303960Заместитель заведующего кафедрой стран постсоветского зарубежья РГГУ, доцент Александр Гущин рассказал Pravda.Ru, почему премьер Румынии проиграл президентские выборы.

— На президентских выборах в Румынии побеждает мэр города Сибиу, правоцентрист Клаус Йоханнес. Он набирает 51 процент, тогда как у премьера Виктора Понты — всего 49%. Предварительный опрос, проведенный компанией в начале ноября, свидетельствовал о победе премьера. Что изменилось за две недели?

— Вы знаете, причин здесь несколько. Во-первых, после первого тура президентских выборов в Румынии был большой скандал с голосованием диаспоры. Ведь несколько миллионов граждан Румынии проживают за границей. И многие их них не смогли попасть на избирательные участки.

Прежде всего, имеются в виду страны Западной Европы — Франция, Испания. Там процент голосов, поданных за Йоханнеса, подходил к трем четвертям. Особенно во втором туре. То есть там подавляющим большинством выигрывал Йоханнес.

Во-вторых, венгры и национальные меньшинства выбрали Йоханнеса, потому что он немец по национальности и не отличался откровенной националистической риторикой, был ориентирован на Европу. И все те венгерские голоса, которые в первом туре были поданы за венгерского кандидата, они в большинстве своим отошли именно Йоханнесу.

За него проголосовали жители северо-западной и западной части страны, где наиболее высокий жизненный уровень по сравнению с востоком и югом, где проживает как раз достаточно высокий процент венгерского населения. В столице страны в первом туре большой процент голосов получили как бы третьи кандидаты. Моника Маковей получила, по-моему, 12 процентов по итогам первого тура.

И вот как раз ее сторонники поддержали именно Йоханнеса, и это обеспечило ему достаточно высокий процент голосов в Бухаресте. Я думаю, что Европе был более выгоден Йоханнес на посту президента, чем Понта, это и обеспечило его такую незначительную, но все-таки победу.

— ВВС пишет, что была беспрецедентная мобилизация румынских граждан за рубежом. Например, в Молдавии явка была в два раза выше, чем в первом туре голосования.

— Да, явка и по стране была на 10 процентов выше, чем в первом туре. Явка сыграла в пользу Йоханнеса.

— Кто и как задействовал этот ресурс? Или граждане сами мобилизовались, тогда почему?

— После первого тура был скандал. Отправили в отставку министра иностранных дел. Были манифестации, мол, что эти граждане не могут голосовать. Были даже столкновения в Париже с применением полиции. Люди пытались попасть на избирательные участки.

Я не думаю, что здесь есть какой-то антидемократический элемент в том, что именно диаспору загоняли на выборы. Но в целом та картина, которая сейчас сложилась, она отражает, в общем-то, реальный расклад сил. Потому что первый тур был 40 на 30, а здесь как бы увеличились голоса у Йоханнеса. О каких-то массовых фальсификациях и мобилизациях говорить не приходится. Но то, что диаспора сама мобилизовалась и показала высокую явку, это, конечно, сыграло на руку Йоханнесу.

— Кто он — новый президент? Какие у него полномочия? Он главнокомандующий? О вводе войск в Молдавию в случае конфликта кто будет отдавать приказ?

— Он может. Но я думаю, что его позиция по Молдавии будет более аккуратной, чем позиция Понты. И в ходе предвыборной кампании он меньше, чем Понта, эксплуатировал молдавскую карту. Понта в ходе предвыборной кампании обвинялся в таком путинизме, в том, что он готов сотрудничать с Россией, при этом Понта делал ряд антироссийских и антимолдавских заявлений.

То есть он вел себя достаточно конъюнктурно, его также подвергали критике, когда он попытался возобновить работу предприятия «Лукойл-Румыния», что многими было воспринято как такой пророссийский шаг. Поэтому консолидация произошла еще и на российской основе, Понта подвергался обвинениям в том, что он в большей степени готов сотрудничать с Москвой. И даже его риторика объединительная не сыграла роли.

— Какие перемены ждут Румынию?

— Я думаю, что в Румынии каких-то кардинальных перемен не будет, только сохранятся премьерские позиции. Собственно, нынешний президент Бэсеску тоже в серьезном конфликте с премьером, и это не мешало как-то функционировать политической системе, хотя конфликт, конечно, проходил красной нитью в течение последнего года. Я думаю, что курс президента будет проевропейский и в первую очередь ориентированный на Берлин.

ИСТОЧНИК:  pravda.ru

См. также: