Евросоюз обрекает свою «периферию» на смерть

1043704192Специально для Центра международной журналистики и исследований

— В Брюсселе 12 февраля состоится неофициальный саммит ЕС. Ожидаете ли вы от этой встречи каких-либо судьбоносных решений? Каково влияние украинского кризиса на внешнюю политику ЕС по отношению к своим восточным соседям?

— Политика ЕС по отношению к своим восточным соседям, так же, как и политика ЕС в целом, в первую очередь, отражает интересы крупных стран-членов ЕС и ведущих европейских компаний. Их цель — выйти на восточные рынки, получить сырье и воспользоваться квалифицированной рабочей силой. Вот, в общем-то, и все, никаких изменений я не ожидаю. Восточные соседи должны платить по счетам для поддержания стандартов жизни стареющего населения крупнейших стран.

— Какой экономический диагноз вы поставили бы Евросоюзу?

— В начале 2015 года ЕС сталкивается с развивающимся кризисом на своих южных границах и стагнацией на севере. Европейские производители довольны падением курса единой валюты, который облегчает им экспорт товаров. Однако эти настроения умеряет угроза дефляции.

— Каковы наиболее важные вопросы, которые ЕС следует решить для того, чтобы добиться хотя бы некоторого роста?

— Европейская комиссия отчаянно пыталась нарастить мясо на кости краеугольной инициативы Юнкера – инвестиционного плана стоимостью в 315 миллиардов евро для запуска европейской экономики. Пока что результаты крайне незначительны. Без разрешения кризиса еврозоны, особенно серьезно проявляющегося на ее южных границах, шансов на экономическую стабильность практически нет.

— Можно ли назвать экономику единственной проблемой Европы? Или же в пересмотре нуждается вся модель интеграции?

— В последние годы, ознаменовавшиеся экономическим кризисом, Брюссель двигался по пути расширения своих полномочий за счет урезания суверенитета стран-членов Евросоюза. Централизация власти идет на пользу большим государствам, составившим ядро ЕС, и крупным европейским компаниям, которые методично убивают европейскую периферию. Чтобы выжить, периферия ЕС нуждается в инструментах для защиты своих интересов, а самому ЕС не помешало бы больше демократии.

Нынешняя модель интеграции модернизируется для удовлетворения интересов большого бизнеса. Комментируя программу Европейской комиссии, генеральный секретарь Европейской конфедерации профсоюзов (ETUC) Бернардет Сеголь заявила: «В ней нет ни одного предложения, направленного на защиту трудящихся, потребителей или окружающей среды».

— Это — одна из причин роста популярности евроскептиков, в том числе и в Европарламенте. Они утверждают, что ЕС неспособен эффективно функционировать и должен быть распущен. Согласны ли вы с этим?

— Евроскептики — как правого, так и левого толка — а также партии, выступающие против иммиграции, набирают популярность и завоевывают поддержку избирателей по всей Европе. Их успех отражает позицию тех, кто хочет эффективных решений и лидеров, способных принести реальные перемены. Нынешняя централизация ЕС усиливает тягу населения к децентрализации и демократии. Современный Евросоюз в его централизованной форме действительно не способен функционировать эффективно, он должен либо измениться, либо исчезнуть.

— Латвия будет председательствовать в ЕС первые шесть месяцев нынешнего года. Как жители Латвии воспринимают «Европейскую мечту» через 10 лет после присоединения к ЕС, стала ли она реальностью?

— Опросы общественного мнения в Латвии показывают: свыше 70% населения считают, что выгод, которые им были обещаны до вступления в ЕС, они так и не получили. Большинство жителей страны никогда не поддерживало присоединения к еврозоне. Так что сейчас мы — свидетели глубокого разочарования, утраты иллюзий и апатии. На выборах в Европарламент голосует все меньше людей. После присоединения к ЕС за 10 лет Латвию покинуло около 20% населения. И эти негативные тенденции сохраняются.

— После 2020 года масштабное вливание европейских средств в экономику новых стран-членов ЕС из Центральной и Восточной Европы может завершиться. Не думаете ли вы, что это вызовет большие проблемы?

— Латвия с ее населением менее 2 миллионов человек ежедневно платит за обслуживание своих европейских долгов приблизительно миллион евро. Если ей придется вносить средства в бюджет ЕС, страна быстро обанкротится. Впрочем, банкротства ей и так не избежать, вся периферия ЕС, несомненно, повторит греческий сценарий. Вопрос только в том, когда это произойдет. Никто в стране не верит, что работающее ныне поколение будет обеспечено пенсиями.

— Как вы оцениваете будущее отношений между Европой и Россией?

— В прошлом году отношения между ЕС и Россией, в особенности между Россией и странами Балтии, развивались в соответствии с негативными тенденциями в отношениях США и России. Весьма вероятно, что подобная тенденция сохранится и в 2015 году. Экономике всего Европейского союза, а в особенности стран Балтии, придется заплатить за это высокую цену.

ИСТОЧНИК: РИА Новости

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × 2 =