Василий ЛихачевДЕПУТАТ ГОСДУМЫ – ОБ УДАРЕ «ПОД ДЫХ» ДЛЯ ОБАМЫ, ФЕНОМЕНЕ СНОУДЕНА И О ТОМ, ЧТО МОГУТ ПРИНЕСТИ МИРУ ТРАГИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ В ЕГИПТЕ

Недавний отказ Барака Обамы от двусторонней встречи с Владимиром Путиным, по мнению депутата Госдумы Василия Лихачева, вызван тем, что нынешний президент США является жертвой очень тяжелого наследия, которое осталось от периода власти Буша. По мнению Лихачева, в прошлом дипломата, Обама остается заложником тех процессов, у руля которых стояли – и стоят сейчас – антироссийские силы. В интервью газете «БИЗНЕС Online» Лихачев рассуждает о том, выиграл или проиграл Путин, не выдав Штатам знаменитого экс-сотрудника ЦРУ, почему американцы упустили из-под контроля происходящее в арабских странах и Турции и почему пахнет порохом реформа РАН.

ОТ ОТНОШЕНИЙ МОСКВЫ И ВАШИНГТОНА В ЭТОМ МИРЕ ЗАВИСИТ ОЧЕНЬ МНОГО

— Президент США Барак Обама отказался от двусторонней встречи с Владимиром Путиным. Хотя Обама приедет в Санкт-Петербург, где в начале сентября пройдет саммит 20 ведущих экономических держав мира. Основная причина отмены визита в Москву  бывший сотрудник ЦРУ Эдвард Сноуден, получивший временное убежище в России. Вашингтон также недоволен жесткой позицией российских властей по некоторым другим вопросам, включая, например, проблему развертывания американской ПРО. Василий Николаевич, почему все-таки Обама отказался от встречи и как это скажется на российско-американских отношениях?

— Тема отмены личного, персонального и заранее согласованного визита президента Барака Обамы в Москву не случайно вышла на первые страницы мировых СМИ. Казалось бы, технический вопрос, с точки зрения современной дипломатии, вдруг приобрел статус некоего камертона, который позволяет посмотреть не только на эволюцию российско-американских договоренностей, взаимоотношения Москвы и Вашингтона, но и на состояние и, главное, динамику или не динамику, эффективность или не эффективность мировых процессов.

Когда несколько лет назад Хилари Клинтон предложила в Женеве Сергею Лаврову, министру иностранных дел России, нажать на кнопку перезагрузки и выйти на новый уровень отношения, мир глубоко и облегченно вздохнул. И не случайно – ведь от отношений Москвы и Вашингтона, первых лиц нашей страны и США в этом мире зависит очень много, объективно очень много. Я бы даже сказал, что не только потому, что эти страны сегодня являются постоянными члена Совета безопасности. Именно эти две державы, плюс Евросоюз, а также государства, входящие сегодня в группу БРИКС, являются именно той движущей силой – правовой, финансовой, организационной, интеллектуальной, – которая закладывает вектора движения миропорядка в целом и регионального миропорядка в особенности.

НЕ ВИЖУ ТРАГЕДИИ В ТОМ, ЧТО ВСТРЕЧА ОБАМЫ И ПУТИНА НЕ СОСТОИТСЯ

— Может быть, мои слова прозвучат сейчас парадоксально, но я не вижу большой политической трагедии в том, что встреча Владимира Путина и Барака Обамы не состоится. Почему? Барак Обама является жертвой очень тяжелого наследия, которое осталось от периода власти Буша, и в известном смысле заложником тех процессов, у руля которых стояли – и стоят сейчас – антироссийские силы. И он, безусловно, является заложником противоборства между республиканской и демократической партиями, за которым в открытую наблюдает весь мир. Не надо применять увеличительное стекло, не надо препарировать эту ситуацию – и без того видно, что Обама очень трудно проходил выдвижение на второй срок, и сегодня эту тяжесть он ощущает. Будь то проблема принятия американского бюджета, утверждение в конгрессе и сенате социальных программ, особенно медицинской – все идет очень и очень сложно. У нас создается впечатление, что команда Обамы пошла на этот шаг, на отмену встречи с Путиным, в какой-то степени стремясь предотвратить обвинение в том, что Вашингтон склонил голову, сделал полупоклон перед Москвой, что признает – в случае встречи – политическую силу, авторитет Владимира Путина и, следовательно, Российской Федерации как суверенного государства.

Я не волнуюсь еще и потому, что встреча «двадцатки» даст прекрасную возможность двум президентам провести и двустороннюю встречу. Вне всякого сомнения, кабинет для этого в Санкт-Петербурге найдется. Более того, такого рода встреча Путин-Обама даже в рамках «двадцатки» даст миру очень серьезный сигнал, который я формулирую таким образом – сегодня, во втором десятилетии XXI века, находясь и активно двигаясь по политическим и экономически векторам миропорядка, нужно опираться в своих отношениях на нормы и принципы международного права. Прежде всего, устава ООН. И работать по формуле стратегического, привилегированного, улучшенного партнерства. Три «Д» — доверие, диалог, действие.

АМЕРИКАНЦЫ ВСЕ-ТАКИ УСЛЫШАЛИ ГОЛОС РОССИИ

— Так вышло, что Обама, скорее всего, по внутриполитическим вопросам был вынужден очень активно лавировать перед американским общественным мнением и занимать достаточно своеобразные позиции. И в какой-то степени отступать от первых концептуальных шагов. Сначала была жесткая позиция по ПРО. Вспоминаю политическую хронологию этого: после того, как в Армавире появилась наша станция слежения, очень мощная, которая, в принципе, обеспечивает значительный потенциал стратегической разведки, в том числе технической, — отпала необходимость в Габале. Поэтому мы, в общем-то, спокойно и без особых трат пошли на прекращение соглашений с Азербайджаном по этой станции.

Второй момент состоял в том, что американцы, в какой-то мере, услышали голос России и наши претензии к размещению компонентов американской ПРО в Румынии, Болгарии и особенно в Польше.

