Михаил АлександровУкраина отложила ассоциацию с Евросоюзом. Армения заявила о присоединении к Таможенному союзу. Это нанесло удар по Восточному партнерству, принятому Евросоюзом в 2008-м. Что это за проект и почему так болезненно Европа приняла его очевидный провал? Об этом «Правде.Ру» рассказал руководитель отдела Прибалтики Института стран СНГ Михаил Александров.

 

— В Вильнюсе состоялся саммит «Восточного партнерства». Как вы оцениваете его итоги? И как можно охарактеризовать в целом этот проект?

 

— Проект «Восточное партнерство» был принят в 2008 году по инициативе Польши и предполагал, что Евросоюз будет нести свет демократии в шесть постсоветских государств — Армению, Азербайджан, Грузию, Белоруссию, Молдавию и Украину, интегрируя эти страны в Европу. «Восточное партнерство» изначально носило антироссийской характер, по существу это была форма укрепления противодействия России. Особенно после августовской войны 2008 года с Грузией стало ясно, что Россия восстанавливает роль великой державы, вовлекает в свою орбиту соседние государства. Потом Россия перешла к проекту так называемой Евразийской интеграции, к созданию Таможенного союза, а между тем в стратегических установках Запада, особенно Соединенных Штатов, черным по белому написано, что они будут препятствовать интеграционным процессам на постсоветском пространстве.

 

 

Цель — не допустить создания альтернативного центра силы. Альтернативной идеологически мощной державы, которая может конкурировать с Западом в плане привлекательности — не только экономической, политической, но и идеологической.

 

 

И тогда родилась идея «Восточного партнерства», направленного на то, чтобы потихонечку, путем каких-то поощрений, грантов, совместных проектов, а потом уже и ассоциаций вовлечь соседние страны в орбиту Запада, там их закрепить, и тем самым не допустить развития евразийских интеграционных процессов.

 

Особенно это стало актуально, когда заработал проект Таможенного союза, когда стало очевидно, что он дает его участникам существенные преимущества и выгоды, и, так сказать, надо было перехватывать инициативу.

 

И тут вот родилась эта идея ассоциации с Евросоюзом, по существу — такой виртуальный проект, который Евросоюз мало к чему обязывает, зато обязывает полностью страны, которые присоединились к этому проекту. Надо отметить, что у Евросоюза достаточно много таких соглашений об ассоциации не только с восточноевропейскими странами, но и с африканскими странами-бывшими французскими колониями.

 

Эти страны являются сырьевым придатком, поставщиком мигрантов и никак особо не выиграли от этой ассоциации. Такой же проект предлагается сейчас и восточноевропейским государствам.

 

— А США имеет какое-то отношение к «Восточному партнерству»?

— Вашингтон поддерживает этот проект, там даже выразили неудовольствие, что Янукович решил приостановить участие — не в «Восточном партнерстве», а в ассоциации с Евросоюзом, потому что это — общая идеологическая установка Запада — НАТО, на то, чтобы не допустить интеграционных процессов евразийских в рамках Таможенного союза.

— Украина не подписала соглашение об ассоциации, но уже появились сообщения, что она может это сделать в следующем году, то ли осенью, то ли весной.

 

— Да, Украина может подписать соглашения об ассоциации. Но Запад реально не ожидал, что Украина чего-то потребует. Тут проявилась неграмотность тех западных руководителей, лидеров Евросоюза, которые осуществляли этот проект. Они настолько плохо знают историю, что даже не знают, насколько непредсказуемо Украина вела себя в подобных ситуациях в исторической ретроспективе.

 

Более того, они так уверены, что просто за то, что они — Евросоюз, все должны бросаться к ним в объятия. Мы сейчас видим, что многие страны Евросоюза живут значительно хуже, чем Россия. Если взять Болгарию, Румынию, так они хуже, чем на Украине живут.

 

 

А тем более, если взять Москву. Это город с более чем 10-милионным населением, здесь уровень жизни соответствует среднему германскому уровню жизни, что намного превосходит многие страны даже в Западной Европе. Испания, Португалия даже близко не стояли. Все-таки 10-милионное население — это как небольшая европейская страна, типа Греции, Кипра, Португалии.

