молдова7Даже если в ближайшее время в Молдове пройдут парламентские выборы, новый расклад политических сил не будет существенно отличаться от нынешнего положения, убежден эксперт Международного института новейших государств Сергей Ильченко.

В Молдове коммунисты требуют ввести чрезвычайное положение и приостановить действие нынешнего состава Конституционного суда в связи, как они говорят, с очевидной узурпацией государственной власти.

Наблюдатели связывают эти заявления с разразившимся в начале года политическим кризисом, приведшим к распаду правящей коалиции (альянс «За европейскую интеграцию»), отставке правительства Влада Филата и руководства парламента.

Насколько глубок политический кризис в Молдове и как республике выбраться из него, «Голосу России» рассказал эксперт исследовательского центра «Восточная Европа» Международного института новейших государств Сергей Ильченко.

— Действительно есть предпосылки для введения сейчас в Молдове чрезвычайного положения?

— Я думаю, ситуация сильно драматизирована. Во-первых, Партия коммунистов считает, что «в сложившейся ситуации необходимо срочно проанализировать возможности введения в Республике Молдова чрезвычайного положения». Иными словами, они призывают Либерально-демократическую партию, с помощью которой они уже опрокинули несколько явно им невыгодных законопроектов, ранее принятых, к новому союзу.

Либерал-демократы колеблются, потому что одновременно они ведут переговоры с Либеральной партией. А Конституционный суд, где очень сильно влияние Либеральной партии, выступает в ее интересах и тормозит принятие целого ряда законов. Причем, на самом деле, ключевые законы, отмена которых бьет по всей избирательной системе, но выгодна практически всем партиям, прошли. А сейчас идет спор вокруг кадровых перестановок.

На самом деле, здесь все немного не те, за кого себя выдают: и коммунисты — не коммунисты, и либералы — не либералы, и Конституционный суд насквозь политизирован — тоже не совсем Конституционный суд. Можно говорить о кризисе, даже скорее о полном разложении системы государственной власти в Молдове.

— Действительно, события последних месяцев показывают, что в стране кризис. На ваш взгляд, что будет дальше? Новые парламентские выборы?

— Я не вижу выхода из создавшейся ситуации. Беда в том, что новые выборы приведут к примерно такому же раскладу, может быть, с совершено незначительным разбросом результатов (в пределах 2-3 мандатов), который ничего не решит.

Был принят закон, который провели по инициативе Демократической партии и который менял систему парламентских выборов. Естественно, он был принят потому, что в играх молдавских политиков господину Плахотнюку, стоящему за Демократической партией, было выгодно принять такой закон, а вовсе не потому, что кто-то думал о молдавской государственности — на нее всем глубоко наплевать.

Но этот закон о введении мажоритарных выборов, то есть о выборе половины депутатов парламента по мажоритарным округам, несколько открывал социальные лифты. Ведь в Молдове, как ни в какой другой республике — ну, может быть, только в Средней Азии такое же положение, — абсолютно нет никакой ротации в политическом поле.

Независимости Молдовы уже больше 20 лет, а мы видим все тех же партийных и комсомольских функционеров, которые всплыли тогда, в крайнем случае очень немногочисленную генерацию их прямых потомков, детей. Никого другого к власти в Молдове не пропустили. И эта, извините, тесная тусовка, связанная родственными связями, дальними знакомствами, общим бизнесом, делит власть, изображая политические процессы.

— На ваш взгляд, как долго они еще будут править страной?

— Боюсь, что очень долго. Дело в том, что смести их могла бы только революция. Но, как сказал один из идеологов Партии коммунистов господин Ткачук, «мамалыга не взрывается». И здесь можно очень долго творить все, что угодно.

— Я думаю, сейчас население Молдовы не готово к революции.

— Абсолютно не готово. Больше ничего нет. Обанкротить государство в наших условиях невозможно: Молдова уже и так банкрот, падать дальше некуда. Население будет ездить на заработки, куда пускают. Пока пускают в Россию, более-менее в Португалию, Италию.

— Если предположить, что все-таки скоро пройдут новые парламентские выборы, на ваш взгляд, какой может быть расклад сил на выборах?

— Те исследования, которые я видел, не внушают мне доверия. Как человек, руководивший когда-то социологической фирмой, могу вам сказать, что настоящее исследование, под которое люди дают деньги, чтобы получить реальную информацию, выкладывать в открытом доступе никто не будет. Выкладывают чисто PR-исследования, которые рекламируют ту или иную партию. Рейтинги, которые в них указываются, зачастую вовсе не соответствуют действительности.

По моим оценкам (все-таки некоторый опыт оценок у меня есть, хотя я не проводил полномасштабного исследования: у меня нет сейчас такого инструмента), я думаю, правящая коалиция может потерять совсем немного. Но повторяю, ее потери будут минимальны. Ни о каком ренессансе оппозиционной Партии коммунистов речи не идет. Они могут отвоевать 1-2 мандата.

— Понятно, правящая коалиция сохранит свои позиции.

— Правящая коалиция сохранится, но это тоже не коалиция: ее разрывают противоречия.

ИСТОЧНИК:  rus.ruvr.ru

См. также: