В поисках компромисса: что будет с ценами на газ в Армении

С 19 июля в Армении выросли тарифы на газ. Тем не менее, в результате компромисса между Комиссией по регулированию общественных услуг и компанией «Газпром Армения», рост цен коснется только бизнеса, а для домашних хозяйств все останется по-прежнему.

Тарифы на природный газ традиционно продолжают оставаться одним из самых чувствительных вопросов в Армении, что обусловлено как социально-экономическим состоянием граждан, так и весьма активными попытками перевести вопрос в политическую плоскость. Конечно, политическая составляющая тарифообразования зачастую имеет ярко выраженный характер, что позволяет рассматривать данный вопрос в контексте российско-армянских отношений, однако сводить сам факт высоких тарифов на газ в Армении лишь к политическим процессам и, в частности, к возрастающему напряжению в российско-армянских отношениях, не представляется объективным и целостным подходом. Речь, прежде всего, идет о проблемах управленческого и технического характера. На них и остановимся.

Проблемы доходности


Представление компанией «Газпром Армения» (100% дочерняя компания ПАО «Газпром») в начале апреля заявки в Комиссию по регулированию общественных услуг (КРОУ) Армении на предмет пересмотра действующих в стране тарифов на газ имеет несколько причин. Однако ключевой из них, пожалуй, является сама бизнес-модель функционирования армянской «дочки» «Газпрома».

В основе этой модели заложена внутренняя норма доходности (IRR) в 9%, что, с учетом макроэкономической ситуации в Армении, является достаточно сложным показателем с точки зрения его обеспечения. Здесь важно учесть насколько факторов, влияющих на формирование операционных рисков для компании и заставляющих ее руководство то и дело выступать с заявлениями об убыточной деятельности. Подобная риторика начала наиболее активно применяться после повышения цены на газ на границе на $15 (до $165) 1 января 2019 г. с сохранением внутренних тарифов на уровне 2018 г.

Обращаясь к некоторым из этих факторов, выделим, например, инфляцию в Армении, которая по результатам 2015-2019 гг. суммарно составила около 7%, а в 2020 г., согласно прогнозам Всемирного банка, перевалит за 3%.

При этом на протяжении всего этого времени доходы компании не индексировались вместе с ростом цен, следовательно, не росли также тарифы на газ.

Другим важным фактором, создающим проблемы для обеспечения доходности компании, продолжает оставаться инвестиционная программа. Общий объем инвестиций ЗАО «Газпром Армения» в газотранспортную систему за последние несколько лет составил $900 млн. Если брать за основу инвестиционные планы компании, то в 2020-2024 гг. планируется осуществление инвестиций в объеме $128 млн, при этом львиная доля этих средств будет направлена на расширение подземного газохранилища в г. Абовяне. Следовательно, инвестиционную программу компании следует рассматривать, прежде всего, в контексте энергетической безопасности Армении, так как расширение возможностей ПХГ является одним из важным компонентов обеспечения бесперебойного газоснабжения в республике.

Неизбежный рост тарифов


Обращаясь непосредственно к поданной в КРОУ Армении заявке о пересмотре тарифов на газ, отметим, что в среднем компания предлагала повысить их на 11%. Пожалуй, следует рассмотреть заявку более детально.

Итак, в рамках нового тарифного урегулирования компания предлагала для потребителей природного газа меньше 10 тыс. куб.м, то есть для основной части населения, понижение тарифа на 2,3%. В результате действующий тариф в 139 драмов ($0,29) предлагалось понизить до 135,9 драмов ($0,28) за 1 куб.м. Казалось бы, весьма социально ориентированное решение, которое можно только поприветствовать. Однако фактически основной удар предлагаемой тарифной политики должна была взять на себя та часть населения, которая пользуется социальными и семейными пособиями, иными словами – социально необеспеченный сегмент, который традиционно имеет достаточно серьезную скидку: тариф для него составляет 100 драмов ($0,21) за 1 куб.м.

Наряду с этим компания предлагала на 17% повысить тариф для сегмента, который потребляет больше 10 тыс. куб.м (с $242 до $283 за 1 тыс. куб.м). Речь здесь идет в основном о хозяйствующих субъектах, и разброс достаточно большой, вплоть до крупного бизнеса. При этом отдельно для обрабатывающих организаций и тепличного хозяйства тариф предлагалось поднять на целых 36% (с $212 до $283 за 1 тыс. куб.м).