 

Миф о том, что Евросоюз — это Эльдорадо, а на востоке — бедная глубокая провинция — давно не действует. Евросоюз пребывает в глубоком кризисе. Мы видим, какие негативные процессы происходят в целом ряде стран, таких как Греция, Испания, Португалия, Кипр, и Прибалтика, которая скатилась на довольно низкий уровень жизни, и где люди с трудом выживают. Только за счет миграции в западные страны эти страны и выживают.

 

И на этом фоне втягивают страны Восточной Европы, да еще втягивают на правах каких-то бедных родственников, то есть особенно и без прав. А хочется спросить, если уж даже полноценные члены Евросоюза в таком плачевном состоянии находятся, что ожидать от тех, кто подпишет ассоциацию?

 

А что касается исторической ретроспективы, то мы знаем, что Украина традиционно пыталась себя продать на аукционе: кто больше даст. Еще во времена Богдана Хмельницкого украинская элита торговалась с московским царством, торговалась с Турцией, с Польшей, кто предоставит лучшие условия существования.

 

Украина сейчас совершенно откровенно выставила счет европейским странам — надо 16 миллиардов долларов в год — их Украина должна получать в виде экономической помощи. И не кредитов — а реальной экономической помощи. И Запад был в шоке. То, что сейчас на этом саммите высказывают западные лидеры — это свидетельствует о том, что они просто в шоке находятся — как это Украина посмела еще чего-то требовать.

 

И еще украинцы просили, чтобы открыли рынок для экспорта стали. То есть удар будет по сталелитейщикам Европы — Европа этого делать не хочет.

 

У нас люди, более подготовленные в плане исторического образования, да и оценки современной политической ситуации. Украине предложили реальные преференции, так сказать. Вступаете в Таможенный союз — получаете это, это, это. Не вступаете — у вас отнимают это, это, это.

 

 

Единственное, что может привлечь Украину в Евросоюз на настоящий момент — это реальная крупная экономическая помощь и реальное открытие европейского рынка для основной продукции Украины.

 

— Евросоюз готов дать денег Украине?

 

— Денег-то у них нет даже на то, чтобы помогать своим полноценным членам. А тут 40-милионная Украина требует денег. Хорошо, когда Польша с Прибалтикой, с Литвой, активно требуют вступления Украины. А согласятся ли они оторвать от себя любимых, к примеру, по 5 миллиардов? Что-то я очень сильно сомневаюсь. И Англия, Франция, скорее всего, тоже не будут платить. Вот с Германией вопрос есть, конечно, но посмотрим.

 

— А почему Лукашенко не вышел из проекта «Восточного партнерства»?

 

— Лукашенко тоже любит за дорого продать свою политическую позицию. Помните, после августовской войны с Грузией в 2008 году вставал вопрос о признании Абхазии и Южной Осетии. И Лукашенко сказал, да, мы признаем, но нам надо то, то и то, а так мы не признаем. Очень похоже на Украину, надо сказать, его поведение.

 

Просто он — более разумный, чем украинская элита, политический лидер, и понимает, что на Западе ему особо ничего не светит. Он уже заранее интегрировался в евразийские экономические структуры, но при этом он всегда держит такой запасной вариант, который ему позволяет в случае чего осаждать Москву. А если Москва начинает его к чему-то принуждать, то он тут же говорит, если вы нам нефть, газ повысите в цене — все, мы уходим в «Восточное партнерство». Для этого это ему, собственно говоря, и нужно. Мы видим, что никаких там совместных проектов в рамках проекта «Восточного партнерства» Белоруссии с Евросоюзом нет.

 

— И все-таки Армения, Молдавия согласились подписать документы с Евросоюзом. Как вы оцениваете их позицию?

 

— Нет, Грузия и Молдавия парафировали соглашение с Евросоюзом. Не подписали. Украина парафировала соглашение еще год назад примерно. Как мы видим, парафирование соглашения вовсе не означает, что его потом подпишут в окончательном варианте. Но я не исключаю, что Грузия и Молдавия соглашения подпишут.

