казахстан1Учитывая последние достижения в сфере IT и упорство финансовых властей Казахстана в достижении своих целей, республика может стать первой страной Таможенного союза, перешедшей на электронный оборот денег, считает управляющий директор группы компаний “Алор” Сергей Хестанов

В Казахстане предлагается ввести ограничения на оборот наличности. Эта мера, по мнению властей, поможет в борьбе с фирмами, которые, используя различные схемы, выводят деньги из официального оборота, уводя их в теневую экономику.

Также предполагается снизить оборот нелегальных денежных средств. Для этого предлагается повысить ставки банковских комиссионных за обналичивание в 10-15 раз. Другими словами, речь идет о массовом переходе на безналичные платежи, как в Европе и Америке.

Оплата по безналу позволяет финансовым властям более точно определять реальный оборот и прибыль торговых точек. Поэтому владельцев крупных сервисных точек обязали с января устанавливать терминалы, чтобы клиенты могли оплатить их услуги безналичным путем по банковской карточке.

А вот отказ от электронных денег карается штрафами. Для индивидуальных предпринимателей он составит 32 тысячи тенге (6 600 рублей), для юридических – 80 тысяч тенге (16 500 рублей).

Насколько перспективна идея казахстанских властей перевести страну на электронный оборот денег, “Голосу России” рассказал управляющий директор группы компаний “Алор” Сергей Хестанов.

– Насколько действенна эта мера с точки зрения выведения теневой экономики на свет?

– Надо понимать, что большая часть теневой экономики использует схемы, мало связанные с наличными деньгами. Как правило, это удобные юрисдикции, или, говоря простым языком, оффшоры. Соответственно, эту часть теневой экономики нововведения совершенно не затронут.

А вот уход в тень малого бизнеса и индивидуальных предпринимателей – по этому сегменту предлагаемые меры могут нанести достаточно существенный удар. Главное неудобство реализации идеи заключается в том, что стоимость мобильных и портативных терминалов по приему безналичных платежей все-таки остается достаточно большой. Для малых предприятий это может представлять некоторую проблему.

– А насколько вообще технически возможно перевести всю страну практически на полный электронный оборот денег?

– Еще 5 лет назад осуществить эту идею было тяжело. Сейчас, когда мобильный Интернет есть практически везде, и, соответственно, терминал с 3G-модемом, подключенным к провайдеру этой услуги, почти в любом месте, эта проблема в значительной мере потеряла свою остроту.

– Я знаю, до сих пор в Казахстане не хватает даже терминалов.

– Буквально несколько лет назад произошла своеобразная революция в сфере IT, когда мобильные терминалы стали достаточно маленькими, получили возможность работать на батареях и связываться с банком – это очень важно – не по проводному каналу, а по каналам 3G беспроводного Интернета. Эта революция делает всеобщий переход на безналичные платежи гораздо более реальным, чем это было еще несколько лет назад.

– Как собираются стимулировать переход на безналичные платежи? Какие суммы, допустим, можно будет снимать с расчетного счета без комиссии?

– Скорее всего, этот вопрос еще находится в процессе обсуждения. Но, как показывает опыт последних лет, если монетарные власти Казахстана приняли какое-то решение, они достаточно жестко претворяют его в жизнь. Поэтому, возможно, Казахстан станет первой страной Таможенного союза, которая все-таки осуществит идею перевода платежей в безналичную плоскость.

– А если вдруг существенно увеличат комиссионные, это поможет людям отказаться от обналичивания денег?

– Главное, что поможет людям отказаться от обналичивания денег, – это, во-первых, увеличение доступности, когда терминалы появятся буквально везде, а во-вторых, те штрафы, которые накладываются на предприятия торговли. Пока размеры штрафов, в общем-то, терпимы, но очевидно, что они будут увеличены. Когда торговля будет готова к массовому переходу на пластик, тогда граждане начнут на него переходить.

– А куда пойдут все эти деньги из теневой экономики?

– Если мерить теневую экономику не количеством субъектов, а оборотами, то большая часть теневой экономики – это все-таки оффшоры. А оффшоры априори подразумевают безналичные платежи. Наличность используется для каких-то незаконных платежей исключительно в сегменте малого бизнеса.

– Как вы считаете, переход на безнал – это благо или вред для республики в целом?

– Ситуация один в один напоминает ситуацию, которая была, когда Петр I проводил свои реформы. Современники воспринимали реформы негативно, были протесты. Но стране это принесло пользу.

ИСТОЧНИК: rus.ruvr.ru

См. также:

Меркель пообещала деньги, но дать их опять не спешит /АНАЛИТИКА/
Германский бизнес разуверился в ЕС /АНАЛИТИКА/
Евросоюз продолжит давить на Россию санкциями, несмотря на мирные инициативы Москвы
Таджикистан продолжает изучать последствия присоединения к процессу евразийской интеграции, - посол ...
Сергей Иванов: Мир без стен
Россия намерена расширять торговлю в рублях и юанях - Путин
АТЭС: плохие новости для Европы
Нефтяная дуэль: ОПЕК разоряет Америку
Десять преступлений киевского режима
Рукотворный кризис Запада