Профессор НИУ ВШЭ Дмитрий Евстафьев : «Задача Помпео – поссорить Лукашенко с Россией»

Минск впервые стал следующей после Киева остановкой госсекретаря США Майка Помпео в рамках его турне по окружающим Россию постсоветским республикам. По итогам встречи с президентом Беларуси Александром Лукашенко Помпео заявил, что США расширят свое присутствие в республике и готовы обеспечить ее нефтью «на сто процентов». Лукашенко сообщил, что «искренне рад» приезду Помпео, а также отметил «совместную борьбу против фашизма». Профессор НИУ ВШЭ Дмитрий Евстафьев в интервью «Евразия.Эксперт» проанализировал мотивы и намерения американской администрации.

– Помпео совершает турне вокруг границ России, не заезжая в Москву. Какие цели преследует эта поездка?

– Цель пока видится троякой. С одной стороны, визиты на Украину, в Белоруссию, Казахстан и Узбекистан призваны подчеркнуть, что постсоветское пространство сохраняет внимание Вашингтона. При информационном сопровождении визита Майка Помпео именно этот аспект особенно подчеркивается.

Говорится, что у США, оказывается, есть «повестка дня» для постсоветского пространства. Которой, в действительности, нет, а есть плохо скрываемое раздражение от него, не ограничивающееся только «казусом Украины».

Это раздражение имеет под собой определенные основания, формирующие и вторую цель поездки Помпео – понять, насколько американской администрации стоит ожидать появления проблемной для нее информации не только из Украины, но и из других стран, в дела которых США были вовлечены в последние два с лишним десятилетия. И здесь, конечно, центральной точкой путешествий Помпео является Казахстан, где слишком многие из крупных фигур американской политики имели высокую степень вовлеченности. Кстати, именно Казахстан мог бы стать источником наиболее «интересных» материалов о коммерческих интересах членов администраций Буша-младшего и Обамы, способных помочь Белому Дому в противодействии демократам в Конгрессе.

Наконец, центральной задачей турне является попытка прощупать возможность манипуляции руководителями и элитами четырех стран с целью вбить между ними и Москвой политический, а затем и экономический клин. Три из них являются для России важными союзниками.

А в Москве Помпео делать нечего. Вашингтону нечего ей предложить – да и сказать, после введения санкций против «Северного потока-2» и сопровождавшей это политической истерии. В Вашингтоне поняли, что выдавить из Москвы уступки и, тем более, капитуляцию санкциями не получится, и теперь думают над новой стратегией. Но и сама логика турне Помпео не предполагает заезда в Москву, если только вдруг не случится какой-то форс-мажор.

Турне нацелено на то, чтобы убедить политических лидеров соответствующих государств в том, что в Евразии в период надвигающейся глобальной турбулентности вряд ли можно выжить без поддержки Москвы, но можно уцелеть, прежде всего, на персональном уровне, если занять позицию против Москвы.

Если хотите, турне носит классический для нынешней администрации манипулятивный характер.

– Американские чиновники такого уровня не бывали в Беларуси со времен хаоса начала девяностых. С чем связан неожиданный интерес госсекретаря США к республике?

– Ничего удивительного в визите нет – США уже довольно длительное время обхаживают Минск, пытаясь убедить его в жизненной необходимости «разворота на Запад», а также в том, что «на Западе» от Минска находится не Варшава, а Вашингтон, ну, или, как минимум, Брюссель.

В США, да и в Европе, увидели колебания белорусского руководства, стремление сохранить существующее положение вещей любой ценой, неготовность меняться и адаптироваться к новой ситуации (что странно, ведь Александра Лукашенко всегда этим славился) и начинают с последовательностью бульдозера давить в эту точку.

Вопрос вот в чем: раньше считалось, что Россию удастся «сломать» изнутри и никаких специальных стратегий для постсоветского пространства придумывать не нужно.

После послания президента Владимира Путина 15 января даже самые поверхностные эксперты в США поняли принципиальное изменение ситуации в Москве. Поэтому американцы начинают форсировать формирование антироссийской коалиции внутри Евразии.

Это важное изменение, которое нашим властям необходимо оценить. Важно понимать, что, хотя шансы на дестабилизацию евразийского пространства, национального пространства трех упомянутых выше государств (Украину дестабилизировать уже не нужно) выше, чем на формирование коалиции, степень рисковости ситуации на постсоветском пространстве существенно возросла. А значит, Россия должна менять инструментарий своей политики.

