Россия является критически важным партнером для Казахстана

Российская специальная военная операция на Украине уже привела к тектоническим сдвигам во всей системе международных отношений.

Запад, устроив беспрецедентное санкционное давление на Россию, все еще пытается сохранить свою гегемонию в мире. Это, в свою очередь, оказывает существенное влияние на те страны, которые не желают разрывать ни политические, ни торгово-экономические отношения с РФ. Не исключение – и Казахстан. На протяжении последнего месяца он старался придерживаться строго нейтральной позиции по украинскому вопросу. В Нур-Султане прекрасно осознают, что несет за собой санкционное давление на Россию, а потому делают все, чтобы минимизировать последствия происходящего для местной экономики. При этом ни о каком разрыве торгово-экономических отношений с РФ речи не ведется, чему есть простое объяснение – Россия является критически важным партнером для Казахстана, без которого страна просто не сможет развиваться.

Для того чтобы понять, насколько экономики двух стран тесно связаны между собой, достаточно взглянуть на статистику. По данным Министерства промышленности и торговли России, в 2021 году товарооборот между странами составил около $25,6 млрд, что на 34% больше, чем годом ранее. При этом доходы от экспорта у РК были на уровне $7,1 млрд, что на 41,3 % больше, чем в 2020 году. Почти половину экспортных товаров составляла готовая или обработанная продукция, что является результатом проводимой казахстанскими властями политики диверсификации экономики и снижения зависимости от экспорта сырьевых ресурсов. В случае прекращения поставок в РФ в том числе машин, оборудования, транспортных средств (это более 26% общего объема), продовольствия (более 14%), химической продукции (примерно 15%), металлов и металлоизделий (около 14%) и пр. у Казахстана возникнут серьезные проблемы в энергетике и обрабатывающей промышленности.

Кроме того, нельзя забывать, что в 2021 году Каспийский трубопроводный консорциум (КТК), который связан с Россией, прокачал более 53 млн тонн нефти, что соответствует примерно двум третям нефтяного экспорта Казахстана. И недавняя авария на КТК только подтверждает серьезную зависимость страны от нормального его функционирования. Россия также является и крупным инвестором: за последние 30 лет она вложила в Казахстан более $40 млрд. Дополнительно к этому транспортные связи с Европой у Нур-Султана также осуществляются через территорию России, по которой проходит 80% казахстанских грузов, и компенсировать обходным дорогостоящим маршрутом через Кавказ и Турцию без потерь это направление нельзя.

К этому стоит прибавить, что накопленные российские инвестиции в Казахстане составляют около $17 млрд, а казахстанские в России – $4,6 млрд. Российский бизнес широко представлен в экономике соседней страны, а более 70% взаимных расчетов производится в рублях. Поэтому неслучайно Москва и Нур-Султан в последние месяцы и недели были постоянно на связи, обсуждая возможности дальнейшего развития отношений. Например, 10 февраля президенты двух стран Владимир Путин и Касым-Жомарт Токаев провели переговоры, по итогам которых были приняты «важнейшие решения о расширении практического сотрудничества стран», в том числе о продвижении ряда новых проектов в сферах энергетики, промышленности, высоких технологий, образования, культуры и т. д.

21 марта стало известно, что состоялась встреча советника президента РФ Антона Кобякова с первым заместителем руководителя администрации президента Казахстана Тимуром Сулейменовым, на которой обсуждались вопросы делового сотрудничества, совместные инвестиционные проекты, а также участие Казахстана в бизнес-мероприятиях в России. При этом тогда отмечалось, что страны максимально поддерживают развитие торгово-экономических отношений и стремятся завершить проект транспортного коридора «Север — Юг».

В этой связи для многих стало неожиданностью последние действия Казахстана, когда некоторым иностранным инвесторам, которые являются налоговыми резидентами России, начали блокировать счета. Кроме того, казахстанский Центральный банк выпустил новые рекомендации коммерческим банкам, в которых существенно усложнил процедуру выдачи карт Visa и Mastercard россиянам. Параллельно крупные   экспедиторские компании страны начали говорить о необходимости перенаправления экспорта в ЕС через Латвию в обход России.

