Как вступление в состав России изменило Крым?

К 18 марта 2020 г. Крым уже 6 лет провел в составе России после воссоединения. За это время полуострову пришлось преодолеть целый ряд трудностей, восстанавливать или создавать с нуля многие объекты. Однако жители с уверенностью говорят, что их жизнь налаживается, а опросы ВЦИОМ показали, что 93% крымчан положительно оценивают итоги событий 2014 г. О том, что именно изменилось за эти 6 лет и какие задари руководству Крыма еще предстоит решить, читайте в статье международного обозревателя Дмитрия Родионова.

Преображение Крыма


18 марта Крым отметил шестую годовщину присоединения к России. Срок ничтожный для истории, но вполне приличный, чтобы ощутить качественные изменения в жизни полуострова, которые крымчане начали ощущать сразу же после смены юрисдикции. Они поистине колоссальны.

Начнем с того, что Крым только после 2014 г. начал развиваться. Украина весь постсоветский период не занималась развитием полуострова, не считая строительства дворцов для элиты на берегу моря. Зато Киев активно ставил своих людей на все руководящие посты, отодвигая местных и занимаясь насильственной украинизацией. Но все это не помогло, и Крым в марте 2014 г. при первой же возможности «сбежал», причем практически без единого выстрела.

После этого для полуострова была разработана Федеральная целевая программа, превратившая его в одну огромную стройку, которая продолжается и сегодня. Новые дороги, школы, больницы – всего этого крымчане не видели за годы «незалежности».

Сегодня Крым все еще остается в числе отстающих субъектов Федерации, но по-другому и быть не могло, учитывая то удручающее состояние, в котором от Украины досталась экономика полуострова. Тем не менее, она растет быстрее, чем в других регионах, которые Крым стремительно догоняет.

Шесть лет – вроде совсем немного, но все показатели Крыма выросли в разы. Валовый региональный продукт на душу населения вырос с 189439 руб. до 391299 руб., снизился уровень безработицы. Конечно, выросли цены, но вместе с ними – и зарплаты, пенсии, социальные пособия.

За голой статистикой едва ли можно со стороны увидеть реальные качественные изменения. А, между тем, некоторые из них можно не только увидеть, но и потрогать руками и почувствовать результаты их работы.

Стройка века


Самое громкое событие в жизни Крыма после присоединения к России – это, безусловно, Крымский мост. Надо отметить, что проект моста, соединяющего Керченский и Таманский полуострова, не нов: об этом задумывались еще с начала прошлого века, но проект более ста лет оставался лишь мечтой.

В 1944 г. был построен железнодорожный мост протяженностью 4,5 км, однако уже через год он оказался разрушен льдами из-за ошибок в проектировании. Его планировали воссоздать, но послевоенное восстановления страны требовало решения более насущным проблем, и в 1950 г. от проекта отказались в пользу паромной переправы. В дальнейшем строительство моста не раз обсуждалось, но откладывалось из-за отсутствия средств. Уже в наше время к нему вернулись, и в 2013 г. было подписано соответствующее соглашение между Россией и Украиной, однако «майдан» и присоединение Крыма к России вновь отложили проект – казалось бы, в долгий ящик.

Строительство Крымского моста.

Казалось бы, ибо новый статус Крыма, с которым остальная часть страны не имела никакого сухопутного сообщения, поставил вопрос ребром. Уже в феврале 2016 г. началось возведение нового моста, который был построен в рекордные для подобного сооружения сроки: в мае 2018 г. было открыто автомобильное, а в декабре 2019 г. – железнодорожное сообщение. И это на фоне того, как во всем мире к перспективам моста относились крайне скептически, а на Украине и вовсе отрицали даже гипотетическую возможность его постройки. Но «стройка века» завершилась, несмотря ни на что. Оценить ее влияние на экономику полуострова еще только предстоит, но очевидно, что его положительное влияние огромно – мост окончательно закрывает вопрос продуктовой блокады, объявленной Киевом.

Деблокировка


Напомним, продуктовая блокада, призванная кардинально ухудшить благосостояние крымчан (и по иронии судьбы многократно ухудшившая благосостояние соседних с Крымом областей Украины) была не единственной формой давления.

В октябре 2015 г. «меджлисовцы*» и украинские радикалы начали «энергоблокаду», подорвав линии электропередач, подающие электричество на полуостров и вызвав серьезный «блэкаут» (полуостров исторически питался от Запорожской ТЭС и Запорожской АЭС).

Российские власти незамедлительно предприняли меры. В кратчайшие сроки по дну Черного моря был проложен «энергомост», соединяющий полуостров с системой ЕАЭС России, а через полгода он заработал на полную мощность, что позволило Крыму достичь многолетних максимумов энергопотребления.

Разумеется, это было временным решением, и уже осенью-зимой 2018 г. были запущены оперативно построенные собственные крымские мощности – Таврическая и Балаклавская ТЭС, что дало энергосистемам полуострова возможность работать в изолированном режиме, независимо от материка.

Таврическая ТЭС.

Вопрос энергетической безопасности полуострова был решен окончательно. Более того, крымская энергосистема даже начала вырабатывать излишки мощности, передающиеся в энергосистему соседней Кубани. Куда сложнее обстояли дела с «водной блокадой».

