Взгляд на ЕАЭС: год интеграции

Разговоры о создании единого рынка газа в рамках Евразийского экономического союза неизменно теряют импульс после заключения выгодных двусторонних сделок.24 декабря российский «Газпром» предсказуемо объявил о своем согласии продолжить поставки природного газа в Беларусь по цене 127 долларов за тысячу кубометров. Это больше, чем хотелось бы Минску, но меньше, чем платит более бедный член ЕАЭС – Армения (165 долларов).

Кыргызстан покупает газ на границе с Казахстаном по 150 долларов за тысячу кубометров, но ведет переговоры с «Газпромом» о снижении тарифа. По словам исполняющего обязанности премьер-министра Кыргызстана Артема Новикова, снижение цены позволит стране перевести Бишкекскую ТЭЦ с угля на более экологичный газ.

Тем временем Михаил Мясникович, председатель Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), постоянного регулирующего органа ЕАЭС, заявил в прошлом месяце, что договор о едином рынке газа может быть подготовлен уже в этом году, и подписан в 2022-м.

«Мы рассчитывали, что, может быть, получим его даже в конце 2020 года, но, скорее всего, мы получим проект в начале 2021 года», – сказал он, подтверждая планы запустить общий газовый рынок 1 января 2025 года.

Одновременно ведя на стороне переговоры о двусторонних сделках, Беларусь, однако, продолжает утверждать, что твердо привержена интеграции в рамках ЕАЭС. Выступая 19 декабря, после того как Минск принял председательство в СНГ – другом, гораздо более разобщенном постсоветском клубе – министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей заявил, что продвижение дальнейшей интеграции как в СНГ, так и в ЕАЭС, будет приоритетом в 2021 году.

Вице-премьер Беларуси Игорь Петришенко вернулся к этой теме 4 января, заявив, что его страна будет стремиться к тому, чтобы к 2025 году ЕАЭС стал полноценным экономическим союзом, обеспечивающим свободу передвижения товаров, услуг, капитала и рабочей силы.

Судя по всему, Минск чувствует необходимость подтвердить свою позицию по данному вопросу. Президент России Владимир Путин в новогоднем поздравлении своему белорусскому коллеге Александру Лукашенко не преминул упомянуть, что в этом году следует активизировать интеграцию в рамках не только ЕАЭС и СНГ, но и военного альянса – Организации Договора о коллективной безопасности.

Слияние повесток дня СНГ и ЕАЭС представляется крайне удивительным, поскольку СНГ имеет несколько более широкий состав и включает такие страны, как Азербайджан, Молдова, Таджикистан и Узбекистан, и даже Туркменистан, который является ассоциированным членом.

Из этого списка ЕАЭС очень хотел бы привлечь в свои ряды Узбекистан с его 33-миллионным населением. Получив в прошлом месяце статус наблюдателя в этом блоке, Ташкент сделал небольшой шаг в направлении полноправного членства.

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев сказал, что в 2021 году «мы должны ускорить работу по приведению норм технического регулирования с требованиями ЕАЭС». Но в той же речи, произнесенной на совместном заседании узбекского парламента 29 декабря, узбекский лидер отметил, что в текущем году страна также активизирует работу по вступлению во Всемирную торговую организацию и углублению взаимодействия с Европейским союзом.

В ЕАЭС хотели бы, чтобы члены все чаще вели переговоры с другими партнерами единым фронтом. Одним из самых важных подобных партнеров является Индия.

Михаил Черекаев, заместитель директора департамента торговой политики ЕЭК, сказал, что в ближайшие шесть месяцев состоятся переговоры с Дели о создании зоны свободной торговли между Индией и ЕАЭС. Торговый оборот между ними за первые три квартала 2020 года достиг 9 миллиардов долларов, но в ЕАЭС считают, что есть потенциал для роста.

Помимо прочего ЕАЭС также является и оборонительной структурой. Но, несмотря на всю антизападную риторику во многих постсоветских странах, самую большую угрозу для блока представляет Китай.

Тем временем значительное внимание в блоке уделяется бесшовным трубам из коррозионностойкой стали, которые используются при бурении и эксплуатации нефтяных и газовых скважин. В декабре ЕЭК заявила, что ее департамент защиты внутреннего рынка продлит до 23 февраля 2021 года антидемпинговое расследование в отношении труб, ввозимых на территорию ЕАЭС. В ноябре тот же департамент пришел к выводу, что на крупных китайских производителей труб должны быть наложены пошлины – 14,6 процента на Foshan Vinmay Stainless Steel и 17,3% на Guangdong Sumwin New Material Group и другие компании – сроком на пять лет.

Подобный протекционизм является нормой во всем мире. Наложенные ЕАЭС тарифы примерно соизмеримы с теми, что ввели США и ЕС для защиты своих рынков стали от демпинга со стороны КНР.

Российский новостной портал Logirus подметил по этому поводу, что «чаще всего меры торговой защиты в ЕАЭС распространяются [именно] на металлургов», и из 24 мер торговой защиты, введенных или продленных блоком в 2014-2019 годах, большая часть применялась «в отношении импорта в ЕАЭС металлургической продукции: разных видов труб, металлопроката, электродов, валков, прутков, ферросиликомарганца и т.д.». В отношении товаров народного потребления антидемпинговые меры вводятся реже, говорится в статье Logirus.

Между тем ЕАЭС в этом месяце удалось запустить одну крупную интеграционную инициативу: 12 января вступило в силу соглашение о пенсионном обеспечении трудящихся стран ЕАЭС. Согласно этому документу, иностранный рабочий, который трудился и платил налоги в другом государстве-члене блока, теперь будет иметь право получать пенсию в этом государстве, вне зависимости от того, остался ли он там или вернулся в свою страну. Учитывая масштабы трудовой миграции на пространстве ЕАЭС, особенно в направлении России, это станет большим подспорьем для тех, кто годами работает в другом государстве.

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать − шестнадцать =