 

Эти страны не настроены на то, чтобы вступать в Таможенный союз. Грузия, как мы знаем, находится в глухой конфронтации с Россией, а Молдавия — под очень сильным румынским влиянием, поэтому там часть политической элиты Молдавии уже действует не в национальных интересах Молдавии, а в национальных интересах Румынии. Фактически они работают на поглощение Молдавии Румынией. Вот поэтому они идут на подписание. Единственное, что может помешать этому — если в Молдавии будет народное возмущение, связанное с тем, что Россия закроет въезд мигрантов, ограничит импорт из Молдавии.

 

И я думаю. После того, как Молдавия парафировала соглашение, такие шаги будут предприняты. В отношении Грузии тоже придется принимать такие меры, но это если они подпишут соглашение, потому что мы же допустили грузинские товары на наш рынок в качестве жеста доброй воли. Но если Грузия вступит полноценно в ассоциацию с Евросоюзом, то, естественно, нам придется применять меры защитного характера, потому что Грузия может превратиться в плацдарм для проникновения на наш рынок европейских товаров.

 

Что касается Армении. Армения заявила, что будет вступать в Таможенный союз — это уже официальная позиция. Президент Серж Саркисян, по-моему, занял более адекватную позицию среди восточноевропейских лидеров на саммите «Восточного партнерства». Он выступил за то, чтобы не создавать разделительные линии в Европе, а их упразднять — создавая интеграционное объединение от Атлантики до Урала. Саркисян считает, что не должно быть противоречия между интеграцией в Таможенный союз и интеграции в Европейский союз. Заявление должно быть какое-то подписано между Арменией и Евросоюзом касательно дальнейшего сотрудничества, но это будет не ассоциация, какие-то других формы сотрудничества, пока об этом информации нет. Но в этом ничего плохого нет. Россия тоже имеет договор с Евросоюзом о сотрудничестве.

 

 

— Какая позиция у Азербайджана?

 

— Азербайджан вообще ничего не подписал, кроме какого-то визового соглашения, причем не об отмене виз, а об облегчении режима выдачи виз. Такие соглашения и у России есть с Европейским союзом об облегчении взаимных поездок. В принципе ничего плохого в этом нет. Я бы не стал говорить о том, что Азербайджан придвинулся к ассоциации с Евросоюзом, более того, Азербайджану это не особо и нужно.

 

Потому что Азербайджан экспортирует энергоресурсы и достаточно зарабатывает на этом. И открывать европейский рынок для азербайджанских товаров смысла особого нет, потому что они и так туда поступают.

 

— Стоит ли России присмотреться к «Восточному партнерству»?

 

— У нас же есть соглашения с Евросоюзом о сотрудничестве. И какая разница в рамках этого «Восточного партнерства» или не в рамках. Россия же не отгораживается от Европейского союза, Россия предлагает максимально снять торговые барьеры и вести дело к созданию единого рынка — от Атлантики до Владивостока. Об этом многократно говорилось. Но, видимо Западу не выгодно пока идти на такие кардинальные изменения в своей политике. Я думаю, Россия будет создавать такой собственный интеграционный проект, уже на базе Таможенного союза. Я думаю, этот проект будет иметь успех.

 

— То есть он будет более успешным, чем «Восточное партнерство»?

 

— Да, он, безусловно, будет более успешным. Сейчас мировая ситуация кардинально меняется. Если раньше Запад был доминирующей силой на планете, то сейчас Запад обеспечивает порядка 40 процентов мирового ВВП — это Европа и США вместе взятые. Времена изменились, надо уже больше прислушиваться к мнению других игроков, к мнению других экономических и политических центров силы, так сказать, создавать более сбалансированную, многополярную систему международных отношений.

 

Поэтому и Евросоюз превратится в одно из таких экономических объединений, которых много уже вырисовывается на планете. Это и страны СЕАН и НАФТА, это Меркарус — южно-американское объединение, и Таможенный союз.

