приднестровья2На фоне политических событий на Украине и решения Крыма войти в состав России в ещe одном регионе, являющемся нашим давним партнером, – Приднестровье всерьез заговорили о присоединении к Российской Федерации. Председатель Верховного Совета Приднестровья Михаил Бурла направил председателю Госдумы Сергею Нарышкину обращение с просьбой предусмотреть в российском законодательстве возможность вхождения Приднестровья в состав России.

 

Мы побеседовали с Михаилом Бурлой и министром юстиции ПРМ Александром Кисничаном о том, как развивается бизнес в республике и почему ПРМ стремится к интеграции с Россией.

 

– Вы представляете молодое государство, которое тем не менее уже многое сделало для своего развития и многое еще предстоит сделать. Какими вы видите перспективы развития Приднестровской Молдавской Республики?

 

Михаил Бурла: У нас есть различные модели и концепции развития нашей экономики. Некоторые из них являются авторскими, некоторые – правительственными, которые уже имеют институциональный статус.

 

Свое будущее мы видим в интеграционных процессах, которые происходят в России и на постсоветском пространстве. Нам, может, и не удается интегрироваться как классическому государству, когда все государство комплексно интегрируется в то или иное интеграционное объединение, но тем не менее у нас есть иные различные формы, когда мы интегрируемся на уровне корпоративном. Корпоративный уровень никем не запрещен, даже в случае отсутствия международного статуса. Поэтому мы видим, что большинство наших предприятий или через отношения собственности являются составной частью экономики Российской Федерации, или путем вхождения наших предприятий в крупные корпоративные структуры России. В частности, мне видится, что есть такой потенциал у нашей электротехнической промышленности, которая на данном этапе недостаточно развита. Она могла бы интегрироваться, как и некоторые другие предприятия, в состав крупных электротехнических концернов РФ и тем самым существенно повысить свою эффективность.

 

Это одно направление. Нам, бесспорно, как региону, который обладает очень высоким агроклиматическим, трудовым и земельным потенциалом в виде практически сплошных черноземов, надо повысить собственную продовольственную безопасность и проводить активную импортозамещающую политику, когда мы сможем себя обеспечить. В дальнейшем же через несколько лет стать достаточно существенным экспортером качественной агропромышленной продукции, в том числе, возможно, в Российскую Федерацию.

 

Еще одно направление – это наш неплохой туристический потенциал. С моей точки зрения, нам необходимо развивать это направление, за счет этого мы могли бы повысить свои экономические параметры. Так сложилось, что географически мы очень удобно расположены между Европой и Украиной, поэтому мы могли бы выполнять существенные транзитные функции. Частично мы их выполняем и на сегодняшний день, но политическая составляющая очень часто нам мешает это делать. Я думаю, что в будущем в процессе переговоров, которые ведутся в формате 5+2 по поводу статуса Приднестровья, эти вопросы будут разрешены.

 

Но еще раз повторюсь, что основной вектор нашего будущего развития, который, кстати, был утвержден соответствующим указом президента о внешнеэкономической политике, направлен на интеграцию на пространстве Российской Федерации и Таможенного союза.

 

Конечно, есть определенные ограничения, которые сам Таможенный союз может выдвинуть относительно нас, но мы должны быть готовы к тому, что сможем выполнить те требования, которые предъявит Таможенный союз для того, чтобы наши предприятия смогли интегрироваться.

 

Александр Кисничан: Могу добавить, что в части работы правительства было принято несколько концептуальных программ, которые  в дальнейшем при реализации работы будут взяты за основу всеми государственными органами. Одна из программ (это направление развития агропромышленного комплекса) является у нас одной из самых актуальных, так как, несмотря на то, что у нас основополагающую часть экономики составляет промышленное производство, потенциал агропромышленного комплекса является довольно серьезным, но, к сожалению, последние несколько лет находился в состоянии спада и не всегда использовался по максимуму.

 

– Мы беседуем в стенах Торгово-промышленной палаты Российской Федерации. А есть ли у вас своя ТПП или другая организация, выполняющая подобные функции?

 

Михаил Бурла: Да, у нас есть Торгово-промышленная палата, которая, кстати, очень активно сотрудничает с ТПП РФ. Руководители нашей палаты неоднократно встречались с руководством российской ТПП. Были и ответные визиты. В частности, Борис Николаевич Пастухов, когда занимал должность вице-президента Торгово-промышленной палаты России, приезжал к нам и помогал решать очень сложные проблемы, которые возникали, особенно в те годы, когда относительно нашей страны появлялись те или иные ограничения во внешнеэкономической деятельности.

 

На сегодняшний день наша Торгово-промышленная палата является ассоциированным членом ТПП центрального региона Российской Федерации. Благодаря тем связям, которые есть между нашими палатами, для некоторых экономических агентов были созданы достаточно приемлемые условия для экспорта продукции, в частности, в Российскую Федерацию.

 

Вы отметили, что в связи с размерами территории Приднестровья у вас в основном преобладает импорт, многие товары завозятся из-за рубежа. А как осуществляется поддержка малого бизнеса в стране? Ведь малый бизнес часто называют хребтом экономики, особенно в маленьких государствах.

 

Михаил Бурла: У нас пока сложилась обратная ситуация. Опять-таки во многом исторически. Получилось так, что гиганты, построенные еще во времена СССР, играют ключевую роль в экономике сегодняшней Приднестровской Молдавской Республики. Но тем не менее государство прикладывает очень много усилий для того, чтобы поддерживать и развивать малый бизнес. Было разработано несколько комплексных программ, которые касаются развития малого бизнеса. Помимо этого разработано множество законопроектов, многие из которых уже претворены в жизнь. В соответствии с ними малый бизнес получает целый ряд преференций, связанных с регистрацией, отчетностью, величиной налогов и т. д.

 

Динамика за последние три года и по численности занятых, и по количеству созданных предприятий в сфере малого бизнеса является положительной. Но мне кажется, что нам необходим еще довольно длительный период, для того чтобы сложилась та ситуация, которая есть во многих небольших европейских государствах.

 

Александр Кисничан: Позвольте я дополню. Что касается ситуации с малым бизнесом, то у нас действует несколько программ. Необходимость поддержки малого бизнеса была озвучена еще в 2008 году, когда начался мировой кризис. Тогда было запущено несколько программ. И хотя на сегодняшний день влияние того кризиса уже не столь заметно, государство не свернуло проекты, которые были развернуты для поддержки малого бизнеса.

 

Об улучшении состояния малого бизнеса в Приднестровье можно судить уже сегодня. Совсем недавно наше правительство провело итоговое совещание по результатам за 2013 год и стоит отметить, что, несмотря на некоторые проблемы, с которыми столкнулись в начале 2013 года наши крупнейшие предприятия, являющиеся бюджетообразующими и оказывающими наибольшее влияние на нашу экономику, объем поступлений в бюджет как раз был сохранен на уровне 2012 года. Удалось это благодаря тому, что за последние два года наш малый бизнес подтянулся до того уровня, когда он в состоянии обеспечить постоянные поступления в бюджет.

 

В этом направлении проводится постоянная работа. На уровне законодательства буквально за последний год была проведена инвентаризация государственных услуг, для того чтобы минимизировать административное давление на малый бизнес, оказать содействие и создать условия для развития малого бизнеса.

Мария Качевская

ИСТОЧНИК:  tpp-inform.ru

См. также: