Казахстан-2022: итоги и векторы «перезагрузки»

Минувший 2022 год для Казахстана был переломным!
Он ознаменовался кульминацией транзита власти, давно ожидаемого, поэтапного и обещавшего стать «эталоном цивилизованности» на постсоветском пространстве. Увы, без крови не обошлось…

Но трагические события января 2022 года послужили катализатором «перезагрузки» и политической системы государства, и казахстанского общества. Ключевые события, уже состоявшиеся в рамках процесса, дают понимание векторов дальнейшего развития республики, а также актуальных вызовов на этом пути.

Кантар – начало Нового Казахстана

С недавних пор в Казахстане слово «Кантар» (январь) – не только название месяца, но и концентрированное отражение трагедии, потрясшей страну в первые дни 2022 года.

Хронология событий известна. Напомню суть: поводом для массовых протестов, охвативших 5 января крупнейший город Казахстана Алматы, а также ряд областных центров, стала непопулярная мера правительства в сфере тарифов. Но очень стремительно якобы мирные и спонтанные шествия переросли в вооруженное противостояние с силовиками с захватами административных зданий, актами насилия и мародерства.

Избежать критического распространения хаоса удалось благодаря решению президента Касым-Жомарта Токаева о срочном вводе в страну миротворческих сил ОДКБ, которые оперативно взяли под контроль важные объекты инфраструктуры в охваченных беспорядками регионах.

В те дни в ответ на призывы доморощенных «либералов» и их кураторов к мирным переговорам с «протестующими» глава республики жестко заявил: правоохранительным органам и армии дан приказ открывать огонь на поражение для подавления «бандитов и террористов». Уже 7 января массовые беспорядки были купированы, начались зачистки и аресты «причастных». В их числе оказались и политические тяжеловесы, обвиняемые в госизмене.

Попытка государственного переворота, а именно так классифицировал январские события К-Ж. Токаев, была пресечена, но лишь сейчас их подробности открываются широкой аудитории.

Так, сенсацией стал выход в свет книги российского публициста Леонида Млечина «Трагический январь. Президент Токаев и извлечение уроков», презентация которой состоялась 21 декабря в посольстве Казахстана в Москве. Посол РК в России Ермек Кошербаев назвал этот труд «первым полноценным исследованием» январских событий, основанным на фактах, которые ранее не были известны общественности.

Наиболее резонансные сюжеты книги – записанные «из первых уст» откровения К-Ж. Токаева. О том, в частности, что в результате госпереворота Нурсултан Назарбаев должен был вернуться на президентский пост, а Кариму Масимову прочили кресло премьера с неограниченными полномочиями. В качестве модели государственного управления после «реинкарнации» рассматривались варианты провозглашения института Елбасы высшим органом власти и даже установления монархии.

При этом действующего президента организаторы госпереворота «выдавливали» из страны еще до «горячей фазы»: с момента, когда в республике фактически установилось двоевластие, важные распоряжения Токаева тихо саботировались, a чиновники, выходя из его кабинета, бежали на совет к Назарбаеву.

«Он (Токаев. – Ред.) рассказывал мне, что в решающий момент ему сказали: ситуация настолько опасная, что сейчас главное – спасти вашу жизнь. Спецсамолет заправлен, личная охрана с вами… В самолете находится груз – 25 млн долларов США, так сказать на ближайшие расходы. Куда хотите лететь?» – пишет Л. Млечин.

Токаев не улетел. Проявив решимость и хладнокровие, он принял вызов и одержал победу. Но победу тактическую, поскольку очевидно: Кантар – ключевое событие минувшего года – лишь начало нового этапа развития страны.

Каким он будет?

Электоральная мобилизация

Пока однозначного ответа на этот вопрос нет. Есть лишь планы, стратегии.

Глава Казахстана неоднократно подчеркивал: к трагедии привели девальвация идеи справедливости, взаимное отчуждение государства и общества. Ведь на мирные демонстрации вышли люди, десятилетиями страдавшие от системных социально-экономических проблем, недовольством которых воспользовались преступные элементы.

Поэтому задача стояла – искоренить причины зла: избавиться от неофеодального наследия Назарбаева, развращенного вседозволенностью и безнаказанностью национального олигархата, подкрепленного семейными, родовыми, клановыми узами.

Провозглашая программу построения Нового Казахстана (Второй Республики), конечная цель которой – создание общества социальной справедливости, глава Казахстана прекрасно понимал: его инициативы, мягко говоря, «входят в контрадикцию» с интересами очень влиятельных особ, «приближенных к императору» и обладающих серьезным ресурсом сопротивления.

«Президент рассказывал мне, как один очень близкий ему человек заметил: «Вы стали президентом 19 марта (2019 года. – Ред.). А 20-го Вы уже превратились в главного врага семьи Елбасы. И, возможно, его самого»», – пишет Л. Млечин.

Имея четкое представление о том, с каким «контингентом» предстоит иметь дело, Токаев действовал без резких движений, следуя букве закона и опираясь на волеизъявление народа – за минувший год республика прошла через две крупные электоральные компании. Обе они – взаимосвязанные доминанты политического сезона-2022.

5 июня в Казахстане состоялся общенациональный референдум по внесению поправок в Конституцию, необходимых для формирования новой модели отношений между властью и обществом. Голосование прошло под слоганом Второй Республики: справедливость во всем! При явке в 68,05% казахстанцы подавляющим большинством в 77,18% голосов одобрили 56 поправок в 33 статьи Основного закона.

При всей важности иных законодательных новелл следует признать: «гвоздем программы» стали всколыхнувшие социум нормы, касающиеся статуса Нурсултана Назарбаева. Его полномочия были в свое время прописаны в семи статьях Конституции, а особые привилегии – в конституционном законе «О Первом Президенте РК – Елбасы» и обеспечивали пожизненную неприкосновенность в очень широком смысле не только ему, но и членам его семьи.

