Всадник еврейского апокалипсиса («Project Syndicate», США)

1437717348_229145908В ядерном соглашении, достигнутом Ираном и пятью постоянными членами Совета Безопасности ООН (Китай, Франция, Россия, Соединенные Штаты и Соединенное Королевство), а также Германией, речь идет не о капитуляции Ирана, как пожелал бы израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху. И оно примерно столь же несовершенно, как и любое другое заключенное соглашение между спорящими сторонами. Тем не менее, оно создает прочную основу для того, чтобы помешать Ирану производить ядерное оружие в течение ближайших 10-15 лет, а ведь это очень позитивное развитие.

Нетаньяху, если бы он того хотел, мог бы сказать, что большинство из происходящего — его заслуга. Если бы он не разжег глобальную истерию по поводу ядерных амбиций Ирана, то возможно уничтожающие международные санкции, которые в конечном итоге подтолкнули Иран к сделке, бы и вовсе не были реализованы.

Однако Нетаньяху упорно настаивал на том, что соглашение является стратегическим фиаско, ссылаясь на его неясность в таких вопросах как: механизм проверки, количество центрифуг дозволенных Ирану и условия для повторного введения санкций, если Иран нарушит соглашение. Следуя этим курсом, Нетаньяху не только упустил возможность одержать крупную дипломатическую победу; он также усилил международную изоляцию Израиля.

Нетаньяху сейчас делает все возможное, чтобы убедить Конгресс США принять «резолюцию неодобрения». Это крайне маловероятно (особенно во время предвыборного года) учитывая, что это потребует, чтобы 13 сенаторов-демократов и 48 демократических представителей шли в разрыв с президентом США Бараком Обамой. Действительно, усилия Нетаньяху добивается лишь того, что Израиль превращается во все более спорный вопрос в политике США. Это опасная игра: США нарушили желания международного сообщества для того, чтобы поддержать Израиль в прошлом, но они менее готовы это сделать в сегодняшней обстановке.

Даже если бы Нетаньяху удалось добиться такой резолюции в Конгрессе, это бы не помогло ему. Учитывая, что постановление затронет только американские санкции, оно не сможет аннулировать договор, так как отмена санкций всеми другими мировыми державами даст достаточную мотивацию Ирану для того, чтобы отстаивать свою часть сделки. Хуже того, Иран может начать заново работать над ядерной бомбой, но теперь уже с поддержкой таких стран, как Китай и Россия, в условиях все более фрагментированной международной системы.

Несмотря на очевидные проблемы с позицией Нетаньяху, было бы ошибкой полностью отвергать ее. Вопреки распространенному мнению, он не просто циничный политик в поисках повестки дня, которая отвлечет внимание от растущих внутренних проблем и конфликта с Палестиной. Его навязчивое внимание Ирану — не говоря уже о, казалось бы, иррациональном положении, которое сводит его к политически самоубийственной конфронтацией с США (главным благодетелем его страны) — истекает из глубоко укоренившегося убеждения, системы политической мысли и его собственного взгляда на историю еврейского народа.

Нетаньяху — сторонник идеологии о Еврейской катастрофе. Его представление о Еврейской истории, отражает понимание его отца, историка Бенциона Нетаньяху, который отправился в Америку в 1940-х, чтобы бросить вызов отказу союзников от спасения европейских евреев от Холокоста, и таким образом мобилизовать поддержку для сионизма. На самом деле, Нетаньяху напомнил об усилиях его отца в своем выступлении в Конгрессе США в марте прошлого года.

Но Нетаньяху не только вспоминает прошлое. Сионизм должен был означать, что евреи могли порвать со своей историей. Нетаньяху, однако, сделал так, что существование израильского государства тесно связано с прошлыми тревогами, болями и борьбой еврейского народа. И не важно, что Израиль обладает, по данным зарубежных источников, ядерным арсеналом, а также надежной экономикой и прочным союзом с самой мощной в мире страной: для Нетаньяху оно до сих пор остается старым еврейским гетто, которое пытается противостоять неустанным угрозам.

В этом мировоззрении Гоббса, угрозы могут вытекать практически из любого развития — политического, стратегического, или иного — и составлять экзистенциальные проблемы для всего еврейского народа. Единственный способ избежать катастрофы — это постоянно оставаться начеку.

Если следовать этой логике, то к рискам и вызовам нельзя относиться с целью разрешения — они должны быть привлечены в качестве напоминания для еврейского народа о том, что им стоит быть всегда на чеку. Нетаньяху бы отнесся к идеи того, что это ядерное соглашение открыло 10-15 летнее окно для творческой перестройки региональной политики, как к политическому безумию. Он бы сказал, что региональная система мира и безопасности основанная на соглашении между арабскими странами, которое включает в себя нераспространение ядерного оружия — это повестка дня наивных мечтателей, а не лидера, кому так хорошо известны уроки из истории еврейского народа.

С этой точки зрения, Палестина ничем не отличается от Ирана. Палестинский конфликт тоже неразрешим. В лучшем случае, им можно будет управлять. Учитывая, что ХАМАС контролирует Газу и укрепляет этим подозрения, что Палестина представляет собой угрозу, то эта проблема охватывает весь Израильско-еврейский народ.

Если Израиль решит отменить свой сдвиг в сторону международной изоляции и помочь построить стабильную и безопасную региональную среду, то он должен изменить свой подход. Паранойя и антагонизм должны уступить место трезвой политике. Израильские лидеры должны обсудить потенциальные стратегические компенсации с США, сотрудничать с другими полномочиями по решению того, что Иран поддерживает ХАМАС и «Хезболлу», и учитывать возможное возобновление мирных переговоров с палестинским президентом Махмудом Аббасом.

Израильской Партии Труда, которая сейчас рассуждает о присоединении к правительству Нетаньяху, следует внимательно рассмотреть, смогут ли они воспитать такую смену. Если они не смогут и никакая иная группа не станет добровольцем и не проделает эту работу, то пессимистические прогнозы Нетаньяху рискуют стать само-реализующимися.

Шломо Бен-Ами является бывшим министром иностранных дел Израиля. В настоящее время он исполняет должность вице-президента Международного центра мира в Толедо, а также является автором книги «Шрамы войны и раны мира: Израильско-Арабская трагедия».

Шломо Бен-Ами (Shlomo Ben-Ami)

«Project Syndicate», США

ИСТОЧНИК:  tehnowar.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

десять − 10 =