И третий аспект – объективно получилось так, что американцы предложили очень интересную комбинацию подключения и НАТОвских структур, и отдельных государств – членов НАТО из Европы, сформулировали концепцию встречного движения России и стран – членов НАТО навстречу друг другу. С тем, чтобы ПРО носила объективно общеевропейский характер. И могла бы решать проблемы в интересах и США, и Германии, и Франции, и России…

БАЗА НАТО В УЛЬЯНОВСКЕ И АФГАНИСТАН

— Вы говорите: НАТО и Россия в каком-то смысле пошли навстречу друг другу. Именно поэтому появился тот скандально известный перевалочный пункт НАТО в Ульяновске, под боком Татарстана?

— Да, шум тогда был… В том числе и наша фракция КПРФ в Госдуме России была против, да и все четыре партийные фракции занимали в этом вопросе схожие позиции. Но надо сказать, что размещение этой инфраструктуры – чисто логистическое. Эта НАТОвская база позволила дать какую-то экономию воздушного пространства, экономию в средствах. Предоставление таких логистических услуг со стороны России соответствовало нашим международным обязательствам. Почему-то многие, в том числе и самые жесткие критики, говоря о размещении в Ульяновске этого транспортного узла НАТО, забывают, что Россия в данном случае должна следовать и следует международным правовым обязательствам. Мы заключили по этой теме соответствующее соглашение с Германией, с Италией, с Голландией… Имеются и другие такого рода договоренности.

Я могу сказать, почему мы пошли на это. А потому, что средства и силы НАТО в какой-то степени обеспечивают экономию российского бюджета. Сказываются и на региональной безопасности.

— То есть это как?

— Такой экономии не было бы в случае не присутствия НАТОвских войск в Афганистане. Да, там очень сложная ситуация. Она часто выходит из-под контроля. Она ведет к человеческим жертвам в частях практически всех государств, которые участвуют в той или иной форме на афганском плацдарме, включая Грузию, – там уже десятки погибших. Поэтому, мне кажется, вопрос по структуре НАТО в Ульяновске достаточно хорошо и спокойно урегулирован международным правом. Хотя и сохраняются издержки морального плана.

IMG_9433.jpg
«Благодаря Сноудену правозащитное движение в мире получило мощный стимул к развитию»

СУВЕРЕННОЕ ГОСУДАРСТВО ПОД ЭЛЕКТРОННЫМ КОЛПАКОМ

— А ситуация с Эдвардом Сноуденом? Ее никак не назовешь урегулированной…

— К американской внешней политике, к большому сожалению, весьма применим образ медведя в посудной лавке – о чем я уже говорил в материале, опубликованном в «БИЗНЕС Online». К слову, где-то через неделю после этой публикации Дмитрий Медведев тоже апеллировал к этому образу. Вот насколько он красноречив.

— Может, Дмитрий Анатольевич тоже читает «БИЗНЕС Online»? И вообще ему образ медведя близок…

— Близок, конечно… Главное, что кто-то первым сказал (смеется). Вопрос со Сноуденом показал, что американская внешняя политика далеко не всегда эффективна и результативна в плане решения конкретных международных ситуаций.

Я представляю атмосферу, которая ныне царит в штаб-квартире ФБР, военной разведки, разведки военно-воздушных сил США, в объединенном разведывательном командовании… Эдвард Сноуден, этот молодой человек имеет в руках такую зажигательную смесь, которая, по меньшей мере, может испортить, да и уже испортила международный имидж США. В результате, в рамках НАТО сегодня идут такие процессы, которые американцы пять лет назад и предусмотреть не могли. Буквально в эти часы, когда мы с вами беседуем, в Берлине заканчиваются последние переговоры очень авторитетных и высокопоставленных чиновников Белого дома, министерства обороны США, Бундесвера, правительства Германии – об отмене практически всех соглашений, которые в качестве обязательств приняла на себя Германия в период объединения ГДР и ФРГ. И которыми был дан карт-бланш на проведение разведывательных операций в лице США, Англии и Франции на территории Германии. Немецкое общество сейчас просто взорвано! Как же, суверенное государство, которое является экономическим и политическим локомотивом Евросоюза, находится под электронным колпаком, под присмотром нелегальной разведки, стратегической разведки… Естественно, Меркель была вынуждена пойти на этот шаг, чтобы не потерять остатки доверия ее родной партии.

НОРМАЛЬНАЯ КОНТРРАЗВЕДКА ТАКОЙ ПИРОГ НЕ ПРОПУСТИТ

— То, что случилось сегодня, это случилось по вине самих американцев. Они выпустили Сноудена со своей территории, за пределы своей юрисдикции. Дали ему возможность сначала в Австралии погулять, затем в Китае, затем он оказался в России. Мне кажется, дело, в конце концов, не в Сноудене, а в том, что вот эта реакция мирового сообщества на поведение молодого человека, она в предельно жесткой форме показывает американцам, чего они во главе со своим президентом стоят на самом деле… Сторонники демократических процедур им дают понять: эпоха холодной войны закончилась. Причем эта ведь эпоха холодной войны номер два – в отношении своих союзников! Это вообще абракадабра! Такое очень редко можно встретить в истории современных международных отношений. Продолжается холодная война, ее инициатор, идеолог и проводник – США…

— С вашей точки зрения, правильно поступил Путин, что не выдал Штатам Сноудена?

— Из открытых источников известно, что наши структуры – я имею в виду ГРУ при генштабе российской армии, ФСБ, служба внешней разведки, какие-то иные структуры в разработку этого парня не брали…

— Ну, Василий Николаевич!..

— Первоначально в разработку этого молодого человека они не брали. Он ведь не был, говоря специфическим языком, каким-то агентом влияния… или информационным источником российских спецслужб.

— До тех пор, пока не оказался у нас в Шереметьево… Из аэропорта он исчез, его не мог там отыскать ударный батальон журналистов… Так где был Сноуден?