По этому поводу в апреле спикер мажилиса Ерлан Кошанов констатировал: привилегии Елбасы «исчезнут» после утверждения в парламенте поправок в Основной закон, а затем логично утратит силу и закон о первом президенте.

Но по завершении референдума исполнилась лишь часть «пророчества»: в обновленной Конституции от былого статуса Назарбаева осталась скромная строка о его роли как основателя государства. А вот закон о первом президенте на утрату поставлен не был. До поры…

Российский политтехнолог Евгений Минченко, анализируя результаты плебисцита в Казахстане, акцентировал внимание на двух важных моментах: референдум стал одновременно инструментом «десакрализации» Назарбаева и альтернативой президентским выборам для легитимации Токаева после попытки госпереворота.

Тем не менее, выступая с посланием народу Казахстана 1 сентября, Токаев все-таки предложил провести внеочередные президентские выборы. Они состоялись 20 ноября в соответствии с нормами обновленного Основного закона: президент впервые избирался на семилетний срок без перспектив повторного выдвижения. По итогам голосования фаворит предвыборной гонки – действующий глава государства одержал уверенную победу: при явке в 69,44% за его кандидатуру отдали голоса 81,31% избирателей.

Политолог Юрий Солозобов считает, что таким образом опытный политик Токаев действовал на опережение. По словам эксперта, после январских событий в Казахстане произошла девальвация институтов власти, обрушился рейтинг политических партий и парламента. Рейтинг президента – победителя схватки, напротив, вырос и окреп. Токаев грамотно использовал этот потенциал, чтобы осуществить начатые реформы в очень сложной внешнеполитической и экономической ситуации, не отвлекаясь на «интриги преемничества».

Закон утратит силу. А Елбасы?

Во время презентации книги Млечина посол Е. Кошербаев констатировал: в трагические дни Кантара президент проявил волю, мужество, решимость и сделал все, чтобы спасти республику. А казахстанцы, проникнувшись доверием к лидеру, поддержали его стратегию Нового Казахстана. «Проводимые реформы стали защитным механизмом от повторения подобной трагедии в будущем», – считает посол.

Но есть и другие мнения.

В недавнем интервью «Ритму Евразии» эксперт Айнур Курманов был менее оптимистичен. По его оценке, события января не стали уроком для правящей элиты Казахстана. Она по-прежнему расколота. Да, в настоящее время семья Назарбаева согласилась на компромисс «удаленности» от политического процесса. В ответ президент не трогает самого Назарбаева и ближайших родственников. Но эксперт уверен: реванш возможен. Если рейтинг Токаева начнет падать, «семья», которая контролирует ключевые отрасли экономики и имеет ставленников во всех ветвях власти, непременно воспользуется моментом.

Интервью Курманова вышло 27 декабря. А на следующий день мажилис парламента РК принял в работу внесенный фракцией партии «Аманат» – документ об отмене действия конституционного закона «О Первом Президенте – Елбасы». Инициативу вновь прокомментировал спикер Кошанов: «Если закон будет поставлен на утрату, весь иммунитет, предусмотренный в документе, перестанет действовать».

Однако политолог Эдуард Полетаев, ссылаясь на Конституцию РК, утверждает, что утрата упомянутого закона не повлечет отмену неприкосновенности для экс-президента. Что же касается членов семьи Назарбаева, то здесь, как говорится, совсем другой коленкор.

Интрига «вскроется» вскоре на совместном заседании палат.  Так что, продолжение следует…

От пролога – к эпилогу

Политический процесс в Казахстане вершится не на фоне всеобщего «одобрямса». Как отмечает коллега Михаил Розов, правозащитники, гражданские активисты и патриоты на окладе с момента преодоления январского кризиса не оставляют попыток сформировать в общественном сознании установку: Кантар не был попыткой госпереворота! Это был бунт доведенных до отчаянья людей, который власть жестоко подавила «штыками ОДКБ» (читай: «штыками России»).

Подобная тактика имеет эффект. Недавнее тому свидетельство – обильный выброс желчи со стороны не только «либеральной общественности», но также казахстанских депутатов и акул пера по поводу выхода в свет книги Л. Млечина. Вернее, по поводу того, что она написана российским автором и представлена в Москве.

На подобную реакцию напрашивается ответ: коллеги, завидуйте молча! Ведь очевидно: это было решение президента. А значит, у него были на то свои резоны. Полагаю, весомые.

На протяжении минувшего года, сложного для Казахстана и невероятно сложного для России, Касым-Жомарт Токаев не только заявлениями, но и конкретными действиями подтверждал приоритетность российского вектора во внешнеполитическом курсе республики. И не случайно первый его официальный визит после переизбрания на президентский пост состоялся в Москву.

Убедительным было участие главы Казахстана и в межгосударственных мероприятиях – саммитах ЕАЭС, ШОС, ОДКБ, СНГ. Аплодисментов в этом формате заслуживает предложение казахстанского лидера о создании международной организации по поддержке и продвижению русского языка. Инициатива дальновидная и критически важная в условиях начавшегося глобального переформатирования. В перспективе она, несомненно, принесет внеценовые и вполне реальные дивиденды всем, кто примет ее на вооружение.

В качестве резюме: мандат доверия, выданный К.-Ж. Токаеву на ближайшие семь лет, внушает оптимизм не только в контексте успешной реализации планов по построению Нового Казахстана, но также в контексте укрепления стратегического партнерства и союзнических отношений с Россией, усиления интеграционных процессов на пространстве Евразии.

Источник