Тарас КозакТарас Козак, член Координационного совета общественного движения “Украинский выбор”, рассказал о том, почему организационная структура Таможенного союза выполнена по образцам ЕС.

На мой взгляд, многие провалы украинской внешней политики объясняются неадекватной оценкой процессов, происходящих в современном мире. Так, у нас до сих пор еще в ходу стереотипы времен холодной войны или даже эпохи национального пробуждения XIX века. Украинские политики до хрипоты могут спорить о выборе между восточным и западным вектором экономической интеграции, всерьез полагая, что наша страна находится в каком-то уникальном положении между “европейским” и “российским” лагерем. Забудьте об этом! Этой развилки не существует.
И Западная, и Восточная Европа (частью которой мы являемся) находятся на одном континенте. Объективно Европу объединяет не только география, но и история, экономика, культура. В этом смысле нет и не может быть никакого противопоставления между украинцами и, например, поляками, немцами, русскими или французами – все это европейские нации, развитие которых естественным образом вмонтировано в европейскую историю.

Полвека назад президент Франции генерал де Голль говорил о неизбежности построения единой Европы. Сегодня эти мечты постепенно начинают превращаться в реальность.

Речь идет не только об интеграции в рамках ЕС – параллельно в Восточной Европе идет такой же процесс под эгидой Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана. Не случайно проект, реализуемый на постсоветском пространстве, исповедует те же принципы, по которым некогда создавался Европейский союз.

ТС И ЕС – КОНКУРЕНТЫ ИЛИ СОСТАВНЫЕ ЧАСТИ БОЛЬШОЙ ЕВРОПЫ?

Сегодняшнее положение Таможенного союза приблизительно соответствует уровню интеграции в Западной Европе, но по состоянию пятьдесят лет назад. Напомню, что ЕС начинался с Европейского объединения угля и стали. Вскоре объединение, состоящее из шести государств, переросло в Европейское экономическое сообщество, которое обеспечило свободное перемещение товаров, услуг, капиталов и людей в рамках данного союза. И уже ЕЭС, постепенно включающее в свой состав все новые и новые европейские государства, стало базой для ЕС. Точно такие же функции призван выполнить Таможенный союз на постсоветском пространстве.

В этом смысле ТС является лишь одним из этапов экономической интеграции – на очереди уже стоит создание Евразийского союза, которое намечено на 2015 год. И если нам ориентироваться на участие в данном процессе, но целью Украины, очевидно, должен стать не ТС, а именно Евразийский союз, который его сменит уже через два года. В любом случае нам нужно внимательно изучить принципы, стандарты и правила, действующие в интеграционном объединении. Ведь сотрудничество с его членами играет принципиально важную роль для Украины.

Поскольку трансформация постсоветского пространства проходит с опорой на опыт Евросоюза, то многие принципы, лежащие в основе ТС, соответствуют европейским. Высшим руководящим органом в ТС является Межгосударственный совет (прямой аналог Европейского совета), в который входят главы государств и правительств сообщества. Он призван решать наиболее важные вопросы развития объединения. Отдельные институты Совета расположены в различных городах. Так, Суд сообщества – в Минске, Межпарламентская ассамблея – в Санкт-Петербурге, Секретариат – в Алма-Ате и Москве. Заседания Межгосударственного совета также проводятся в различных регионах с по-очередным председательствованием стран-участниц.

ЧТО ИЗМЕНИТСЯ ДЛЯ УКРАИНЫ С ПОЯВЛЕНИЕМ ЕВРАЗИЙСКОГО СОЮЗА?

Что касается экономики, Евразийский союз идет по пути унификации норм, максимального приближения к европейским принципам макроэкономической политики, выработки общих правил субсидирования, конкуренции, тарифов, создания единых стандартов и техрегламентов. С одной стороны, подобная универсальность создает основу для единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока. Которое, возможно, появится в будущем. Но для Украины эту новость нельзя назвать исключительно позитивной.

Если наша страна останется вне процессов европейской и евразийской экономической интеграции, то потери Украины в изоляции трудно даже оценить в денежном эквиваленте. Сегодня мы хорошо знаем, как трудно пробиться на европейский рынок с продукцией, которая по степени передела находится хоть немного выше сырья или полуфабриката. Наши производители сталкиваются с искусственными барьерами, различными техническими стандартами, квотами, обвинениями в протекционизме и т.д. Не исключено, что на рынках Евразийского союза, который все более приобретает черты ЕС, нас ожидают те же проблемы. Сегодня мы продаем на Восток продукцию украинского машиностроения, ВПК и других технологичных отраслей (то есть то, что создано еще по общим советским стандартам), но скоро нам могут и здесь оставить лишь сырьевую нишу. Есть риск, что всего через несколько лет в мире останется только одна действительно “постсоветская страна” – и это будет Украина.
Украина однозначно станет частью Большой Европы, вопрос лишь в том, будет она периферией, отгороженной всеми возможными заслонами, или же центром интеграции. Фото: УНИАН.

РЕАЛЬНАЯ И МНИМАЯ ЕВРОИНТЕГРАЦИЯ

К сожалению, пока мы идем неверным путем. Договор о Зоне свободной торговли с ЕС, который нынче ошибочно (а скорее, преднамеренно!) преподносят в качестве альтернативы Таможенному союзу, не решает вопросов европейской интеграции. Это тупиковая ветвь, она лишь может сделать Украину одним из инструментов для преодоления экономического кризиса в странах ЕС, но не более того. За ЗСТ нет никаких перспектив развития отношений. Тот договор, который готовится с Украиной, подразумевает лишь использование нашей страны в качестве рынка для товаров, без каких-либо шансов на аналогичные уступки со стороны европейских партнеров.

Как выглядят подобные переговоры в том случае, когда стороны осмысленно подходят к защите своих интересов, хорошо видно на примере подготовки Зоны свободной торговли между ЕС и США. Согласование позиций длится уже шесть лет! Подход к каждой букве договора крайне ответственный, так как обе стороны прекрасно осознают, к чему приведет малейшая оплошность – иностранные производители вытеснят с рынка местный бизнес. Разве это похоже на подписание соответствующего договора с Украиной фактически “втемную”?

Украинским политикам пора осознать, что построение европейской страны на базе сырьевого придатка развитых стран – это безнадежная задача. Но для развития иных, высокотехнологичных отраслей Украине требуется объемный рынок, получить который мы можем лишь в Евразийском союзе. Только здесь Украина как часть ранее существовавшего – еще советского – единого промышленного и экономического пространства имеет хоть какой-то вес. Украина может и должна стать важной частью процесса европейской интеграции, но динамический центр этой интеграции сегодня находится не на Западе, а на Востоке. Мы однозначно станем частью Большой Европы, вопрос – в каком качестве. От нас зависит, будет ли Украина периферией европейского мира или одним из центров европейской интеграции.

ИСТОЧНИК: kp.ua

См. также:

OpEdNews: Не Америке обвинять Россию в «агрессии»
Запад понял, кто настоящий агрессор на Украине
Карта для всех, кто считает, что Россия изолирована
ЕЭК выступает с инициативой создания Евразийской сети бизнес-инновационных центров
РФ будет реагировать, если Киев и ЕС введут ЗСТ раньше конца 2015 года
"Газпром": Польша, Венгрия и Словакия в 2014 году поставили Украине 1,7 млрд куб. м газа
Проект «ЗЗ». Путин и 200 миллионов мужчин — надежда планеты
Антимайданная мобилизация России
Кузнецов уступил Джоковичу во втором круге Australian Open
Обама: «Where now»?