— Бургеры кушал, в McDonald’s питался на территории Шереметьева (улыбается). Конечно, нормальная контрразведка такой пирог, как Сноуден, не пропустит. Но у меня создается впечатление, что вся эта история со Сноуденом даст толчок очень интересному повороту в гуманитарной сфере. Правозащитная ситуация в мире изменится. Я имею в виду направленные против России резолюции, которые принимает европейский парламент, документы, которые принимают парламентская ассамблея НАТО, европейский суд по правам человека… Этот суд проводит довольно специфическую политику по обращениям российских граждан. Но ситуация со Сноуденом позволяет, прямо или косвенно, перекинуть волну критики на западные страны. России теперь есть чем ответить на шквал критики от западных правозащитников, переадресовав им аналогичные вопросы, о чем стоило бы крепко задуматься Лондону, Парижу, Берлину, Вашингтону… Ведь мы действительно живем во взаимосвязанном мире. Информационные потоки, особенно благодаря интернет-ресурсам, социальным сетям, могут произвести настоящую бурю…

ВОРОТА МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ ДЛЯ КОНТАКТОВ ОСТАЮТСЯ ОТКРЫТЫМИ

— Василий Николаевич, значит, отказ Обамы ехать в Россию можно трактовать, как признание ее силы? Это выигрыш или проигрыш России?

— Я бы не стал так ставить вопрос. Во внешней политике утверждение, что эта сторона выиграла, а та проиграла, затрагивает весьма чувствительные струны. Мне кажется, что Путин себя ведет очень рационально. Неслучайно, оценочные вещи озвучивает бывший посол РФ в США, помощник президента РФ по международным делам Юрий Ушаков, с которым мы, кстати, хорошо знакомы…

Путин ведет себя корректно, хотя изначально он… не хочу сказать – антиамериканист, но, с другой стороны, у него специфическое отношение к американской внешней политике, да и к внутренней. Потому, мне кажется, эта пауза в отношениях России и США по вектору личных связей лидеров дает возможность очень внимательно посмотреть на эти отношения, сделать еще один мониторинг самому Владимиру Путину непосредственно. Он не будет в резкой, грубой форме оценивать действия американской администрации, потому что прекрасно понимает, что Америка один из крупнейших, если не самый крупный лидер западного мира. И если Путин сейчас начнет нажимать на чувствительные точки в американской администрации, он тем самым еще больше подставит Обаму перед республиканцами. И это может стать тяжелой гирей, тем камнем, который еще глубже затянет Обаму вниз. А с американцами в любом случае нам надо выходить на решение проблем — по торговле, экологии, финансовым потокам, по иранскому, израильско-палестинскому досье, усыновлению, защите интеллектуальной собственности…

— Эти проблемы застопорятся из-за отказа Обамы приехать в Москву?

— Если говорить откровенно, Обама как бы послал Путину и России такой сигнал: ребята, вы уж покорректнее, учтите, что у нас тоже есть свои интересы… Думаю, этот сигнал, он будет понят и будет принят. Не случайно Ушаков, сразу после того, как появилось сообщение об отказе Обамы от визита в Москву, сказал: приглашение остается в силе, ворота Московского кремля для контактов остаются открытыми, Обама может сюда приехать. Насколько я могу судить, такого рода встреча могла бы быть в самое ближайшее время или на полях очередной сессии Генеральной ассамблеи ООН, или же где-то в конце года в Европе.

А ТУТ ЕЩЕ ТАКОЙ «УДАР ПОД ДЫХ» ДЛЯ ОБАМЫ

Скажите ваше мнение: поступок Сноудена все-таки героизм или предательство? 

— Это зависит от того, какие критерии учитывать. Скажем, с точки зрения американского закона Сноуден, конечно, перешел какую-то границу, тут надо быть объективным. С другой стороны, та информация, которая уже вышла, — это еще не все, подача ее наверняка будет продолжена другими людьми, этот информационный багаж наверняка будет распаковываться разовыми порциями, большими и маленькими. Хочу подчеркнуть – другими людьми. А сам Сноуден должен будет подтвердить взятое на себя обязательство не поносить Америку. Но есть же и другие силы…

Я могу прогнозировать, что правозащитное движение в мире, тема прав и свободы человека получит теперь мощный импульс к движению: мы не можем быть свободными, если нас сопровождает «большое ухо», глобального масштаба, с применением огромного количества техники, которая летает, ползает, плавает… Эта история должна проецироваться на Всеобщую декларацию прав человека 1948 года, Пакт о правах человека 1966 года и другие документы такого рода. Хотим мы или не хотим это признавать, но Сноуден внес большой вклад в борьбу за права человека, обострил связанные с ней темы.

— Можно предсказать, какой будет его судьба? Не убьют ли его?

— Думаю, таких крайностей нельзя допускать. Хотя спецслужбы такие приемы применяют, со ссылкой на то, что, дескать, да это рядом с ним случайно оказался какой-то психбольной… Но Сноуден сильно засвечен, он получил мощную поддержку. Я даже не исключаю, что, может, через год, другой, какая-нибудь международная организация даст ему премию за укрепление мира.

Американцев не любят, но без них не решается ни одна большая проблема. А тут они получили такой «удар под дых», что называется, и сам Обама, и конгресс, и американская контрразведка, которая, судя по всему, не справляется со своими прямыми обязанностями.

Я думаю, что Сноуден в США не вернется. И в России тоже надолго не останется. Скорее всего, его приютит одна из англоговорящих стран, не имеющая с США договора о выдаче.

— Тяжелую жизнь он сам себе устроил…

— Очень тяжелую. На моей памяти это первый случай, когда американец – отец Сноудена – говорит, что Путин поступил правильно, по-человечески. Это позиция американца. Это говорит свободный человек об очень трудной гуманитарной проблеме. Его сын, родная кровь, находится на расстоянии… Еще раз хочу повторить, что благодаря Сноудену правозащитное движение в мире получило мощный стимул к развитию. Получило доказательство, что проблемы обеспечения прав человека актуальные, их можно решать, только если власть будет справедливая, честная.

