Снижение рейтинга России усугубляет кризис в отношениях с Европой («The Financial Times», Великобритания)

224273129В понедельник агентство Standard & Poor’s снизило рейтинг России до уровня BB+, что на одну ступень ниже инвестиционного уровня. Moody’s и Fitch пока сохраняют рейтинг страны на инвестиционном уровне — но на его нижней границе и с «негативным прогнозом». В ближайшие недели или месяцы они вполне могут последовать примеру S&P’s.

Хотя решение S&P не было неожиданным, рынки быстро на него отреагировали. Когда о нем было объявлено, российские биржи уже были закрыты, но в Лондоне и Нью-Йорке американские и глобальные депозитарные расписки на российские акции сразу же упали. Газпром и Роснефть потеряли по 8%, а Сбербанк — 13%.

Насколько важна для России потеря инвестиционного рейтинга? Почему это произошло? И что будет дальше?

Некоторые компании — в частности Роснефть— утверждают, что рейтинги не имеют значения, так как санкции в любом случаю препятствуют новому кредитованию. Российское правительство и российские компании сейчас, действительно, отрезаны от финансовых рынков, однако потеря инвестиционного рейтинга повышает стоимость обслуживания уже существующих долгов. По данным российского Центрального банка, внешний долг государства, банков и компаний в настоящее время составляет 600 миллиардов долларов. Так как за снижением суверенного рейтинга последует снижение корпоративных рейтингов, по части этих долгов либо придется платить больше процентов, либо раньше осуществлять выплаты.

Оптимисты могли бы сказать, что Россия уже выплатила значительную часть своей задолженности, еще год назад составлявшей 730 миллиардов долларов. Однако, с другой стороны, рубль упал в реальном выражении больше, чем на 40%, и теперь оставшийся долг достигает 50% от валового внутреннего продукта, хотя год назад составлял лишь 35%.

Впрочем, экономические последствия снижения рейтинга не так важны, как его символическое и политическое значение. Фактически Россия откатилась на 10 лет назад. В 2005 году она получила во всех трех рейтинговых агентствах рейтинги инвестиционного уровня и сохраняла их даже в 2008 году, когда нефть упала втрое и стала стоить меньше 40 долларов за баррель, и в 2009 году, когда российский ВВП сократился на 8%. Присваивая российским обязательствам «мусорный» уровень, S&P ясно дает понять, что сейчас Россия сталкивается с еще более опасным кризисом, чем в 2008-2009 годах.
Существует множество оснований согласиться с пессимистической позицией рейтинговых агентств. Во-первых, цена на нефть упала со 100 долларов за баррель (уровня, на который рассчитан текущий российский бюджет) ниже 50 долларов. Во-вторых, санкции лишили Россию возможности выйти из кризиса с помощью заемных средств. В-третьих, Россия вступила в 2014 год с меньшими резервами, чем в 2008 году, и уже успела с тех пор потратить немало средств. Очень вероятно, что к концу 2016 года у России кончатся деньги, если нефть не подорожает и санкции не отменят.

Наконец, российское государство еще сильнее разрослось и стало еще более коррумпированным, что снижает эффективность и маневренность экономики. Если принять во внимание все эти факторы вместе, даже нынешний консенсусный прогноз, предусматривающий снижение ВВП на 5% в 2015 году, может показаться слишком оптимистичным. Что еще важнее, рецессия, вероятно, продолжится и в 2016, и 2017 годах — в отличие от 2009 года, когда рост быстро восстановился.

Президент Владимир Путин всегда любил противопоставлять «стабильность» 2000-х годов «хаосу» 1990-х. Теперь, когда Россия вернулась к характерным для девяностых «мусорным» рейтингам, его легитимность внутри страны лишилась этой опоры. Инфляция вновь достигла двузначных темпов, реальные доходы падают, а чистый отток капитала в 2014 году превысил 150 миллиардов долларов.

Изменит ли это российский подход к внешней политике? Необязательно. Один из ключевых элементов российской пропаганды подразумевает, что страна должна отстаивать свои ценности, чего бы ей это ни стоило экономически. Г-н Путин не может заявить российскому обществу, что экономические санкции вынуждают его отступить с востока Украины. Это не только будет крайне унизительно, но и заставит его выглядеть некомпетентным политиком, начавшим войну, выиграть которую было невозможно.

Вот почему российское правительство предпочитает повышать ставки, фактически используя украинское мирное население как заложников. Задача этой стратегии — убедить Европу, что российскому режиму нечего терять.

Новые санкции приведут к новой эскалации насилия и новым кровопролитным операциям поддерживаемых Россией повстанцев — таким, как субботний ракетный обстрел Мариуполя. Москва надеется, что Европа в итоге перейдет к политике умиротворения и отменит санкции. Тогда российские экономические проблемы ослабнут, и г-н Путин сможет выглядеть победителем — по крайней мере, на российских телеэкранах. Поможет ли это спасти человеческие жизни, сказать трудно, но история политики умиротворения в 20 веке намекает, что не поможет.

Сергей Гуриев — бывший ректор Российской экономической школы, профессор экономики парижской Школы политических наук.

Оригинал публикации: Russia’s downgrade deepens political crisis with Europe

Опубликовано: 27/01/2015 17:45

ИСТОЧНИК: inosmi.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

15 − 3 =