Владимир Лепехин: Не будет Таможенного Союза – Украина «откинется»

Владимир ЛепехинСтроит ли Россия новую империю, замаскированную под ЕврАзЭС? Доминирует ли Москва в Таможенном Союзе? И кто еще войдет в ТС? На эти и другие вопросы «Главкому» отвечал Владимир Лепехин, генеральный директор института ЕвразЭС в Москве. Это та самая структура, председателем научного совета которой является небезызвестный советник президента РФ по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев.

Как депутат Государственной Думы (правда, еще первого созыва) и экс-руководитель Аналитической дирекции Первого канала г-н Лепехин имеет хороший дар убеждения. Однако после записи интервью сложилось впечатление, что его аргументы иногда выходят из единой матрицы экономической выгоды вступления Украины в Таможенный Союз, которую в РФ так активно пытаются навязать Киеву. Лепехин много говорит о славянской общности. Это значит одно: в Москве не считают Украину для себя потерянной…

«Стратегии внешней политики у России сегодня нет»

Владимир Анатольевич, в своей последней программной речи Владимир Путин сослался на труды Льва Гумилева. Можно ли, в таком случае считать, что на идеи Гумилева станет, в той или иной степени, ориентироваться, новая стратегия внешней политики РФ, над которой продолжают работать в Кремле?

Прежде всего, стоит сказать, что Стратегии внешней политики у России сегодня нет. Есть лишь тактика внешней политики. Причем, две или даже три разновекторных тактики. Первая уходит корнями еще в горбачевскую эпоху односторонней «дружбы» России с лицемерными и двуличными западными субъектами мирового влияния. Этот вектор на сегодня оформился в тактику «мягкой силы», выдаваемую либералами от МИД РФ за новую внешнеполитическую доктрину России, но на деле являющуюся продолжением пустопорожней болтовни о «перезагрузках» и ничегонеделания.

Второй вектор – «имперский». Он время от времени (и в последние годы все чаще) пробивается на отдельных направлениях российской политики как антитеза невнятно-кисельной позиции приверженцев тактики «мягкой силы». Этот вектор гасит отдельные, чересчур мягкие и «сливные» шаги либеральных дипломатов – и в этом его позитивное значение. Однако имперский вектор неконкурентоспособен, поскольку связан с использованием не новых подходов и средств на внешнеполитической арене, а с задействованием постсоветских арсеналов. Имперская политика бесперспективна также в контексте столь необходимой странам СНГ экономической и иной интеграции.

На фоне этих двух тупиковых векторов внешней политики в России сегодня формируется третий вектор – евразийско-интеграционный, связанный с пониманием двух фундаментальных принципов действительно новой внешнеполитической доктрины.

Принцип первый заключается в том, что постсоветское пространство должно быть полем коллективных интересов новых независимых стран, в связи с чем никакой имперской политики здесь быть не может. Группа евразийских стран должна осознать свою солидарную ответственность за мир на евразийском пространстве и суверенное развитие этого пространства. И пониманию сути этого принципа и его реализации способствует наличие целого ряда солидарных форматов взаимодействия, в которых Россия ведет себя не как неоимперия, а как равноправный и вполне корректный партнер: СНГ, ЕврАзЭС, Таможенный союз, ЕЭП, ОДКБ и т.п.

Принцип второй предполагает внешнеполитическую активность группы евразийских государств, их, если хотите, солидарную жесткость и последовательность в отстаивании своих интересов. В частности, Институт ЕврАзЭС стал одним из учредителей Клуба «Евразийская восьмерка», в котором были провозглашен тезис о «зоне евразийских интересов». И только в этом смысле внешняя политика может иметь реальную связь с наследием Льва Гумилева. Ни концепция «мягкой силы», ни имперский подход не имеют никакого отношения к идеям великого ученого.

Насколько реалистичны, на ваш взгляд, планы Киргизии и Таджикистана присоединиться к ТС ЕврАзЭС?

Эти планы абсолютно реалистичны. Более того, в ТС может вступить в скором времени также Армения.

Не так давно приходилось слышать об интересе, проявленном к ТС ЕврАзЭС со стороны Новой Зеландии. Также, предложения присоединиться или участвовать в процессе евразийской интеграции звучали во время двусторонних встреч российских и вьетнамских, а также российских и турецких руководителей. Было ли продолжение этой линии?