АМЕРИКАНЦЫ УПУСТИЛИ СИТУАЦИЮ ИЗ-ПОД КОНТРОЛЯ

— Очень интересна ваша оценка того, что происходит в Иране, Сирии, Египте, Турции…

— Очень хороший, фундаментальный вопрос. Как часто бывало в истории международных отношений XXI века, американцы и их союзники упустили ситуацию из-под контроля. Причем упустили без серьезного анализа последствий, когда они замышляли план вот этих цветных революций. Да, были проблемы в Тунисе, в Алжире, в ряде африканских стран. В Египте все устали от Мубарака. В Сирии была определенная усталость от Асада Башара. Но все эти назревшие проблемы надо было решать с помощью демократических процедур. Если бы, например, американцы содействовали проведению полноценного референдума, который опирается на международные процедуры, им бы сказали «да». И можно было бы мирным путем, легитимно содействовать изменению власти. Но когда внешние силы вооружают, вообще вступают в самой грубой форме в конфликт с принципами международного права…

Такую свою политику американцы попробовали на регионе под названием Косово. Получилось. Несмотря на то, что возражали и отдельные страны Евросоюза. Но ведь в Косово было убийство, была кровь на руках лидера. И что мы там имеем сегодня? У Косово первое место в Европе по незаконным валютным операциям, по незаконной торговле оружием, по проституции, по наркотрафику… Ребята, вы специально говорите международному сообществу, что эта страна обладает полным суверенитетом? Да сегодня, как только Евросоюз выведет оттуда свои структуры, все, иллюзии развеются! В прошлом году я участвовал в международной экономической конференции в Словении. Туда прибыл премьер-министр Косово Хашим Тачи. И на пресс-конференции журналисты в упор спрашивали его: «Вы считаете, что у вас есть полное право в качестве одного из лидеров Косово находится здесь, в присутствии разных делегаций, международного сообщества?» Легкая тень сомнения на лице, легкая… Он никак не мог сказать одну вещь, которую и не должен был говорить. А ответ его свелся к такому: ну, они же разрешили… Я видел реакцию посла Бельгии, представителя Америки… Кого он имел в виду? Своих прародителей, имена которых известны…

Мне кажется, самая большая беда, самая глубокая вина на западном сообществе – та, что там, не зная конкретной ситуации на местах, – на Ближнем и Среднем Востоке, не предвидя, не обладая серьезным прогнозом, к чему могут привести эти действия, не проведя соответствующей кампании в поддержку такого внешнеполитического курса США, закрутили этот буран. Который уже что-то смел… Сегодня мы видим, что из-за этой неразумной, недалекой, нелогичной политики, в мире создан… даже не пояс, а какая-то непонятная конфигурация антибезопасности.

Мы раньше перечисляли риски, которые существуют в международной сообществе, — ядерное оружие, организованная преступность, голод, болезни типа СПИДа. Но здесь же совершенно иная ситуация, совершенно иной инструмент влияния на людей, который в принципе не решает самых важных, жизненных проблем человека – здоровье, питание, жилье, благополучие семьи, образование… Да, американцы виноваты, что пошли по этому пути, но, я думаю, что нашей внешнеполитической службе, и не только внешнеполитической, конечно, надо было предвидеть вот эти трагические шаги…

12 февраля этого года Путин подписал концепцию внешней политики. Так совпало, что в этот же день Обама опубликовал свою внешнеполитическую оферту – очень маленькую, очень куцую, в которой Россия была обозначена так, мимоходом. В российской концепции Америка хотя бы стояла на втором месте, на первом – страны СНГ, на третьем – Евросоюз и так далее.

Я внимательно прочитал концепцию Путина и понял, что сегодня за ее реализацию должны отвечать не только МИД, не только министерство экономического развития России, но и практически все федеральные министерства и ведомства. Потому что в каких-то вопросах нужна информация службы внешней разведки, в каких-то – анализ ситуации от академии наук… Сегодня надо не вытаскивать из РАН институты физического профиля РАН, а объединять академию, настраивать на серьезную, глубокую, в том числе методологическую, работу, с учетом современных вызовов.

Мне кажется, международному сообществу, как это уже бывало, придется исправлять ошибки американцев и их союзников. Это очень трудно. И не исключаю, что одну из главных лидирующих функций придется выполнять России и ее президенту.

IMG_9419.jpg
«Сегодня без парламентской дипломатии очень трудно представить жизнь страны. Хотя многие смотрят на нее пессимистично»

ЭТО ВЫЗОВЕТ ОГРОМНЫЙ ПОТОК НАРКОТРАФИКА

— Есть надежда, что полыхающие пожары, в том же Египте, можно загасить? Там гибнут сотни людей…

— Круги от этих событий идут очень серьезные. Что может объединить, сблизить людей? Объединение может произойти на основе решения какой-то серьезной проблемы. В ближайшей перспективе такая проблема, которая касается, пусть не всех 192 членов ООН, но многих, — это Афган. Начнется в 2014 году вывод войск оттуда, и это даст стимул и талибанскому движению, и Алькаиде, и другим как бы распрямить плечи и начать очередные деструктивные политические движения. Это вызовет огромный поток наркотрафика. Это может снести безопасность Таджикистана. Это может привести к очень негативным последствиям в Узбекистане, Казахстане. В регионе нет устойчивости… Плюс добавятся проблемы с Афганистаном. Плюс противоречия, которые до сих пор существуют между Индией и Пакистаном, связанные с курсом нового президента Ирана на проведение иранской ядерной программы – Иран до сих пор не принял подходы МАГАТЭ.

Мир должен объединиться. Не знаю, может, Бжезинский, может, Киссинджер, может, еще кто-то придумали ситуацию, которая все сильнее закручивается, а не раскручивается, чтобы на последней стадии раствориться. А чем больше она закручивается, тем сильнее будет взрыв. Это будет не хлопок конфетти, а очень серьезный взрыв, который усилит неустойчивость. Современный мир болен. И если это не поймут Совет безопасности, Генеральная ассамблея ООН, будет всем очень плохо. И даже ресурсов Российской Федерации не хватит, чтобы выйти из этой ситуации.