Заявление же Т. Сулейменова на полях 19-го заседания комитета сотрудничества «Республика Казахстан – Европейский союз», прошедшего 31 марта в Брюсселе, и вовсе можно сравнить с эффектом разорвавшейся бомбы. Среди прочего он заявил, что Нур-Султан не станет инструментом для обхода санкций США и Евросоюза в отношении России и будет соблюдать наложенные на партнера по Евразийскому экономическому союзу ограничения. Объяснено это было тем, что Казахстан «меньше всего» хочет, чтобы к нему применялись вторичные санкции США и ЕС, а «интересы международного сообщества в лице США и ЕС важнее, чем экономический союз с Россией, Белоруссией и другими странами».

На фоне позиции большинства стран постсоветского пространства, а также помощи Нур-Султану со стороны Москвы в подавлении государственного переворота в начале года для многих подобные слова стали неожиданностью. Однако при ближайшем рассмотрении и анализе того, что было вынесено за скобки заявления официального представителя Казахстана, картина приобретает совершенно иной вид.

В данном случае следует понимать, что для Нур-Султана торговля с ЕС является знаковой в первую очередь в сфере энергоносителей. В прошлые годы в объеме казахстанского экспорта в Евросоюз минеральные ресурсы занимали около 90%. В то же время около половины импорта всегда составляли машины и оборудование, а более четверти – химические вещества. В 2021 году торговля между Казахстаном и ЕС выросла на 21% и составила $28,9 млрд, что даже больше, чем с Россией. Таким образом, Нур-Султану просто необходимо сохранить торговые связи не только с РФ, но и с Западом, так как без этого экономика страны может войти в глубокую рецессию.

Казахстан и ранее не принимал участия в санкционных войнах России и Запада. Как, впрочем, не оказывали поддержку Москве в противостоянии западным санкциям и остальные страны ЕАЭС.

С 2014 года Казахстан стремился использовать шанс, чтобы заработать на сложившейся обстановке, хотя особого результата в этом достичь не удалось, так как основным мостиком между конфликтующими сторонами долгие годы оставалась Белоруссия. Сегодня же ситуация кардинальным образом изменилась – Минск находится под не менее жесткими санкциями, а сотрудничество республики с ЕС и США практически остановлено. В подобных условиях сложно было представить, чтобы в Нур-Султане не решили использовать представившуюся им возможность заработать, о чем свидетельствуют и слова Т. Сулейменова, которые сегодня не принято широко тиражировать.

В частности, в интервью Politico первый заместитель руководителя администрации президента Казахстана напомнил, что европейские компании уходят из России «либо из-за санкций, либо из-за давления общественности, акционеров и этических соображений», но «они хотят быть где-то по соседству, и мы хотели бы быть этим соседом». Т. Сулейменов подчеркнул, что Казахстан предлагает способ не обойти международные санкции, а помочь компаниям законно продавать россиянам различные товары».  При этом он сообщил, что встречался в Брюсселе с еврокомиссаром Валдисом Домбровскисом и оказалось, что Европейская комиссия в целом поддерживает такое решение. Ничего личного, как говорится, просто бизнес.

В подобных условиях рассматривать всерьез заявления из Нур-Султана как «предательство» или «удар в спину» не имеет никакого смысла. В Казахстане есть различные политические силы, а в верхних эшелонах власти, как это ни печально, можно встретить множество русофобов. Однако это не означает, что в казахстанской столице готовы положить экономику своей страны на алтарь победы Запада над Россией. Восточная хитрость, помноженная на сложившуюся конъюнктуру и отношения к Казахстану со стороны России, являются сутью нынешней позиции Нур-Султана. Это означает, что здесь и дальше будут делать «правильные» с точки зрения ЕС и США заявления о целостности Украины, недопустимости агрессии, соблюдении санкций и пр. Однако в реальности Казахстан займется получением максимальной выгоды из сложившейся ситуации, чем в определенной степени поможет и России, где все меньше обращают внимание на слова и все больше – на реальные действия.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

4 × 5 =