Нельзя забывать и то, что Майк Помпео – это фантастический интриган, мастер подобного политического жанра, способный манипулировать даже Трампом, что и обуславливает его относительное долгожительство в нынешней администрации, в отличие от того же Джона Болтона, говорившего прямо и грубо, и вылетевшего с должности за год. К слову, Помпео был одним из организаторов и активным участником интриг, направленных на то, чтобы добиться увольнения Болтона.

Дипломатический стиль Помпео, если это вообще можно назвать дипломатией, основан на манипуляциях руководителями и элитами других стран. Поэтому ему принципиально важно добиться от белорусского руководства хотя бы минимальных антироссийских шагов, а желательно – подтвержденных публично каким-нибудь резким заявлением белорусского президента.

Помпео и прозападной части белорусской элиты, проявившей полную экономическую и геоэкономическую несостоятельность за последние несколько лет, важно вытолкать Лукашенко за «линию невозврата», после чего у него просто не будет возможности «обнулить» ситуацию.

С учетом обостренного чувства собственного политического достоинства у Лукашенко, думаю, Помпео будет именно манипулировать самоосознанием белорусского лидера как политика крупного масштаба, а также вопросами, связанными с его «наследием» и безопасностью его семьи. Да, это грубо, но в данном конкретном случае может ситуативно сработать, а потом включится логика медийных манипуляций и пропаганды, направленная на то, чтобы сделать из двух братских народов и двух крупных, глобально значимых лидеров врагов. У американцев есть в этом большой опыт.

– Следует ли ожидать значимых изменений в политике США в отношении Беларуси по итогам визита?

– Конечно. Если Помпео получит от Лукашенко некие первоначальные, пусть даже слабые, сигналы о готовности перейти на антироссийские позиции, то это заметно выразится в смене риторики.

Белорусского президента перестанут называть «последним диктатором Европы» (его, кстати, уже почти так и не называют). На уровне американских экспертов начнутся пробросы, что очередной президентской срок Лукашенко – это не так уж и плохо для демократии, главное – не допустить к власти в Белоруссии более пророссийского политика, который возьмет да и начнет стремиться выполнить то, что заложено в функционал Союзного государства России и Белоруссии. И тогда Америке и НАТО станет очень нездорово, а поэтому – «давайте поддержим «стабильность» в лице Лукашенко и его семьи».

Думаю, США даже могут «прогнуть» европейцев на то, чтобы предоставить Белоруссии некое финансирование. Не слишком большое, чтобы Минск не смог его использовать для решения действительно важных проблем, но достаточное, чтобы подсадить на «кредитную иглу» элиту через вполне понятные финансовые механизмы.

Хотя, у меня возникают большие сомнения, что США в нынешней внутренней политической ситуации смогут самостоятельно выделить какие-то значимые деньги, пока Лукашенко и его семья находятся у власти. Для демократов они – неприемлемые фигуры, а внешнеполитическое финансирование сейчас больше, чем когда-либо, зависит от Конгресса.

Но это – не главное. Главное – запустить обещаниями некий политический процесс.

Когда и если Лукашенко попадет на удочку американцев и им поверит, тогда и начнется основная игра. В ней белорусского президента и белорусскую элиту начнут ставить в «позицию Януковича», то есть толкать к быстрому совершению знаковых действий, закрепляющих раскол Москвы и Минска окончательно.

Боюсь, что многие в Минске (и, кстати, некоторые в Москве) не понимают, что «казус Януковича» – это не сбой программы, а вполне рабочая, а в чем-то и модельная для американцев ситуация. Ничего нового.

Лукашенко для американцев слишком авторитарен, слишком груб, имеет неконтролируемую США финансовую опору. Хотя он уже утратил свою харизматичность, таких людей американцы терпят (как терпели до поры до времени Каддафи), но долгосрочную ставку на них не делают. Кстати, первым это понял Ким Чен Ын. Остальные харизматики XXI века питали иллюзии до последнего. Кстати, иллюзии питает и Эрдоган, а зря.

– Ряд экспертов расценивает интерес Вашингтона к Беларуси как реакцию США на усиление внешнеполитических позиций, стремление их подорвать через ближайшие страны. Так ли это?

– Это не совсем так. Ослабить геополитические позиции России через отрыв от нее Белоруссии, конечно, важно для Вашингтона. Но это не единственная цель.