ПРОТИВ ЕВРАЗИЙСКОГО СОЮЗА АКТИВНО ИГРАЮТ КИТАЙ, ЕВРОСОЮЗ И АМЕРИКАНЦЫ

— Какие перспективы имеет Евразийский Союз?

— Вы знаете, что три государства – Россия, Казахстан и Белоруссия – выступили в поддержку создания Евразийского экономического союза. 1 января 2015 года должна закончиться тарификация действующего законодательства. И тогда юридически должен появиться новый союз государств…

Но на пути реализации этой идеи возникли очень серьезные трудности. Проблема строительства Евразийского экономического союза стала международной. Достаточно активно против этого проекта выступает Китай, который не хотел бы, чтобы, скажем, Кыргызстан, а вслед за ним Таджикистан вошли в Таможенный союз и стали полноценными игроками на пространстве постсоветской интеграции. Китай ведет сегодня активную интервенцию, и не хотел бы иметь в лице вот этих трех президентов – Путина, Назарбаева и Лукашенко – своих политических противников. Но жизнь заставляет двигаться по этому пути.

Кроме Китая активно против Евразийского союза играют Евросоюз и, конечно, американцы. Запущены разного рода тезисы, в частности, что Путин выстраивает новую империю, что путинская Россия стремится стать колониальной державой и намеревается получать огромные дивиденды, не принимая во внимание и нарушая суверенитет стран — бывших республик СССР. Дискуссии на эти темы публикуются практически в каждом номере Washington Post, The Times, звучат на BBC… Даже такой, в принципе нейтральный, канал, как Euronews, и то иногда опускается до этого уровня – с тем, чтобы кольнуть Российскую Федерацию и ее руководство обвинениями в имперских замашках…

Но почему тот же Евросоюз сегодня может активно  выстраивать область свободной торговли с США? Вот это будет монстр, который встанет вровень с Европейским банком реконструкции и развития, с Международным банком реконструкции и развития, со Всемирным банком… Получается, им можно осуществлять вот такого рода проекты, а России, Казахстану, Белоруссии надо только прислушиваться к достаточно демагогическим, не построенным на уважении к нормам и принципам международного права высказываниям?..

— Татарстан может помочь построить Евразийский союз?

— С моей точки зрения, Татарстан может сыграть активную роль в преодолении трудностей этого строительства. Это может позитивно выстрелить! Потому что сегодня в экономике республики, пусть не так масштабно, как хотелось бы, но нужный вектор заложен, есть философия современного инновационного развития. Есть у Татарстана и хорошие международные связи, опыт, традиции и, что очень важно — менталитет. Татарстан может показать, как развиваться, как строить диалог с центральной властью, как работать на принципах взаимного уважения, работать прагматично, эффективно… И учитывать при этом триаду интересов: всего государства, самой республики, ее многонационального населения, и разного рода корпоративные интересы.

Я думаю, что в рамках строительства Евразийского экономического союза Татарстан даже мог бы принять один из будущих органов этого союза. Сегодня в Москве создана Комиссия таможенного союза, которая работает на принципах наднациональности. Решения этой комиссии, коллективного органа, является обязательным по ряду вопросов. И Татарстан мог бы, например, – с учетом того, что в республике очень хорошие экономическая и юридическая школы, – стать аналитическим центром, разработчиком программ для Евразийского союза.

ВТО: УЖЕ ПОСТАВЛЕНА ЗАДАЧА «СГНОБИТЬ» РОССИЮ

— Василий Николаевич, многие предприниматели, судя по их отзывам, вступление России в ВТО отнюдь не приветствуют…

— Прежде всего должен сказать, что и Путин, и Медведев взяли перед международным сообществом очень серьезные обязательства. Более того, первые переговоры по ВТОшному комплексу в Брюсселе проводили мы вместе с Максимом Медведковым, руководителем делегации на переговорах о вступлении России во Всемирную торговую организацию.

— Вашему парламенту не позволили даже нормально изучить документы, связанные со вступлением в ВТО…

— Естественно, документ, который состоит из 1600 страниц, статей, дополнений, приложений, невозможно прочитать за два дня, как предложили это сделать депутатам Думы.

— И за месяц не прочитаешь – это же не детектив, а документы…

— Мне кажется, даже компьютер допустил бы сбой… Наша фракция ставила вопрос: давайте мы все изучим. Я не знаю статистику, наверное, ее и нет, но могу допустить, что в стране не более десяти человек глубоко изучили этот документ и могут его комментировать.

Вот для того, чтобы после вступления России в ВТО помочь, прежде всего, бизнесу, я стал соучредителем Международного института проблем ВТО. Этот институт предполагает активное общение с представителями промышленных, финансовых, банковских кругов, малого и среднего бизнеса, чтобы научить их ориентироваться и выживать в условиях ВТО. Мы делаем ставку на прикладные задачи – как, опираясь на правила и нормы ВТО, идти в суды и выигрывать процессы.

— А в качестве адвокатов сотрудники вашего института будут выступать?

— Я сам не адвокат, но ведь важна и политическая поддержка. Это нормальный цивилизованный лоббизм, который принят в Евросоюзе.

Возглавляет институт доктор юридических наук Игорь Зенкин, мой близкий друг, очень известный адвокат, который сегодня помогает Газпрому в его спорах в Европе. Первая презентация нашего института прошла в Санкт-Петербурге, вторую планируется провести в Казани. Наша республика имеет все возможности стать площадкой, причем активной площадкой освоения права Европейского союза и права ВТО. Считаю, нам надо срочно не факультатив вводить в Казанском университете, а открыть кафедру иностранного права. Выпускники юридического факультета должны знать не только российское законодательство, но и право ВТО, право Евросоюза и международное право. Сегодня это четыре столпа… Иначе мы никакого реформирования российской экономики не достигнем.

— То есть срочно нужны специалисты, которые глубоко разбираются в праве ВТО?