Напомним, Северо-Крымский канал, исторически снабжавший полуостров водами Днепра (более 85% процентов потребления) был перекрыт Украиной еще в апреле 2014 г. Крым – регион засушливый, и потому это был особенно болезненный удар, в первую очередь – для сельского хозяйства, но не только. Дошло до аварии на заводе «Титан», когда из-за обмеления кислотонакопителя произошел выброс химических веществ.

Проблема водоснабжения оказалась намного более сложной для Крыма. Ее лишь частично удалось решить за счет использования подземных источников, бурения новых артезианских скважин и расконсервирования скважин, созданных еще в советское время, а также реконструкции водохранилищ, питаемых из горных рек. Действительно, это во многом спасло Крым от настоящей жажды.

Вода в кранах крымчан не исчезла, однако ущерб для сельского хозяйства, особенно на традиционно засушливом севере полуострова, оказался значительным. Каждый год в отдельных районах полуостров приходится вводить чрезвычайное положение.

Окончательного решения проблемы нет. Прорабатываются различные варианты, от подачи воды по водоводу из Краснодарского края и строительства заводов по опреснению морских и очистке сточных вод до возвращения к проекту строительства Крымской АЭС. К сожалению, пока это лишь проекты, хотя недавно в Госдуме обещали решить проблему за пять лет за счет постройки новых и реконструкции уже имеющихся водохранилищ.

Из связанных с этим сохраняющихся проблем стоит отметить изношенность водопроводной системы, которая за весь украинский период не ремонтировалась ни разу. Эта проблема решаема, но не сразу. Замена изношенных труб происходит медленно, но верно, и это тоже результат присоединения Крыма к России. При Украине крымчане об этом и мечтать не могли.

Ремонты и реконструкции


Не ремонтировались при Украине не только трубы. К примеру, в страшное запустение пришла набережная реки Салгир в Симферополе. В последний раз ее ремонтировали в 80‑е гг. В наше время она была отремонтирована в рекордные сроки – буквально за несколько месяцев, при том, что объем работы выполнен просто сумасшедший.

Еще одно тяжелое наследство, доставшееся от Украины, которая, в свою очередь, за все годы независимости так и не научилась обращаться с советскими ресурсами – это дороги. И тут, разумеется, невозможно не упомянуть строящуюся в данный момент автомобильную дорогу федерального значения – трассу «Таврида», которая по замыслу должна пройти через весь полуостров, соединившись с Крымским мостом.

Строительство трассы «Таврида».

Мегапроект, ничего подобного которому в Крыму никогда не было, начали в мае 2017 г., планировали сдать в сентябре 2020 г., однако и тут возникли сложности. Дело в том, что дорогу частично прокладывают с нуля, частично – по участкам старой советской трассы, где, как выяснилось, отсутствует «подушка», а полотно положено прямо на глину.

Сегодня даются более реалистичные сроки сдачи объекта – конец 2020 г., однако и они являются рекордными для столь масштабного проекта. Наверное, тут стоит вспомнить пословицу «тише едешь – дальше будешь». Попытки сдать столь значимые объекты досрочно к какому-нибудь «съезду» обычно сильно бьют по качеству сделанных работ, а значение трассы не только для простых крымчан, но и для отдыхающих, и грузоперевозок (а значит, и для местного бизнеса и экономики полуострова в целом) – колоссальное.

Среди мегапроектов, ставших возможными только после присоединения Крыма к России, нельзя не выделить здание нового аэровокзала симферопольского аэропорта, построенное менее чем за два года. Его ввод в эксплуатацию весной 2018 г. позволил довести число обслуживаемых пассажиров до исторического рекорда – 5,15 млн. Для сравнения, по итогам 2014 г. пассажиропоток составил 2,8 млн, что и так в 2,3 раза превысило цифры предыдущего года – при Украине.

szhg.png

Новый терминал в аэропорту Симферополя.

Туризм и санкции


Последнее наглядно говорит о том, насколько увеличился приток туристов в Крым после присоединения к России. Конечно, из-за санкций, не позволяющих летать в Симферополь авиакомпаниям из других стран, среди них стало меньше иностранцев, но и при Украине большинство составляли именно россияне.

Санкции продолжают накладывать тяжелые отпечатки на жизнь простых крымчан: на полуострове не работают российские сотовые операторы, российские банки. Но и последняя проблема решаема – в частности, благодаря функционированию Российского национального коммерческого банка, который первым из российских банков пришел в Крым и является ключевым финансовым институтом не только республики, но и всего Южного федерального округа.

Как бы то ни было, весь банковский, телекоммуникационный, почтовый и не только функционал, доступный всем гражданам России, в Крыму полностью восстановлен – возможно, не в том объеме, в котором хотелось бы, но в достаточном для того, чтобы ни у кого не появилось сомнения в выборе, сделанном в марте 2014 г. А выросший уровень жизни, возросшее качество и уровень инфраструктуры, коммуникаций и так далее еще более наглядно подчеркивают результаты опросов, которые говорят о том, что крымчане, вернись они на шесть лет назад, поступили бы точно так же.

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × пять =