Белоруссия важна и как мост между Прибалтикой – военным плацдармом, четко сориентированным против России – и Украиной, замыкающей «пояс изоляции» России на Черном море. Белоруссия также важна с точки зрения недопущения в ней китайского влияния и присутствия. И здесь судьба китайских кредитов, на которые нацелилось белорусское руководство, выглядит печально.

Но тут уж надо выбирать – «партнерство» с «главной демократией мира» или деньги от «крупнейшего тоталитарного режима мира».

На двух стульях не удавалось усидеть никому, а тем более это не удастся при президенте Трампе, для которого Китай – «цель №1», почти навязчивая идея. Но поссорить Минск и Россию, играя на уязвленном политическом самолюбии белорусского президента – это, конечно, главная задача.

– В Минске заявили, что отношения с США выходят на «новый уровень». При этом символично, что Помпео приехал в Минск по пути из Киева. К чему приведет Беларусь движение по этому пути?

– Нынешняя ситуация во взаимных танцах Белоруссии и США – живая иллюстрация бессмертных строк Александра Сергеевича Пушкина: «Ах, обмануть меня несложно, я сам обманываться рад». Чего не сделаешь, попав за дежурными улыбками западных политиков и дипломатов в состояние глубокой политической и экономической изоляции. Любой ценой хочется показать, что все еще только начинается.

Соединенные Штаты уже почти не скрывают, что их стратегической целью является украинизация Белоруссии и формирование там проамериканского (даже не прозападного, а именно проамериканского, что очень важно, учитывая нарастание конкуренции с Европой за контроль над критическими пространствами) правительства.

Понятно, что в такой конфигурации Белоруссия станет неким «предпольем» для Польши, а что это означает для страны и, что самое главное, ее народа (да и для подавляющей части элиты) легко скажет любой, кто хотя бы минимально знает историю «восточной Польши» в 1918‑1939 гг.

Очень интересно наблюдать, как под польское «крыло» Беларусь загоняют люди, любящие рассуждать о приоритете белорусского суверенитета и ее геополитической роли. Это я сейчас не поднимаю вопрос об экономических последствиях таких трансформаций.

В украинском случае они привели к фактическому сокращению ВВП вдвое, но там ситуация относительно смягчалась шедшей уже несколько лет деиндустриализацией и общей социальной хаотизацией, к началу 2014 г. сильно снизившими социальный стандарт. В Белоруссии ситуация будет куда более жесткой: это действительно и социальное, и промышленное государство. Кстати, очень забавно: некоторые «элитарии», всячески сопротивляющиеся тому, чтобы «идти под российских олигархов», которых в России почти не осталось (а тех, кто еще существует, вполне активно учат и налоги платить, и трудовое законодательство соблюдать), считают, что смогут договориться с польскими «панами».

Хорошо хоть не говорят, что это даст процветание народу, понимают, что общество этому уж точно не поверит. Вообще, то, что происходит сейчас в Белоруссии – это какой-то апофеоз-гибрид колхозной хитрости и потрясающей геополитической наивности.

– Свидетельствует ли турне Помпео о возросшем интересе Вашингтона к постсоветскому пространству? Как будет реагировать Россия?

– Я думаю, что в России вполне осознают риски, возникающие из-за безответственного поведения отдельных лидеров постсоветского пространства. Прежде всего, безответственного по отношению к собственным странам и народам.

Главный риск – на фоне утраты подобным лидером доверия со стороны общества возникает опасность хаотизации социальной и политической ситуации, появления питательной среды для экстремистских и, вполне возможно, террористических движений, особенно если есть доступ к значительным арсеналам вооружений.

Собственно, так и начиналась так называемая «арабская весна» на Ближнем Востоке в целом и в Сирии в частности.

Напомню, что США имеют колоссальный и пока непревзойденный никем, даже Ираном, опыт конструирования «оппозиций», «повстанцев» и прочих вполне дееспособных структур, нацеленных на подрыв стабильности и военной безопасности. Потом, конечно, они утрачивали контроль над подобными сетевизированными структурами, но запускать маховик деструкции у США вполне получалось.

Если события пойдут по такому сценарию (а это возможно, хотя пока и маловероятно, но Хосни Мубарак тоже думал, что это невозможно), Россия, конечно, будет вынуждена гарантировать себя всеми средствами от возникновения очага напряженности и нестабильности у своих границ.

Но в остальном Москва должна дать возможность действительно братскому белорусскому народу, народу уважаемому и любимому всеми народами многонациональной России, сказать свое слово. Ибо, в конечном счете, носителем государственного суверенитета является именно народ. И никто больше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × 1 =