 

Видно, что Евросоюз идет куда-то не туда, все более нарастает недовольство унификацией всего и вся — норм, стандартов. Если они умные люди, то им придется где-то притормозить и немножко сдать назад. Иначе они закончат, как в свое время закончил СССР — полным развалом.

 

— Некоторые эксперты говорят, что «Восточному партнерству» осталось существовать год, максимум — несколько лет.

 

— Этот проект ни к чему не обязывает, его легко запустить и легко прекратить. Все зависит от того, насколько обе стороны — и Евросоюз, и страны Восточной Европы — будут готовы сотрудничать в рамках этого проекта. Причем это не должно касаться гомосексуализма, который неприемлем на восточноевропейском пространстве, а должно касаться каких-то общих процедур выборов, допустим, каких-то улучшений в области экономики — процедур ведения бизнеса, то я думаю, это будет вполне приемлемо для восточноевропейских стран. Если же центром этого проекта — а эта тема, вспомните, была недавно весьма обсуждаемой в масс-медиа и Украины, и Молдавии, и России — станет гомосексуализм, феминизм, ювенальная юстиция и прочая идеология, неприемлемая для Восточной Европы, то, конечно, этот проект может очень быстро схлопнуться.

 

— В 2015 году на Украине будут очередные президентские выборы, и сейчас понятно, что Янукович вряд ли одержит на них победу. Как вы думаете, кто займет его место?

 

— Я считаю, что у Януковича еще есть шанс выиграть выборы, если он сейчас резко отмежуется от Запада, перейдет в сторону Таможенного союза, под это дело будут созданы соответствующие политические силы. В общем-то, они есть в лице Партии регионов, но партию надо будет от прозападников зачистить, еще создать несколько таких групп поддержки. Это будет достаточно популярно на востоке Украины, и главное, — сразу какие-то ощутимые экономические выгоды могут быть — Россия цену на газ снизит, может, кредит какой-то выделит Украине на стабилизацию финансовой ситуации.

 

— И тем не менее на Украине очень много противников того, чтобы Украина присоединялась к Таможенному союзу.

 

— Да вы знаете, на самом деле на Украине социологические опросы дают больше сторонников Таможенного союза, а не Европейского союза. Но главное, люди достаточно не осведомлены, какие преимущества-то будут от того и от другого варианта развития событий. Поэтому, в принципе, там при правильной работе с населением количество сторонников Таможенного союза может значительно возрасти. На Украине вся пропаганда финансируется западными фондами.

 

Часть украинской элиты — олигархат — который сконцентрировался вокруг Януковича, это, конечно, прозападные люди, которые хотят легализовать себя в западной бизнес-системе, которые боятся российского бизнеса, потому что боятся, что у них отберут. Но это — мелкая кучка людей. Ну, сколько их там? 20-30 человек. Они, в принципе, не должны диктовать огромному населению Украины, куда им идти.

 

А получается, что эта вот кучка — она всем заправляет, и надо вот просто сделать так, как у нас Путин — равноудалил олигархов от власти, вот их тоже надо равноудалить. Тогда будет определенный толк. А если Янукович будет, как марионетка у этой группы людей выступать, то, в конце концов, действительно, они его сдадут. Как сдали Кучму в свое время, сдали Ющенко, они сдали Тимошенко. И его точно так же сдадут. Им же неважны персоналии, им важен человек, который их интересы представляет.

 

Вот они сейчас фактически подталкивают интеграцию Украины, а ведь интеграция Украины в Евросоюз фактически будет означать, что Янукович плохо кончит — что ему надо будет выпустить Тимошенко. То, что он посадил Тимошенко, это ошибочное решение. Но если уж такая ситуация сложилась, то теперь, если он выпустит Тимошенко, то его самого посадят.

 

А если он интегрируется в Таможенный союз, ему будут даны определенные гарантии. Тимошенко, кстати, все равно придется выпустить, но ему не будет угрожать политическая смерть и тюремное заключение.

ИСТОЧНИК:  pravda.ru

См. также: