В Москве пройдет Первый международный фестиваль театров теней

В то время как у многих игры со светом и тенью до сих пор ассоциируются с детской забавой, профессиональный московский театр впервые за 75 лет своего существования решил создать специальный моножанровый фестиваль теневых театров. Корреспондент «МК» вдохновился программой необычного проекта и поговорил с директором Московского детского театра теней о репертуарных границах и уникальных технологиях управления тенью.

Впервые в России, и только на 4 дня, тени опустятся на столичные театральные подмостки. Доказать зрителю, что древнейшие традиции и религиозные ритуалы в сочетании с новейшими технологиями могут создать визуальный, пластический и поистине драматический мир, предстоит 7 театрам из России и Финляндии. Меньше чем за неделю московские зрители увидят 12 спектаклей, созданных в разнообразных теневых техниках — от традиционных до цифровых, посетят мастер-классы и образовательную программу.

Некогда частный и помещавшийся в платяном шкафу «Театрик Саши Луняковой» расскажет историю «Барона Мюнхгаузена». Финская ассоциация теневого театра покажет визуально-теневой спектакль о дружбе и вере в чудеса под названием «Цирк Ультима Туле», а студенты Школы дизайна НИУ ВШЭ в рамках off-программы представят 3 миниатюрных теневых постановки: «Миллиган», «Морозко» и «Хармс». Юные художники готовят зрителям необычную трактовку широко известной народной сказки, спектакль по стихотворению Даниила Хармса «Плих и Плюх», а также историю о Билли Миллигане, одном из самых известных людей с диагнозом «множественная личность».

Также в программе Shadowfest «Дочь неба» фольклорного театра «Ученый медведь» и «Аленький цветочек» по сказке С.Аксакова в исполнении артистов екатеринбургского театра «Фантастика и мечта». Сам же театр-организатор для фестивального дебюта выбрал спектакль «Шерлок» по новеллам Артура Конана Дойла «Вампир из Сассекса» и «Пестрая лента», сочетающий приемы теневого, кукольного и драматического театра.

Чтобы лучше понять, как это работает, и предположить, какой вклад детская забава может внести в историю мирового театра, мы поговорили с директором Московского детского театра теней Маргаритой Модестовой.

— Театр теней существует без четверти целое столетие и даже может похвастаться изобретением собственной технологии — «русская тень». Объясните, в чем ее уникальность?

— В отличие от китайской теневой куклы, цветной и прозрачной на просвет, так называемая «русская тень» — непрозрачная, силуэтная. Такую куклу не нужно плотно прижимать к экрану, а тень от нее может увеличиваться или уменьшаться в зависимости от расстояния до источника света.

Управлять ей может один артист (китайской куклой управляют два-три человека). Но есть свои нюансы: она привязана к нижней кромке экрана и не может передвигаться по всей его плоскости. На мой взгляд, силуэтная «русская тень» выглядит более интересно и таинственно, чем цветные китайские. Она ближе к графике, и в ней, как ни странно, больше художественной выразительности.

— Специфика театра ограничивает выбор репертуара?

— Театр теней в силу разнообразия приемов способен выразить абсолютно любой репертуар, в том числе научную фантастику, фэнтези, любые сказки. Технологии позволяют показывать настоящее волшебство, и возможности ограничиваются лишь фантазией. Несмотря на то что наш театр детский — так сложилось исторически, — мы сейчас активно разрабатываем репертуар для семейной аудитории. Из последних премьер — театральный сериал и иронический детектив в одном флаконе под названием «Шерлок» и захватывающая история о блудном сыне «Ваня Датский». В планах — поставить «ужастик», что-нибудь из научной фантастики и даже классическую драматургию Шекспира и Чехова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × три =