— Несомненно. Уже потому, что мы прогнозируем, что количество исков к российским предприятиям, российскому бизнесу будет увеличиваться кратно в ближайшие годы. И что, нам придется обращаться к американским юристам? А эти иски уже идут – в Парижский арбитраж, в Лондонский… Юридические лица стран–членов Евросоюза уже поставили задачу сгнобить Россию – через наше незнание, через наше субъективное толкование норм и правил ВТО… Прикладной аспект в этой ситуации очень близко подошел к идеологическому. Нас будут обвинять, что мы нация неграмотная с юридической точки зрения, что мы не знаем правил ВТО. И самое важно – будут страдать наши предприятия, в том числе и казанские. Вот сейчас заканчивается конкурс «100 лучших товаров России», в котором участвует и Татарстан. Кто будет защищать наши, даже лучшие, товары на международной арене?..

Мы уже вошли в воду, уже стоим по шейку в правовом поле ВТО – пора начинать уверенно плыть. Как депутат, я ставлю задачу в отношении нашей республики и других российских регионов – научить бизнес ориентироваться в правовом поле ВТО. Пока он беспомощно барахтается и оказался беззащитным перед жесткой конкуренцией Запада.

НЕОБХОДИМО ПРОВЕСТИ МОНИТОРИНГ 13 АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ КОНВЕНЦИЙ ООН

— Как работает сегодня парламентская дипломатия? Похоже, в основном все происходит за кулисами – во всяком случае, эта деятельность СМИ не освещают так охотно, как, например, парламентские скандалы, связанные, скажем, с Владимиром Жириновским, Александром Сидякиным…

— За несколько дней перед нынешним приездом в Казань я встречался с председателем Госдумы Сергеем Нарышкиным. У него в кабинете идет большой ремонт, и спикер Думы устроился пока чуть ли не в приемной. Я к нему зашел, он подписывал бумаги. Говорит – завтра улетаю в Барселону, я там ни разу не был. Я сначала удивился, он же бывший председатель федерации плавания РФ. А поскольку сам я только что из Барселоны приехал, то сказал о том, что мне там очень понравилось – город, все зелено, и на каждом шагу: «Казань-2015, Россия»! Наверное, ничто больше так не поработало на популяризацию Казани, чем старты пловцов в Барселоне. Там в бассейнах на каждой тумбочке – про наш город. Туда приехала делегация из Татарстана, президент РТ…

Большой путь мы прошли с тех времен, когда только начали формировать международный имидж Татарстана. Ведь многие вещи тогда инициировал Госсовет…

— А точнее председатель Госсовета, юрист-международник Василий Лихачев…

— Я помню, приехал в Казань господин А.Чернофф, голландец, он был тогда председателем комитета регионов Европы. Когда в аэропорту я его провожал, он минут 30 в любви к Татарстану признавался… Уже тогда закладывалась формула участия парламентариев в международных делах. Сколько мы тогда подписали договоров о сотрудничестве, сколько было поездок, хотя бюджет у Госсовета был очень скромный.  Удалось обеспечить вступление РТ в Ассамблею европейских регионов.

Сегодня без парламентской дипломатии очень трудно представить жизнь страны. Хотя многие смотрят на нее пессимистично.

— Соперники!

— Наверное, воспринимают нас именно так. Но у нас есть хорошая нормативная база по внешней политике России 2013 года. В принятой внешнеполитической концепции четко сказано: есть официальная дипломатия государства, есть дипломатия публичная – в лице общественных организаций, неправительственных структур, и есть дипломатия парламентская. Причем, когда шла подготовка внешнеполитической концепции, министр иностранных дел России Сергей Лавров запросил наши пожелания. И то, что я написал тогда для МИДа, вошло в концепцию.

— А что вы предложили?

— Раньше говорили, что дело российского парламента – ратифицировать – или денонсировать международные соглашения. Я пошел дальше – написал, что надо подключать Госдуму к исполнению серьезных внешнеполитических функций. Например, мы три года назад на одной из сессий Межпарламентского союза поставили вопрос о том, что необходимо провести мониторинг 13 антитеррористической конвенций ООН. После такого анализа обнаружится интересная тенденция: государства, которые больше всего говорят о борьбе с терроризмом, не являются участниками многих конвенций. Они их не подписали, а если подписали, то не ратифицировали, а если ратифицировали, то не пропускают в практику.

Такая же ситуация с блоком международных договоренностей по борьбе с ядерным оружием. Американцы международную конвенцию о запрещении испытаний ядерного орудия 86 года не подписали. Когда мы у американских парламентариев, конгрессменов спрашиваем: что мешает? – они заявляют: а у нас есть внутренний документ, политическое обязательство США не испытывать этот вид оружия. Я возражал: но многие из вас имеют юридическое образование, вы же можете увидеть разницу между морально-политической договоренностью и юридическим смыслом. Уходят от вопроса…

То есть парламентская дипломатия констатирует наличие серьезных проблем – и дает сигнал правительству Российской Федерации, что делегация РФ, которая едет на генеральную ассамблею ООН каждый год в сентябре, может проявить дипломатическую инициативу по многим вопросам международной Повестки.

Роль и значение парламентской дипломатии заключается в том, что большое количество некарьерных дипломатов становятся профессионалами: Валентина Матвиенко (Греция, Мальта), Дмитрий Рогозин (Постпред России при НАТО), Александр Вишняков (Латвия), Доку Гапурович Завгаев (Танзания, Словения), Михаил Федотов (Постпред России при ЮНЕСКО), Николай Рябов (Азербайджан, Латвия, Чехия), а также  ваш покорный слуга в течение пяти лет работал в ранге Чрезвычайного и Полномочного Посла России при Европейских Сообществах в Брюсселе. Можно привести и много других ярких примеров этой позитивной линии, которая позволяет объединять широкие политические ресурсы при решении проблем глобального миропорядка

