает новые реалии, нащупывает почву, делает неконкретные публичные заявления в положительном тоне, но не желает торопиться с выводами, считают большинство иранистов. Визит Зарифа в этом плане трактуется известной фразой – «разведка боем».

Хорошие перспективы

Двухдневный визит министра иностранных дел Ирана завершился совместной с главой МИД Армении пресс-конференцией в Ереване, в ходе которой были подведены итоги двусторонних переговоров. Иранский министр исключительно в положительном ключе отозвался о вступлении Армении в ЕАЭС.

«Вступление Армении в Евразийский экономический союз открывает хорошие перспективы для торгово-экономического сотрудничества», – заявил Мохаммад Джавад Зариф.

Несмотря на наложенные Западом на Тегеран санкции, положительная история экономического сотрудничества между Ираном и Россией существует, о чем и напомнил глава МИД Исламской Республики.

Мохаммад Джавад Зариф в аэропорту Еревана. Фото: analitikaua.net

Иран рассматривает также вопрос распространения положительного опыта на другие сферы. В этом контексте вступление Армении в ЕАЭС рассматривается Тегераном как хороший потенциал. «Членство Армении в Евразийском экономическом союзе создает хорошие возможности», – подчеркнул на пресс-конференции Джавад Зариф.

Эксперты: самым мощным препятствием на пути реализации ирано-армянских проектов являются наложенные на Тегеран санкции

Министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян, в свою очередь, дал понять, что Ереван пока осматривается «на просторах» ЕАЭС. «Мы только присоединились к Евразийскому экономическому союзу и пока изучаем существующие возможности, чтобы кооперация в рамках организации положительно отразилась на наших отношениях не только с входящими в союз государствами, но и с нашими соседями», – подчеркнул Налбандян.

Он добавил, что у Армении сложились традиционно эффективные экономические связи с Ираном и Грузией. Последние, с учетом закрытости границ Армении с Азербайджаном и Турцией из-за нагорно-карабахского конфликта, по сути, являются для республики транзитными путями к внешним рынкам.

В рамках пресс-конференции стороны также затронули вопросы энергетического сотрудничества — в частности, планы по строительству мощной ГЭС на реке Аракс и прокладке третьей линии электропередачи из Армении в Иран (в рамках программы: газ в обмен на электроэнергию).

Министры не обошли вниманием и проект по строительству железной дороги Иран – Армения, который уже долго обсуждается между сторонами. Реализация амбициозного проекта пока буксует из-за отсутствия явной экономической заинтересованности у инвесторов.

В целом, по мнению экспертов, самым мощным препятствием на пути осуществления указанных проектов являются наложенные на Иран санкции, резко сужающие рамки любых вариантов его финансовой и экономической кооперации с внешним миром.

Исторически так сложилась

Армяно-иранские связи уходят корнями далеко в историю. Они периодически прерывались на определенных исторических периодах — например, после того как Армения вошла в состав Российской империи в начале XIX века или стала республикой Советского Союза. После советизации Армения сохранила контакты с Ираном лишь на «диаспоральном уровне». В Иране еще со времен Шах-Аббаса существовала крупная армянская диаспора, которая не прерывала связи с родиной.

В Иране еще со времен Шах-Аббаса существовала крупная армянская диаспора

Адекватное ментальное взаимовосприятие Армении и Ирана, по сути представляющих разные цивилизационные кластеры, также не стоит сбрасывать со счетов. Духовности и ментальному, порой не объяснимому простой логикой восприятию на Востоке уделяют особое внимание, ибо «Восток — дело тонкое».

Армении из-за ее специфического географического положения на «линии соприкосновения» цивилизаций и при этом с расширенной географией дисперсных общин — как на Западе, так и на Востоке — приходилось адаптироваться и вырабатывать методы сожительства с соседями.

На переговорах в Армении основной акцент был сделан на ситуации, сложившейся после вступления Еревана в ЕАЭС

Иранист Гарник Асатрян считает, что Армения и армяне занимают заметное место в иранской национальной идее.

«Армения в умах иранских патриотов всегда выступала как страна, опутанная неким ореолом «арийской» древности, а армяне, как это ни парадоксально, – как носители традиционной исторической ценностной системы домусульманского Ирана. В любом случае, знаковое отношение иранцев к армянам и vice versa – нечто большее, чем результат адекватной оценки и понимания действительно серьезной роли другой стороны в геостратегической перспективе собственного народа и государства», – отмечает специалист.

В современной же Армении образ Ирана, как отмечают эксперты, максимально «прагматизирован». Сотрудничество двух стран базируется на сопоставимых стратегических интересах. Иран как региональная держава не заинтересован в укреплении Азербайджана и Турции. Тегеран также резко выступает против любого проникновения НАТО в регион.

Ереван в этих вопросах солидарен с Ираном, хотя и не противится интересам Запада, но свою роль играет конфликт с Азербайджаном и Турцией, являющейся одним из членов Североатлантического альянса.

Встреча Мохаммада Джавада Зарифа с премьер-министром Армении. Фото: analitikaua.net

В настоящее время политический диалог между соседними государствами ведется на самом высоком уровне. Их министры иностранных дел, президенты и другие представители правительства периодически обмениваются визитами.

Иран не будет спешить

Визит главы МИД Ирана в Ереван специалисты в основном рассматривают в контексте заинтересованности Тегерана новыми реалиями в регионе после вступления Армении в евразийское объединение.

«Зариф впервые посетил Армению после ее вступления в ЕАЭС. С другой стороны, знаковым является то, что визит состоялся в условиях резкого повышения напряжения в зоне карабахского конфликта и на армяно-азербайджанской границе», – отмечает иранист Армен Исраелян.

Армен Исраелян. Фото: analitikaua.net

На переговорах в Армении основной акцент был сделан на ситуации, сложившейся после вступления Еревана в ЕАЭС, ибо в других вопросах армяно-иранской повестки – экономике, торговле и даже карабахском конфликте – нет реальных изменений, считают эксперты.

«Иран, скорее всего, будет выжидать, чтобы понять до конца, что представляет с собой Евразийский союз» — Гоар Искандарян

Вступление Армении в ЕАЭС, поясняет иранист Мгер Багдасарян, расширяет возможности армяно-иранского сотрудничества. «В экономическом плане Иран заинтересован углублением кооперации с Евразийским союзом. У Армении, в отличие от других стран-членов Евразийского союза, есть непосредственная сухопутная граница с Ираном, что открывает возможности для Еревана», – подчеркнул он.

Аналогичного мнения придерживается иранист Гоар Искандарян. Но, по ее мнению, Иран хоть и заинтересован новыми реалиями в регионе и имеет определенные ожидания, на поспешные шаги не пойдет.

Гоар Искандарян. Фото: sobesednik.gdesigngroup.org

«Между Ираном и Арменией существуют разные согласованные проекты, которые еще не реализованы. В этом плане иранская сторона, скорее всего, будет выжидать, чтобы понять до конца, что представляет с собой Евразийский союз. Честно говоря, даже у самой Армении пока нет четкого представления о своих функциях в ЕАЭС. После уточнения всех этих вопросов можно будет принять решение — предпринимать что-то в этом регионе или нет», – заключила Искандарян.

ИСТОЧНИК: kavpolit

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемнадцать − один =