Не надо быть специалистом, чтобы понять: невзирая на понижение тарифа для основной части населения на 2,3%, отмена скидки для социально необеспеченных слоев населения, а также резкое повышение тарифов для бизнеса может привести к комплексу социально-экономических проблем, к росту цен со всеми вытекающими политическими последствиями. Напомним, что, по данным 2018 г., уровень бедности в Армении составляет 23,5%, что составляет около 700 тыс. человек. Риски эти должны обязательно быть учтены – разумеется, с определением роли и ответственности правительства.

Как оказалось, хотя КРОУ Армении и предложила свое видение тарифного регулирования, из предложенных комментариев и расчетов становится ясно: армянские власти в целом принимают, что рост тарифов в Армении отныне неизбежен. Согласно опубликованным в начале июня комментариям КРОУ относительно заявки «Газпром Армения», предлагалось не применять скидку в 2,3% на тариф для населения, потребляющего меньше 10 тыс. куб.м, сохранив при этом действующую скидку для социально-необеспеченных слоев населения. Далее комиссия констатирует, что рост тарифов для хозяйствующих субъектов действительно должен быть пересмотрен в сторону повышения, однако рост все же должен быть сдержанным.

Так, если «Газпром Армения» предлагало повысить тариф для обрабатывающих организаций и тепличного хозяйства на 36%, то КРОУ призывала ограничиться повышением лишь на 10%. Что касается второго сегмента крупных потребителей (больше 10 тыс. куб.м), то армянская сторона предлагала повысить тариф не на 17%, а всего лишь на 5%. В целом, если компания «Газпром Армения» предполагала повышение тарифа в среднем на 11%, то КРОУ призывала ограничиться ростом в 4,7%.

Таким образом, предложения КРОУ Армении можно охарактеризовать как компромиссные, призывающие применить более сдержанный подход с целью избегания критической ситуации для бизнеса и населения.

19 июня КРОУ Армении утвердила новую тарифную политику, согласно которой остается в силе конечный тариф для физических лиц в размере 139 драмов за 1 куб.м. против 135,9 драмов, предложенных компанией. Также сохранен тариф для социально необеспеченных слоев населения – 100 драмов за 1 куб.м. Однако несколько увеличился тариф для тепличных хозяйств и предприятий переработки сельхоз продукции – $224 вместо ныне действующих $212. Что касается сегмента, потребляющего более 10 тыс. куб.м в месяц, то для него установлен тариф $255 за 1 тыс. куб.м.

Структура тарифа


Для более комплексного понимания проблемы следует обратиться к структуре тарифа на газ в Армении. Он включает в себя три базовых компонента:

● Цена на границе – $165;

● НДС и таможенные платежи – около $42;

● Затраты компании – около $50.

Первые два компонента по понятным причинам остаются неизменными в связи с закреплением цены на границе до конца 2020 г. Что касается третьего компонента, то здесь следует обратить внимание на следующие особенности. В указанных $50, включающих в себя материальные и административные затраты, затраты на ремонтные работы, амортизацию и прочее, порядка 60% составляют потери газа в системе, а также фонд заработной платы компании. Таким образом, в конечной структуре тарифа потери газа составляют $11, зарплата – $19,6.

Показатели потерь газа в системе можно с уверенностью обозначить как критические. Уровень потерь в газотранспортной системе Армении составляет около 6,7%, что требует немедленных управленческих решений.

Что касается фонда заработной платы, то очевидно, что в газотранспортных компаниях штат сотрудников формируется с применением конкретной управленческой методологии, исходя из технических и объемных показателей и особенностей системы. Следовательно, предложенная КРОУ Армении и в целом принятая руководством компании идея существенно сократить штат (на 1000 единиц) сотрудников «Газпром Армения» представляется нецелесообразным, в том числе принимая во внимание социальные риски подобного решения.

Современная экономическая наука имеет в своем арсенале методы и инструменты, применяемые для сокращения расходов компании без обращения к такому непопулярному и в целом опасному шагу, как массовые сокращения. Важно понимать, что это крайняя мера. Остается надеяться, что управленческий арсенал «Газпром Армения» и регулирующего органа пока что не исчерпан.


Ваге Давтян, доктор политических наук, президент Института энергетической безопасности

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × 4 =