ЕВРОПАРЛАМЕНТ БОЛЬШЕ И БОЛЬШЕ НАЧИНАЕТ ОЩУЩАТЬ ОПАСНОСТЬ НАЦИЗМА

— Я написал Сергею Лаврову, Сергею Нарышкину записку, посвященную одной такой дипломатической инициативе. Какая идея? Через два года, в 2015-м, будет – так совпало – 70-летие окончания второй мировой войны и 70-летие ООН. Это события, исторически связанные. Причем в рамках этих дат можно рассматривать и другие серьезные вопросы. Например, о росте фашистской и нацисткой идеологии, распространении этой настоящей гадости, политического СПИДа на молодежь. Молодые могут не знать, что Советский Союз внес главный вклад в Победу, они могут говорить, что это американцы победили – они же сбросили атомные бомбы на города Японии. Даже есть попытка подвести к мысли, что 6 и 9 августа 1945 года бомбардировки Хиросимы и Нагасаки имели под собой легитимную основу – американцы боролись за нас, за то, чтобы сегодня был светлый, солнечный мир… Или, скажем, выходит страшный учебник истории, в котором пренебрежительно написано, а что, дескать, Россия сделала для Победы? Это Америка ей давала по ленд-лизу тушенку, ботинки и прочее…

Поэтому в юбилей можно было бы поднять и эти проблемы, о чем мы говорим своим коллегам из Европарламента. Они, кстати, начинают все больше и больше ощущать опасность нацизма. Тем более, что его проявления сегодня наблюдаются не только в Латвии, в Эстонии… Захвачена по-настоящему Бельгия, захвачены Нидерланды… И это все происходит на глазах у международного сообщества.

Мы говорим, что надо же, наверное, поставить точки над «i». Давайте мы примем международный закон либо декрет о том, что повышается ответственность за нарушение принципов международного права. А не только за конкретные нормы. Например, если государство нарушило границу, и две страны провели переговоры, заключили соглашение о выплате компенсации  — это конкретная норма. А принципы – это большие идеологические категории, не каждый еще поймет, где там нарушается принцип суверенного равенства, где нарушается принцип невмешательства во внутренние дела…

С моей точки зрения, потенциал интеллектуальной парламентской дипломатии очень высок. С другой стороны, мы могли бы – о чем я тоже писал в своей записке, – более активно работать по вектору мониторинга, обеспечения контроля за осуществлением Российской Федерацией международных обязательств.

Вот у нас есть федеральный закон о международных договорах РФ. И там есть такая любопытная норма – если принимается решение до официальной ратификации такого договора начать его временное применение, то в течение шести месяцев этот договор должен быть внесен на ратификацию Госдумой.

Но – сплошь и рядом идут министерства, одно, другое… пятое, – на нарушение этой нормы. Даже по договорным соглашениям на постсоветском пространстве со странами СНГ. Мы пишем, обращаем внимание того или другого министра: вы нарушаете! В этом тоже очень большая роль парламентской дипломатии.

Поэтому я выделяю три функции парламентской дипломатии. Первая – это воспитание современной политической международно-правовой культуры. Вторая – констатация существующих проблем, где они есть. Территориальных, например. Сейчас вот Арктика и Антарктида – тоже регионы, которые могут взорвать международные отношения. Все сейчас бросились за этими лакомыми кусками. Даже крупнейший российский учёный-океанолог, мой близкий друг Артур Чилингаров с Владимиром Груздевым, нынешним губернатором Тульской области, и другими исследователями в августе 2007-го на батискафе «Мир» опустился на дно Северного Ледовитого океана в районе Северного полюса… И третья функция связана с правоприменением.

К слову, очень интересуется международными отношениями председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко – как бывший посол, как очень активный политик… Этому тренду следует и председатель Госдумы Сергей Нарышкин, и руководители региональных парламентов, в том числе, и Госсовета РТ.

IMG_9433.jpg
«Все нормальные люди говорят: нельзя так обращаться с научным фондом России»

РЕФОРМА РАН: ВЛАСТЬ СОБСТВЕННЫМИ РУКАМИ СЛЕПИЛА ОППОЗИЦИЮ

— Василий Николаевич, как вы оцениваете реформу РАН?

— Правительство внесло законопроект о реформе РАН, а потом предприняло действия по вытаскивания из нее ядра, я бы даже сказал, сердца Академии наук – физических институтов. По этим действиям кабинета министров общая позиция у всех четырех фракций Госдумы России – в такой манере, в такой форме нельзя решать большую государственную проблему по реформированию Академии наук. Ну просто нельзя! Нельзя так бесцеремонно, грубо, жестко, с таким, образно говоря, ударом хлыста, след от которого останется на всю жизнь, обращаться со старшим поколением ученых. Нельзя обвинять их в том, что они едят незаработанный хлеб…

Мне кажется, Путин в последний момент уже почувствовал, что здесь пахнет порохом. И я знаю, что очень большую роль, чуть ли ни одну из самых главных, сыграл Евгений Максимович Примаков.

— Он ведь встречался с президентом?

— Да, Примаков запросил по этой теме срочную встречу, они с Путиным встретились. После чего был примерно такой комментарий Путина: Евгений Максимович, спасибо, я начал кое-что понимать…

В появление законопроекта о реформе РАН, считаю, опять сработал этот злополучный материальный фактор. Забрать у ученых квоты на вылов рыбы для научных целей – такие квоты академия имеет. Забрать земельные участки. Забрать недвижимость, логистику, санатории и прочее, и прочее…

Мы возвращаемся на работу в сентябре, где-то 9-го будет первое заседание Госдумы. Я знаю, что очень сильно в этой ситуации переживает Нарышкин.

— Ну, конечно, он же вообще-то сам ученый, доктор наук, автор десятков научных работ…

— Все нормальные люди говорят: нельзя так обращаться с научным фондом России!

— И что будет с третьим чтением? Есть хоть один шанс, что этот жуткий законопроект полетит в корзину?

— Если бы в Белом доме была уверенность, что проект автоматом пройдет в третьем чтении, не было бы столько чиновничьей суеты вокруг него. До конца августа наверняка придумают еще какую-нибудь схему… Кто дает советы такого рода Путину, я вообще не понимаю. Нормальные люди, болеющие за страну, не понимают.

