Прорыв к новому качеству жизни. Реплика Федора Лукьянова

Screenshot_13Как украинский кризис отразился на раскладе политических сил в мире, как изменилась в свете последних событий ситуация в мировой экономике, с кем и как предстоит конкурировать России, а с кем сотрудничать: об этом — в программе «Реплика».

Когда меняется вся политико-экономическая архитектура мира, самое важное – определить, что в недрах прежней системы является прообразом нового, элементом будущего устройства. События, связанные с украинским кризисом, подчеркнули: расслоение универсальной модели на группы стран неизбежно.

Система, в которой ключи от всех основных экономических механизмов находятся в руках одной, пусть, и самой мощной державы, не выдерживает расхождения политических интересов. Полицентричный мир требует экономического оформления.

Евразийский экономический союз, который должен заработать с 1 января, вполне в духе этой задачи. Региональное объединение, призванное гармонизировать правила на огромном пространстве от Бреста до Владивостока и от Калининграда до Алма-Аты, отражает общемировую тенденцию.

Вопрос в том, обладает ли Россия, которая является локомотивом, достаточным ресурсом, волей, привлекательностью и терпением, чтобы кропотливо обустраивать и расширять пространство интеграции. Тем более, сейчас. Ведь внешние экономические условия для нашей страны ухудшаются, а соседи, потенциальные партнеры по проекту, дезориентированы, если не напуганы потрясениями, связанными с Украиной.

Россия сталкивается с острой конкуренцией других объединительных проектов. Случай ЕС очевиден. О проблемах этого союза говорится много, однако великая европейская идея сохраняет свое обаяние. Сейчас это в большей степени очень красивый и привлекательный образ, материальной основой которого служит по-прежнему высокий уровень комфорта в Старом Свете. Способность Евросоюза обеспечивать его и старожилам, и тем более новым или будущим участникам быстро сокращается. Но восприятие зачастую важнее реальности, поэтому Европа и посвящает столько усилий поддержанию легенды. Пока она работает, хотя результатом притягательной силы ЕС может стать и такая драма, как нынешнее состояние Украины.

Пока мы боролись с Евросоюзом за постсоветское влияние, к востоку от границ подрос и другой конкурент. Пекин выдвинул проект Экономического пояса Нового шелкового пути. Детальное его содержание пока неизвестно. Как часто бывает в китайской политической культуре, сначала придумали изысканную формулу, а потом начали работать над ее наполнением.

Зная обстоятельность китайских товарищей, можно не сомневаться, что скоро появится подробная программа по реализации начинания. Пекинские идеологи клянутся, что шелковый путь не направлен против кого-либо. Он лишь должен гармонизировать экономические условия от Тихого океана до Средиземноморья, и всем, мол, найдется достойное равноправное место на этом едином пространстве.

Идея прекрасная, но вопрос, как всегда, в одном – кто будет устанавливать правила по пути следования новых «караванов»? И кто, соответственно, окажется в наибольшем выигрыше? Понятно, что Китай имеет в виду собственную доминирующую роль, а проект Евразийского союза для него скорее помеха, чем полезное дополнение.

Ресурсов у Китая больше, чем у кого-либо из потенциальных конкурентов, будь то Россия, ЕС или, скажем, Южная Корея, у которой есть свои соображения по обустройству Евразии. Россия, учитывая нынешнее плачевное состояние наших отношений с Западом, будет в большей степени ориентироваться на Пекин и больше от него зависеть. Совмещение проектов – Евразийского и шелкового – неизбежно, главное – в какой форме оно произойдет. И тут России, чтобы удержать позиции и сохранить лидерство в традиционной сфере, придется делать упор не на чисто экономические, а на культурно-исторические факторы.

И речь, конечно, не об апеллировании к советскому «золотому веку». Даже те, кто по нему тоскует, понимают, что его уже не вернешь – и общества другие, и мировая экономика изменилась, и геополитическая диспозиция качественно иная. Да и страны-партнеры ценят свой суверенитет не меньше нас.

России стоит упирать на то, что это огромное пространство на протяжении последних столетий находило возможности для успешного совместного движения вперед, к прогрессу. Перед всеми евразийскими государствами стоит общая задача – обновления, прорыва к современному уровню и качеству жизни. А это не только цифры экономического роста, но и способность сохранить свою культуру, собственный набор жизненных представлений. А здесь постсоветские страны, как бы они ни стремились переродиться, как правило, сохраняют гораздо большую близость, чем кажется. И задача в том, чтобы превратить это не тормоз, а в стимул развития.

ИСТОЧНИК:  vesti.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 + девятнадцать =