Разумеется, никакой Новой Зеландии в евразийском ТС никогда не будет. Однако возможны соглашения в рамках ТС и с Вьетнамом, и с Турцией, и с Новой Зеландией, и со странами, являющимися сегодня членами Евросоюза, о взаимодействии на тех или иных направлениях. Все это дело времени. Сегодня ключевой вопрос евразийского пространства – обеспечение взаимовыгодного и согласованного экономического взаимодействия России и Украины. Будет обеспечено это взаимодействие в рамках Таможенного союза и ЕврАзЭС – евразийская цивилизация состоится, не будет – сначала «откинется» Украина как суверенное и экономически развитое государство, а затем, возможно, и Россия.

«Славянское единство украинского и русского народов для постсоветской элиты сегодня – ничто»

Российская экономика сегодня не в лучшем состоянии — впрочем, возможно, у вас иное мнение — не является ли строительство союзов трудным бременем для налогоплательщиков РФ на фоне падения темпов роста?

Чиновников должно быть меньше – это факт. С другой стороны, интеграция – один из важнейших факторов экономического развития России. Не будь снятия таможенных барьеров и более или менее свободного рынка в пределах хотя бы стран Таможенного союза и ЕврАзЭС, темпы роста российской экономики сегодня были бы еще ниже.

ТС и ЕС — конкуренты, партнеры? Собирается ли Москва и ее партнеры по ТС закрывать рынок для китайских товаров?

ТС и ЕС – и конкуренты и партнеры. Китай для ТС – тоже и конкурент, и партнер.

Будет ли закрыт рынок для китайских товаров и на каких рубежах – этого сегодня в России не знает никто, поскольку решает этот вопрос уже не Россия, а группа государств, входящих в ТС.

Как Вы прокомментируете такую ситуацию — сегодня считается, что решения в ТС ЕврАзЭС принимаются консенсусом стран-членов. А что делать с пунктами 30-35 Правил Комиссии Таможенного союза, которые четко предусматривают, что решения принимаются большинством в 2/3 голосов, а Россия уже на старте имеет пакет в 57%? При том что Беларуси и Казахстану приходится довольствоваться по 21,5%.

Да, решения принимаются консенсусом, независимо от того, сколько голосов имеет та или иная страна. Пункты 30-35 правил Комиссии ТС, закрепляющие связь между экономическим весом страны и количеством голосов этой страны в руководящих структурах, ничего не дают России с точки зрения доминирования в принятии решений, но обязывают ее выделять на содержание органов ТС значительно большие суммы в сравнении с другими участниками союза.

Между Киевом и Москвой сегодня идет сложный обмен мнениями о формате сотрудничества Украины и ТС. Ваш прогноз — чем завершится этот процесс?

Украинской элите, как и элите российской, очень хочется почувствовать себя европейцами. Славянское и православное единство украинского и русского народов для большей части постсоветской элиты сегодня – ничто. И эта элита, прекрасно понимая последствия своего шага, тем не менее, делает все для того, чтобы «пощупать» свою мечту — как человек, переживший голод, стремится наесться до отвала.

Российские элиты, давно интегрированные в «G-8», «G-20» и прочие западные структуры, эту мечту уже пощупали – и остались неудовлетворенными: эквивалентного обмена российских активов на признание бывших и нынешних российских граждан полноправными европейцами или американцами не происходит.

Нынешним украинским элитам эту мечту еще только предстоит пощупать, но не более. Их в конце концов с радостью примут в Брюсселе и даже наделят некими благами. Однако уже после заключения Украиной стратегических соглашений с Евросоюзом, наступит похмелье. Евросоюз будет лепить из Украины Грецию-2 – феодальную периферию Европы.

Понятно, что многие украинцы предпочитают сегодня стоять на коленях перед евродверью, из-за которой им время от времени швыряют шоколадки, а не стоять с высоко поднятой головой на, может быть и – по европейским меркам — не богатой, но своей собственной территории. Но тут уже ничего не поделаешь: и Россия, и Украина вынуждены пройти путь блудных сыновей нашего общего отечества.

ИСТОЧНИК: glavcom.ua

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

10 − 6 =