— Вроде бы министр образования и науки Дмитрий Ливанов…

— Там еще есть Андрей Фурсенко, бывший министр образования и науки. Можно сказать, он наполовину казанский – его отец уроженец Казани. Сейчас Фурсенко помощник Путина вот по этому сектору. Думаю, что при любом исходе отпечаток поведения российской власти зафиксирован нынешним поколением. Ведь Академия наук — это не только действительные члены и члены-корреспонденты. Это огромное количество студентов, аспирантов, тех, кто учится в магистратуре. Власть своими собственными руками слепила оппозицию. Да, ученые будут молчать, большинство, наверно, промолчит. Но, например, 8 сентября у них будет возможность проголосовать… На тех же выборах мэра Москвы…

Потому что люди не понимают, зачем заниматься Сколково, если в России 18 наукоградов – развитых, имеющих базу, прекрасные кадры. Нужно было только их поддержать – Новосибирский Академгородок, Серпухово… Что, Сколково – это игрушка для господина Медведева? Которому хочется войти в историю тем, что он создал такой вот суперсовременный наукоград…

Думаю, что политизация нашего общества на фоне реформы РАН получила огромный стимул. Сегодня и в Московском кремле, и на Старой площади надо принимать серьезные меры, чтобы нейтрализовать эти последствия. А последствия могут быть самыми серьезными, потому что они коснулись разума человека, положения человека в нашем обществе. Подняли и возбудили далеко не философский спор – уважает власть россиян или не уважает?

— Если уж власть так с уважаемыми академиками обошлась… Наверняка много молодых людей после этого решили уехать из страны.

— Это тоже одно из последствий. Мы теряем такой научный генофонд, который не вернешь. Эти люди уже не вернутся сюда. На месте Путина я бы, наоборот, развернул эту ситуацию на 180 градусов…

Я получил письмо из Казанского научного центра РАН: пожалуйста, озвучьте нашу позицию, мы против такой реформы! Обязательно сделаю это в Думе во время третьего чтения…

— Все-таки будет принят этот странный проект в третьем чтении?

— Сегодня ясности нет. Академиков, особенно старшего поколения, их не подкупишь. Ни дачами, ни грантами, ни зарплатой в 100 тысяч рублей. Сейчас спор перешел в новое качество – это уже спор науки и власти… Чтобы так обойтись с учеными… Этот позорный факт, как я сказал, уже вписан в историю науки, в историю России.

ПОРОЙ МНЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО ВСЯ РОССИЯ ПЛАЧЕТ…

— Каковы сегодня ваши связи с Татарстаном, чем вы можете помочь и чем помогаете республике, как депутат Думы?

— Связи с избирателями в Татарстане у нашей фракции очень крепкие. Мы создали в республике очень хорошую структуру из студентов и аспирантов юридических вузов, эти юристы ведут прием населения от моего имени, оказывают совершенно бесплатные для татарстанцев консультации.

Еще хочу сказать о том, что ко мне обратилось руководство Нижнекамскнефтехима с просьбой помочь с материальным стимулированием программ по экологии Нижнекамска, Нижнекамского района и этого предприятия. Вот сейчас я готовлю официальные письма министру финансов, министру природных ресурсов, в правительство… Будем добиваться – или в рамках бюджета, или, может быть, внебюджетных фондов.

Еще одно направление работы, для меня оно принципиальное, — поддержка оборонного комплекса Татарстана. Здесь, откровенно признаюсь, я использую и личные дружеские контакты с вице-премьером Дмитрием Рогозиным. У нас был недавно с ним разговор, я сказал: Дим, ну я же не для себя прошу! Дело в том, что в Татарстане делают очень хорошие беспилотники, а на наш рынок пытаются зайти израильтяне.

— Мы писали об этом!

— До ушей Рогозина я информацию о татарстанских беспилотниках довел. Наши отечественные технологии и отечественные беспилотники лучше израильских, которые, тем не менее, лоббируют очень активно, с большим ресурсом, с огромным даже, я бы сказал…

Вообще, направлений депутатской работы с родной республикой очень много – это и туризм, и культура, и театральное дело, и медицина… Так, при поддержке президента Татарстана мы заканчиваем разработку для нашей республики программы по борьбе с диабетом. Причем эта программа поддержана Путиным, есть его указания премьер-министру, правительству Российской Федерации. Это одна из самых распространенных болезней. Идет разговор о создании на базе Особой экономической зоны «Алабуга» производства инсулина, который сегодня в России не производят. Во-первых, отечественный инсулин будет дешевле, чем импортный. Во-вторых, в республике появятся новые рабочие места. В-третьих, в Татарстан придут инвестиции. Уже есть договоренность и по инвестициям, и по поставкам оборудования. Сейчас отрабатывается вариант, где именно поставить такой завод.

А что касается культуры — сегодня, скажем, у меня будет встреча с человеком, в архиве которого хранятся уникальные документы – ноты наших татарстанских композиторов, например… И я очень рад, что у меня достаточно хорошие связи в Москве, которые позволяют решать проблемы Татарстана. Или, по крайней мере, сфокусировать на них внимание государства.

Но что меня удручает – обратная связь часто бывает со слезами на глазах. Я хорошо знаю правоохранительные органы, сам работал в министерстве юстиции. Но столько на них идет жалоб! Столько у них нарушений! Я обязал своих помощников реагировать на каждое обращение, на каждый телефонный звонок из Татарстана. Причем поступают такие жалобы со всей республики, не только из Казани. Из Челнов много сигналов, из Нижнекамска, из сельских районов идут жалобы на полицию, на суды, на прокуратуру, на следственный комитет… Я допускаю, что человек, по которому прошел каток нашей системы, обижен. Но чтобы их было столько… Порой мне кажется, что вся Россия плачет…

Мне генпрокуратура никогда не отказывает, я туда пишу: пожалуйста, проверьте еще раз! А не так, чтобы получили жалобу – и сразу в корзину. Это же очень важно, чтобы человек был убежден в справедливости приговора, был уверен в государственной защите.

— Успехов вам!

— Спасибо!

Елена Чернобровкина

ИСТОЧНИК:  business-gazeta.ru

См. также: